Википедия психоделия – Психоделия — Википедия

Содержание

Психоделия — Википедия (с комментариями)

Википедия объявляет 2019 год «Годом Биткоина» и представляет сайт
https://bitcoinom.org — лучший сервис для покупки и хранения Биткоинов.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Психоделия (от др.-греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — фантасмагория наркотического транса,[1] вызванного приёмом психоделиков, состояние изменённого сознания, неустойчивое состояние психики[2], а также пласт контркультуры, появившийся благодаря употреблению психоделиков или какое-то очень странное явление, выбивающееся из обычного хода вещей.[3]

Сфера употребления слова

Прежде всегоК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2544 дня] слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галлюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз)[4].

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:

[5]

В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны,[6] но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств.

[7]

«Психоделия по-советски»

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

Если в Америке стремительно нарастающая молодёжная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все её участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».
[8]

Психоделия в культуре

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать таких исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, Jefferson Airplane, The Grateful Dead, поздние The Beatles и другие музыканты эры хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[9] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или psybient, характерные представители — Shpongle, Bluetech, Shulman, Entheogenic) и другие.

В литературе напрямую с психоделией связаны такие работы, как, например, произведения Олдоса Хаксли и «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа:

Лицо! Снова входит доктор, и…- чудеса, док, несчастный подопытный кролик — Кизи теперь может заглянуть в н е г о. Впервые он замечает, что у доктора с левой стороны дрожит нижняя губа, но он не просто в и д и т дрожание, он может — и, кажется, не впервые! — разглядеть, как становится крестообразным каждое мышечное волокно, отпихивая влево слабое желе губы, как волокна устремляются друг за другом назад, в инфракрасные каверны тела, сквозь транзисторные внутренности нервных сплетений, каждое по сигналу воздушной тревоги, а внутренние крючочки несчастного дурачка отчаянно цепляются за этих корчащихся маленьких ублюдков, пытаясь у д е р ж а т ь их и у с п о к о и т ь, я же доктор, передо мной опытный человеческий образец внутри несчастного дурачка показывают его собственное кино про пустыню, только каждый араб с усами из конского волоса представляет собой угрозу, — лишь бы губа, лицо оставались на одном уровне, на том уровне, который гарантировал ему медовый пузырек Официального Штукатура…

Чудеса! Он впервые обрел способность з а г л я д ы в а т ь в н у т р ь л ю д е й… Ах да, та маленькая капсула, что блаженно скользнула вниз по пищеводу, содержала ЛСД.[10]

Психоделия оказала влияние на творчество многих писателей более позднего (после окончания эпохи хиппи) периода — к примеру, Виктора Пелевина, Дмитрия Гайдука.

В целом можно отметить тесную связь психоделики с «наркоманской» литературой — иллюстрацией тому может служить творчество Ирвина Уэлша. Такой «патологический» вариант психоделии является не единственным из существующих, хотя писатели чаще всего обращаются именно к нему.

См. также

Напишите отзыв о статье «Психоделия»

Примечания

  1. Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб. : Норинт, 1998. — Авторская редакция 2009 года.</span>
  2. [slovonovo.ru/term/Психоделия Психоделия] // Словоново : сайт.
  3. Десятерик Д. Альтернативная культура : энциклопедия. — М. : Ультра. Культура, 2005. — 235 с.
  4. Крутских А. [www.e-reading.org.ua/book.php?book=136540 Психоделики сегодня.]
  5. Хофманн А. [www.fictionbook.ru/author/hofmann_albert/lsd_moyi_trudniyyi_rebienok/hofmann_lsd_moyi_trudniyyi_rebienok.html ЛСД — мой трудный ребёнок.]
  6. [www.rol.ru/news/med/news/05/12/01_009.htm У курильщиков марихуаны шизофрения прогрессирует быстрее](недоступная ссылка с 08-02-2015 (1415 дней))
  7. Сакс О. [lib.ru/PSIHO/SAKS/chelowek.txt Человек, который принял жену за шляпу] / Оливер Сакс.
  8. Данилин А. Г. LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости. — Москва : Центрполиграф, 2001. — ISBN 5-227-01464-7.
  9. Рублев С. С. [www.zvuki.ru/R/P/16210 Голоса в голове] // Музыкальная энциклопедия «Звуки.Ру». — 17.03.2007.
  10. Вулф Т. [www.ozon.ru/context/detail/id/2828585/ Электропрохладительный кислотный тест]. — Амфора, 2006. — ISBN 5-367-00213-7.
  11. </ol>

Отрывок, характеризующий Психоделия

– Я не могу сказать, я не знаю. Никто не виноват, – говорила Наташа, – я виновата. Но всё это больно ужасно. Ах, что он не едет!…
Она с красными глазами вышла к обеду. Марья Дмитриевна, знавшая о том, как князь принял Ростовых, сделала вид, что она не замечает расстроенного лица Наташи и твердо и громко шутила за столом с графом и другими гостями.

В этот вечер Ростовы поехали в оперу, на которую Марья Дмитриевна достала билет.
Наташе не хотелось ехать, но нельзя было отказаться от ласковости Марьи Дмитриевны, исключительно для нее предназначенной. Когда она, одетая, вышла в залу, дожидаясь отца и поглядевшись в большое зеркало, увидала, что она хороша, очень хороша, ей еще более стало грустно; но грустно сладостно и любовно.
«Боже мой, ежели бы он был тут; тогда бы я не так как прежде, с какой то глупой робостью перед чем то, а по новому, просто, обняла бы его, прижалась бы к нему, заставила бы его смотреть на меня теми искательными, любопытными глазами, которыми он так часто смотрел на меня и потом заставила бы его смеяться, как он смеялся тогда, и глаза его – как я вижу эти глаза! думала Наташа. – И что мне за дело до его отца и сестры: я люблю его одного, его, его, с этим лицом и глазами, с его улыбкой, мужской и вместе детской… Нет, лучше не думать о нем, не думать, забыть, совсем забыть на это время. Я не вынесу этого ожидания, я сейчас зарыдаю», – и она отошла от зеркала, делая над собой усилия, чтоб не заплакать. – «И как может Соня так ровно, так спокойно любить Николиньку, и ждать так долго и терпеливо»! подумала она, глядя на входившую, тоже одетую, с веером в руках Соню.
«Нет, она совсем другая. Я не могу»!
Наташа чувствовала себя в эту минуту такой размягченной и разнеженной, что ей мало было любить и знать, что она любима: ей нужно теперь, сейчас нужно было обнять любимого человека и говорить и слышать от него слова любви, которыми было полно ее сердце. Пока она ехала в карете, сидя рядом с отцом, и задумчиво глядела на мелькавшие в мерзлом окне огни фонарей, она чувствовала себя еще влюбленнее и грустнее и забыла с кем и куда она едет. Попав в вереницу карет, медленно визжа колесами по снегу карета Ростовых подъехала к театру. Поспешно выскочили Наташа и Соня, подбирая платья; вышел граф, поддерживаемый лакеями, и между входившими дамами и мужчинами и продающими афиши, все трое пошли в коридор бенуара. Из за притворенных дверей уже слышались звуки музыки.
– Nathalie, vos cheveux, [Натали, твои волосы,] – прошептала Соня. Капельдинер учтиво и поспешно проскользнул перед дамами и отворил дверь ложи. Музыка ярче стала слышна в дверь, блеснули освещенные ряды лож с обнаженными плечами и руками дам, и шумящий и блестящий мундирами партер. Дама, входившая в соседний бенуар, оглянула Наташу женским, завистливым взглядом. Занавесь еще не поднималась и играли увертюру. Наташа, оправляя платье, прошла вместе с Соней и села, оглядывая освещенные ряды противуположных лож. Давно не испытанное ею ощущение того, что сотни глаз смотрят на ее обнаженные руки и шею, вдруг и приятно и неприятно охватило ее, вызывая целый рой соответствующих этому ощущению воспоминаний, желаний и волнений.
Две замечательно хорошенькие девушки, Наташа и Соня, с графом Ильей Андреичем, которого давно не видно было в Москве, обратили на себя общее внимание. Кроме того все знали смутно про сговор Наташи с князем Андреем, знали, что с тех пор Ростовы жили в деревне, и с любопытством смотрели на невесту одного из лучших женихов России.
Наташа похорошела в деревне, как все ей говорили, а в этот вечер, благодаря своему взволнованному состоянию, была особенно хороша. Она поражала полнотой жизни и красоты, в соединении с равнодушием ко всему окружающему. Ее черные глаза смотрели на толпу, никого не отыскивая, а тонкая, обнаженная выше локтя рука, облокоченная на бархатную рампу, очевидно бессознательно, в такт увертюры, сжималась и разжималась, комкая афишу.
– Посмотри, вот Аленина – говорила Соня, – с матерью кажется!
– Батюшки! Михаил Кирилыч то еще потолстел, – говорил старый граф.
– Смотрите! Анна Михайловна наша в токе какой!
– Карагины, Жюли и Борис с ними. Сейчас видно жениха с невестой. – Друбецкой сделал предложение!
– Как же, нынче узнал, – сказал Шиншин, входивший в ложу Ростовых.
Наташа посмотрела по тому направлению, по которому смотрел отец, и увидала, Жюли, которая с жемчугами на толстой красной шее (Наташа знала, обсыпанной пудрой) сидела с счастливым видом, рядом с матерью.
Позади их с улыбкой, наклоненная ухом ко рту Жюли, виднелась гладко причесанная, красивая голова Бориса. Он исподлобья смотрел на Ростовых и улыбаясь говорил что то своей невесте.
«Они говорят про нас, про меня с ним!» подумала Наташа. «И он верно успокоивает ревность ко мне своей невесты: напрасно беспокоятся! Ежели бы они знали, как мне ни до кого из них нет дела».
Сзади сидела в зеленой токе, с преданным воле Божией и счастливым, праздничным лицом, Анна Михайловна. В ложе их стояла та атмосфера – жениха с невестой, которую так знала и любила Наташа. Она отвернулась и вдруг всё, что было унизительного в ее утреннем посещении, вспомнилось ей.
«Какое право он имеет не хотеть принять меня в свое родство? Ах лучше не думать об этом, не думать до его приезда!» сказала она себе и стала оглядывать знакомые и незнакомые лица в партере. Впереди партера, в самой середине, облокотившись спиной к рампе, стоял Долохов с огромной, кверху зачесанной копной курчавых волос, в персидском костюме. Он стоял на самом виду театра, зная, что он обращает на себя внимание всей залы, так же свободно, как будто он стоял в своей комнате. Около него столпившись стояла самая блестящая молодежь Москвы, и он видимо первенствовал между ними.
Граф Илья Андреич, смеясь, подтолкнул краснеющую Соню, указывая ей на прежнего обожателя.
– Узнала? – спросил он. – И откуда он взялся, – обратился граф к Шиншину, – ведь он пропадал куда то?
– Пропадал, – отвечал Шиншин. – На Кавказе был, а там бежал, и, говорят, у какого то владетельного князя был министром в Персии, убил там брата шахова: ну с ума все и сходят московские барыни! Dolochoff le Persan, [Персианин Долохов,] да и кончено. У нас теперь нет слова без Долохова: им клянутся, на него зовут как на стерлядь, – говорил Шиншин. – Долохов, да Курагин Анатоль – всех у нас барынь с ума свели.
В соседний бенуар вошла высокая, красивая дама с огромной косой и очень оголенными, белыми, полными плечами и шеей, на которой была двойная нитка больших жемчугов, и долго усаживалась, шумя своим толстым шелковым платьем.
Наташа невольно вглядывалась в эту шею, плечи, жемчуги, прическу и любовалась красотой плеч и жемчугов. В то время как Наташа уже второй раз вглядывалась в нее, дама оглянулась и, встретившись глазами с графом Ильей Андреичем, кивнула ему головой и улыбнулась. Это была графиня Безухова, жена Пьера. Илья Андреич, знавший всех на свете, перегнувшись, заговорил с ней.
– Давно пожаловали, графиня? – заговорил он. – Приду, приду, ручку поцелую. А я вот приехал по делам и девочек своих с собой привез. Бесподобно, говорят, Семенова играет, – говорил Илья Андреич. – Граф Петр Кириллович нас никогда не забывал. Он здесь?
– Да, он хотел зайти, – сказала Элен и внимательно посмотрела на Наташу.
Граф Илья Андреич опять сел на свое место.
– Ведь хороша? – шопотом сказал он Наташе.
– Чудо! – сказала Наташа, – вот влюбиться можно! В это время зазвучали последние аккорды увертюры и застучала палочка капельмейстера. В партере прошли на места запоздавшие мужчины и поднялась занавесь.
Как только поднялась занавесь, в ложах и партере всё замолкло, и все мужчины, старые и молодые, в мундирах и фраках, все женщины в драгоценных каменьях на голом теле, с жадным любопытством устремили всё внимание на сцену. Наташа тоже стала смотреть.

На сцене были ровные доски по средине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться.

wiki-org.ru

Психоделика Википедия

Психоделия (от др.-греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — фантасмагория наркотического транса,[1] вызванного приёмом психоделиков, состояние изменённого сознания, неустойчивое состояние психики[2], а также пласт контркультуры, появившийся благодаря употреблению психоделиков или какое-то очень странное явление, выбивающееся из обычного хода вещей.[3]

Сфера употребления слова

Прежде всего слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галлюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз)[4].

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:[5]

В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны[6], но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств[7].

«Психоделия по-советски»

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

Если в Америке стремительно нарастающая молодёжная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все её участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».[8]

Психоделия в культуре

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать таких исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, Jefferson Airplane, The Grateful Dead, поздние The Beatles и другие музыканты эры хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[9] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или psybient, характерные представители — Shpongle, Bluetech, Shulman, Entheogenic) и другие.

В литературе напрямую с психоделией связаны такие работы, как, например, произведения Олдоса Хаксли и «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа:

Лицо! Снова входит доктор, и…- чудеса, док, несчастный подопытный кролик — Кизи теперь может заглянуть в н е г о. Впервые он замечает, что у доктора с левой стороны дрожит нижняя губа, но он не просто в и д и т дрожание, он может — и, кажется, не впервые! — разглядеть, как становится крестообразным каждое мышечное волокно, отпихивая влево слабое желе губы, как волокна устремляются друг за другом назад, в инфракрасные каверны тела, сквозь транзисторные внутренности нервных сплетений, каждое по сигналу воздушной тревоги, а внутренние крючочки несчастного дурачка отчаянно цепляются за этих корчащихся маленьких ублюдков, пытаясь у д е р ж а т ь их и у с п о к о и т ь, я же доктор, передо мной опытный человеческий образец внутри несчастного дурачка показывают его собственное кино про пустыню, только каждый араб с усами из конского волоса представляет собой угрозу, — лишь бы губа, лицо оставались на одном уровне, на том уровне, который гарантировал ему медовый пузырек Официального Штукатура…

Чудеса! Он впервые обрел способность з а г л я д ы в а т ь в н у т р ь л ю д е й…

Ах да, та маленькая капсула, что блаженно скользнула вниз по пищеводу, содержала ЛСД.[10]

Психоделия оказала влияние на творчество многих писателей более позднего (после окончания эпохи хиппи) периода — к примеру, Виктора Пелевина, Дмитрия Гайдука.

В целом можно отметить тесную связь психоделики с «наркоманской» литературой — иллюстрацией тому может служить творчество Ирвина Уэлша. Такой «патологический» вариант психоделии является не единственным из существующих, хотя писатели чаще всего обращаются именно к нему.

См. также

Примечания

wikiredia.ru

Психоделия — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Психоделия (от др.-греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — фантасмагория наркотического транса,[1] вызванного приёмом психоделиков, состояние изменённого сознания, неустойчивое состояние психики[2], а также пласт контркультуры, появившийся благодаря употреблению психоделиков или какое-то очень странное явление, выбивающееся из обычного хода вещей.[3]

Прежде всего слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галлюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз)[4].

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:[5]

В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны[6], но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств[7].

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

Если в Америке стремительно нарастающая молодёжная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все её участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».[8]

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать таких исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, Jefferson Airplane, The Grateful Dead, поздние The Beatles и другие музыканты эры хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[9] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или psybient, характерные представители — Shpongle, Bluetech, Shulman, Entheogenic) и другие.

В литературе напрямую с психоделией связаны такие работы, как, например, произведения Олдоса Хаксли и «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа:

Лицо! Снова входит доктор, и…- чудеса, док, несчастный подопытный кролик — Кизи теперь может заглянуть в н е г о. Впервые он замечает, что у доктора с левой стороны дрожит нижняя губа, но он не просто в и д и т дрожание, он может — и, кажется, не впервые! — разглядеть, как становится крестообразным каждое мышечное волокно, отпихивая влево слабое желе губы, как волокна устремляются друг за другом назад, в инфракрасные каверны тела, сквозь транзисторные внутренности нервных сплетений, каждое по сигналу воздушной тревоги, а внутренние крючочки несчастного дурачка отчаянно цепляются за этих корчащихся маленьких ублюдков, пытаясь у д е р ж а т ь их и у с п о к о и т ь, я же доктор, передо мной опытный человеческий образец внутри несчастного дурачка показывают его собственное кино про пустыню, только каждый араб с усами из конского волоса представляет собой угрозу, — лишь бы губа, лицо оставались на одном уровне, на том уровне, который гарантировал ему медовый пузырек Официального Штукатура…

Чудеса! Он впервые обрел способность з а г л я д ы в а т ь в н у т р ь л ю д е й…

Ах да, та маленькая капсула, что блаженно скользнула вниз по пищеводу, содержала ЛСД.[10]

Психоделия оказала влияние на творчество многих писателей более позднего (после окончания эпохи хиппи) периода — к примеру, Виктора Пелевина, Дмитрия Гайдука.

В целом можно отметить тесную связь психоделики с «наркоманской» литературой — иллюстрацией тому может служить творчество Ирвина Уэлша. Такой «патологический» вариант психоделии является не единственным из существующих, хотя писатели чаще всего обращаются именно к нему.

ru.wikiyy.com

Психоделия — Википедия. Что такое Психоделия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Психоделия (от др.-греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — фантасмагория наркотического транса,[1] вызванного приёмом психоделиков, состояние изменённого сознания, неустойчивое состояние психики[2], а также пласт контркультуры, появившийся благодаря употреблению психоделиков или какое-то очень странное явление, выбивающееся из обычного хода вещей.[3]

Сфера употребления слова

Прежде всего[источник не указан 2469 дней] слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галлюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз)[4].

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:[5]

В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны,[6] но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств.[7]

«Психоделия по-советски»

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

Если в Америке стремительно нарастающая молодёжная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все её участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».[8]

Психоделия в культуре

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать таких исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, Jefferson Airplane, The Grateful Dead, поздние The Beatles и другие музыканты эры хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[9] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или psybient, характерные представители — Shpongle, Bluetech, Shulman, Entheogenic) и другие.

В литературе напрямую с психоделией связаны такие работы, как, например, произведения Олдоса Хаксли и «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа:

Лицо! Снова входит доктор, и…- чудеса, док, несчастный подопытный кролик — Кизи теперь может заглянуть в н е г о. Впервые он замечает, что у доктора с левой стороны дрожит нижняя губа, но он не просто в и д и т дрожание, он может — и, кажется, не впервые! — разглядеть, как становится крестообразным каждое мышечное волокно, отпихивая влево слабое желе губы, как волокна устремляются друг за другом назад, в инфракрасные каверны тела, сквозь транзисторные внутренности нервных сплетений, каждое по сигналу воздушной тревоги, а внутренние крючочки несчастного дурачка отчаянно цепляются за этих корчащихся маленьких ублюдков, пытаясь у д е р ж а т ь их и у с п о к о и т ь, я же доктор, передо мной опытный человеческий образец внутри несчастного дурачка показывают его собственное кино про пустыню, только каждый араб с усами из конского волоса представляет собой угрозу, — лишь бы губа, лицо оставались на одном уровне, на том уровне, который гарантировал ему медовый пузырек Официального Штукатура…

Чудеса! Он впервые обрел способность з а г л я д ы в а т ь в н у т р ь л ю д е й…

Ах да, та маленькая капсула, что блаженно скользнула вниз по пищеводу, содержала ЛСД.[10]

Психоделия оказала влияние на творчество многих писателей более позднего (после окончания эпохи хиппи) периода — к примеру, Виктора Пелевина, Дмитрия Гайдука.

В целом можно отметить тесную связь психоделики с «наркоманской» литературой — иллюстрацией тому может служить творчество Ирвина Уэлша. Такой «патологический» вариант психоделии является не единственным из существующих, хотя писатели чаще всего обращаются именно к нему.

См. также

Примечания

wiki.sc

Психоделика — это… Что такое Психоделика?

Психоделия (от греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — термин, в общем случае обозначающий круг явлений, связанных с «изменением» и «расширением» сознания и исследованиями устойчивости психики.

Сфера употребления слова

Прежде всего слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз).[1]

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:[2]

В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны,[3] но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств.[4]

«Психоделия по-советски»

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

Если в Америке стремительно нарастающая молодежная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все ее участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».[5]

Психоделия в культуре

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать такие группы и исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, частично The Beatles и другие коллективы, связанные с субкультурой хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[6] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или Shpongle, Bluetech,

См. также

Примечания

Wikimedia Foundation. 2010.

biograf.academic.ru

Психоделия — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Психоделия (от др.-греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — фантасмагория наркотического транса,[1] вызванного приёмом психоделиков, состояние изменённого сознания, неустойчивое состояние психики[2], а также пласт контркультуры, появившийся благодаря употреблению психоделиков или какое-то очень странное явление, выбивающееся из обычного хода вещей.[3]

Сфера употребления слова

Прежде всего[источник не указан 2469 дней] слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галлюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз)[4].

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:[5]

В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны,[6] но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств.[7]

Видео по теме

«Психоделия по-советски»

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

Если в Америке стремительно нарастающая молодёжная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все её участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».[8]

Психоделия в культуре

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать таких исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, Jefferson Airplane, The Grateful Dead, поздние The Beatles и другие музыканты эры хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[9] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или psybient, характерные представители — Shpongle, Bluetech, Shulman, Entheogenic) и другие.

В литературе напрямую с психоделией связаны такие работы, как, например, произведения Олдоса Хаксли и «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа:

Лицо! Снова входит доктор, и…- чудеса, док, несчастный подопытный кролик — Кизи теперь может заглянуть в н е г о. Впервые он замечает, что у доктора с левой стороны дрожит нижняя губа, но он не просто в и д и т дрожание, он может — и, кажется, не впервые! — разглядеть, как становится крестообразным каждое мышечное волокно, отпихивая влево слабое желе губы, как волокна устремляются друг за другом назад, в инфракрасные каверны тела, сквозь транзисторные внутренности нервных сплетений, каждое по сигналу воздушной тревоги, а внутренние крючочки несчастного дурачка отчаянно цепляются за этих корчащихся маленьких ублюдков, пытаясь у д е р ж а т ь их и у с п о к о и т ь, я же доктор, передо мной опытный человеческий образец внутри несчастного дурачка показывают его собственное кино про пустыню, только каждый араб с усами из конского волоса представляет собой угрозу, — лишь бы губа, лицо оставались на одном уровне, на том уровне, который гарантировал ему медовый пузырек Официального Штукатура…

Чудеса! Он впервые обрел способность з а г л я д ы в а т ь в н у т р ь л ю д е й…

Ах да, та маленькая капсула, что блаженно скользнула вниз по пищеводу, содержала ЛСД.[10]

Психоделия оказала влияние на творчество многих писателей более позднего (после окончания эпохи хиппи) периода — к примеру, Виктора Пелевина, Дмитрия Гайдука.

В целом можно отметить тесную связь психоделики с «наркоманской» литературой — иллюстрацией тому может служить творчество Ирвина Уэлша. Такой «патологический» вариант психоделии является не единственным из существующих, хотя писатели чаще всего обращаются именно к нему.

См. также

Примечания

wiki2.red

Психоделия — WiKi

Психоделия (от др.-греч. ψυχή — душа, δήλος — ясный) — фантасмагория наркотического транса,[1] вызванного приёмом психоделиков, состояние изменённого сознания, неустойчивое состояние психики[2], а также пласт контркультуры, появившийся благодаря употреблению психоделиков или какое-то очень странное явление, выбивающееся из обычного хода вещей.[3]

Прежде всего слово связано с отдельной категорией психоактивных веществ (наркотиков), которые часто так и называют — психоделики, хотя применяются также названия «галлюциногены» (вызывающие галлюцинации) и «психотомиметики» (имитирующие психоз)[4].

Сам термин psychedelic (психоделический или психеделический) был впервые предложен в 1956 году британским (работавшим в США и Канаде) психиатром Хамфри Осмондом (Humphry Osmond), который изучал возможности применения этих веществ (прежде всего ЛСД) в психотерапии. В дальнейшем слово было популяризовано в работах Тимоти Лири и Олдоса Хаксли. Первооткрыватель ЛСД Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребёнок» пишет:[5]

 В другой методике, популярной в Соединённых Штатах, единственная, очень высокая доза ЛСД (0,3—0,6 мг) принимается после интенсивной психологической подготовки пациента. Этот метод, называемый психоделической терапией, пытается вызвать религиозно-мистические переживания при помощи шоковых эффектов ЛСД. Такой исследовательский опыт может послужить в дальнейшем начальной точкой для перестройки и лечения личности пациента, совместно с психотерапевтическом лечением. Термин психоделический, который можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание», был предложен Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США. 

Вместе с тем, многие не склонны сводить понятие «психоделии» исключительно к наркотикам, так как «расширение сознания» и связанные с этим ощущения могут быть достигнуты и без применения психоактивных препаратов через использование холотропного дыхания, сенсорной депривации или депривации сна и различных форм медитации а также некоторыми из психологических и духовных практик, предлагаемых религиями, некоторыми формами психотерапии и альтернативной медицины, оккультизмом, мистицизмом, эзотерикой, философией нью-эйдж и др. Таким образом «психоделический опыт» («трип»; испытывающих их могут называть «психонавтами») связывают не только с приёмом ЛСД или, к примеру, ДОБ, мескалина, Salvia divinorum или марихуаны[6], но и с сеансами гимнастики Цигун, «контактёрством» («ченнелингом»), «визионерством» (исследованиями «астрального плана») и подобным или же просто с проявлениями шизофрении и других психических расстройств[7].

Советский российский психиатр-нарколог Александр Данилин в своей книге «LSD: галлюциногены, психоделия и феномен зависимости», уделяет специальное внимание «психоделии по-советски» и также отделяет термин «психоделия» от однозначной связи с употреблением наркотиков. Он рассказывает об «эзотерических исканиях» среди жителей СССР в 1960—70-х годах во времена расцвета наркотической «психоделической революции» на Западе (отдельное внимание уделяется роли КГБ в этом процессе).

В частности, Данилин пишет:

 Если в Америке стремительно нарастающая молодёжная революция имела свои отчетливые этапы в виде волнообразного использования LSD и следовавшего за ним поиска психологических аналогов наркотического транса, то отечественная психоделия изначально занялась поиском того, что мы назвали «особыми состояниями сознания». Возможно, весь феномен «психоделии по-советски» более всего описывается понятием «эзотерические искания». Самое точное название использует В. Лебедько, называющий этот феномен «российской саньясой» («саньясин» в индуизме — искатель духовного откровения, не определившийся еще с выбором учителя). Эпидемия мистических исканий лавинообразно распространялась по нашей стране на протяжении 70-х годов, точно так же, как «психоделическая революция» в Америке на протяжении 60-х. Не все её участники были в состоянии определить, что именно они ищут. Один из наших пациентов определял чувство, за которым следовал, как «сжигающий все внутри голод на познание всего запретного и запредельного».[8] 

Психоделические опыты получили широкое отражение в современном искусстве, породив понятия «психоделическая музыка», графика, литература, кино.

Пионерами современной психоделической музыки принято считать таких исполнителей, как Jimi Hendrix, Pink Floyd, The Doors, The Who, Jefferson Airplane, The Grateful Dead, поздние The Beatles и другие музыканты эры хиппи. Подобные проекты принято относить к жанру психоделический рок, а с распространением электронной музыки жанр стал куда более многообразным.[9] От стержневой культуры гоа-транса в середине 1990-х отпочковался так называемый «психоделический транс» (характерные представители — израильские проекты Infected Mushroom, Astrix), возник жанр «психоделическое даунтемпо» (или psybient, характерные представители — Shpongle, Bluetech, Shulman, Entheogenic) и другие.

В литературе напрямую с психоделией связаны такие работы, как, например, произведения Олдоса Хаксли и «Электропрохладительный кислотный тест» Тома Вулфа:

 Лицо! Снова входит доктор, и…- чудеса, док, несчастный подопытный кролик — Кизи теперь может заглянуть в н е г о. Впервые он замечает, что у доктора с левой стороны дрожит нижняя губа, но он не просто в и д и т дрожание, он может — и, кажется, не впервые! — разглядеть, как становится крестообразным каждое мышечное волокно, отпихивая влево слабое желе губы, как волокна устремляются друг за другом назад, в инфракрасные каверны тела, сквозь транзисторные внутренности нервных сплетений, каждое по сигналу воздушной тревоги, а внутренние крючочки несчастного дурачка отчаянно цепляются за этих корчащихся маленьких ублюдков, пытаясь у д е р ж а т ь их и у с п о к о и т ь, я же доктор, передо мной опытный человеческий образец внутри несчастного дурачка показывают его собственное кино про пустыню, только каждый араб с усами из конского волоса представляет собой угрозу, — лишь бы губа, лицо оставались на одном уровне, на том уровне, который гарантировал ему медовый пузырек Официального Штукатура…

Чудеса! Он впервые обрел способность з а г л я д ы в а т ь в н у т р ь л ю д е й…

Ах да, та маленькая капсула, что блаженно скользнула вниз по пищеводу, содержала ЛСД.[10]
 

Психоделия оказала влияние на творчество многих писателей более позднего (после окончания эпохи хиппи) периода — к примеру, Виктора Пелевина, Дмитрия Гайдука.

В целом можно отметить тесную связь психоделики с «наркоманской» литературой — иллюстрацией тому может служить творчество Ирвина Уэлша. Такой «патологический» вариант психоделии является не единственным из существующих, хотя писатели чаще всего обращаются именно к нему.

ru-wiki.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторское право © 2021 Es picture - Картинки
top