Старость не радость картинки: Старость совсем не радость — FUN24.ORG — Прикольные фото, смешные картинки и юмор

Содержание

Юрий Бузиашвили: Старость как таковая не мешает

Старости боятся многие, если не все. Пугает и возраст сам по себе, и все, что ему нередко сопутствует: болезни, бедность, одиночество. Сейчас в России проживает более 33 миллионов людей старше трудоспособного возраста. Это 23 процента населения страны. По прогнозам, к 2025 году доля этих граждан составит 28 процентов.

Чего мы боимся, когда боимся старости? И надо ли вообще ее бояться? Обсудим тему с академиком РАН, руководителем клинико-диагностического отделения Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева Юрием Бузиашвили.

Все хотят дожить до старости, а когда доживают — ее же винят

Вы боитесь старости?

Юрий Бузиашвили: Да, очень. Понимаете, старость как таковая никому не мешает — мешают мысли о ней, и первая из них: а что скажут люди о моей старости? Эпиграфом же к нашей беседе я взял бы слова Омара Хайяма: «На базаре мудрость продавали / И давали старость к ней в придачу. / Люди проходили, но не брали. / Уходили молча, деньги пряча. / Глупость продавали на базаре, /Молодость давали к ней в придачу! / Люди подходили, покупали, / Убегали, позабыв про сдачу». Человечество не изменилось со времен своего появления на свет. И все человеческие инстинкты остались прежними, в том числе страх перед старостью, страх перед смертью. Все хотят дожить до старости, а когда доживают — ее же винят. Другое дело, что люди стали доживать до очень преклонных лет, и эти преклонные года имеют такие же особенности, какие присущи детству. Например, кожа ребенка и кожа старика в чем-то сопоставимы по своей нежности и уязвимости. Детская радость и радость старого человека тоже сопоставимы. Единственное, чего нет у детей, это некой виноватости в глазах, какая читается во взгляде старика: а не обременяю ли я вас своим существованием? Но увы… Если бы у старика были глаза юноши, он и видел бы, как юноша.

По вашим наблюдениям, когда начинается старость? По достижении пенсионного возраста? Или когда человек перестает работать?

Юрий Бузиашвили: Я думаю, старость определятся не биологическим возрастом человека, а его мыслями, настроением. Я встречал людей в восемьдесят и даже в девяносто лет, которые были более азартны, энергичны, предприимчивы, нежели молодые. Формально считается, что после семидесяти пяти человек вступает в поздний зрелый возраст. А ранний зрелый возраст начинается после шестидесяти. От этого никуда не деться, природу не обманешь. У Шекспира есть строки: «Но если смерти серп неумолим, / Оставь потомков, чтобы спорить с ним!» Единственное, чего бы я не пожелал в старости даже врагу, это одиночества. Если человек в старости окружен детьми — неважно, родными или неродными, — вообще молодым поколением, значит, он не одинок и его жизнь прожита не зря.

К старости надо готовиться?

Юрий Бузиашвили: Безусловно.

Когда начинать?

Юрий Бузиашвили: С детства. Подготовка к старости — это тройная подготовка: здоровье, окружение и личная жизнь. Потому что все эти три составляющие в старости играют колоссальную роль. Если хотя бы одна из них отсутствует, человеческая жизнь превращается в мучение. Я видел много больных, которые постарели в своей молодости. И я не знаю, что здесь было первопричиной — депрессия привела к болезни или наоборот. Кто не помнит о прежнем счастье, тот сегодня уже старик. Погасшие глаза — это страшно. В любом возрасте это страшно, особенно в молодом. Надо научиться говорить себе: я молод, здоров, полон сил, но так будет не всегда.

Жизнь все время нас ловит на удочку негатива

Постоянная оглядка на прожитое, страсть к воспоминаниям о днях молодости — это признак старения?

Юрий Бузиашвили: Ни в коем случае. Даже физиологически это не признаки старения. Физиология мозга такова, что воспоминания посещают нас отнюдь не только в старости. Они приходят и в детские годы, и в молодости, и в пору ранней или поздней зрелости. Поэтому склонность к воспоминаниям — не признак старости. В жизни нашего с вами окружения «красной нитью» проходят переживания о происшедшем вчера и забота о подчас далеком будущем. Очень интересны для анализа племена живущих в джунглях людей в набедренных повязках. Они, как правило, долгожители. И человек, проживший с ними два года, не смог обратить их в христианство. Они внимательно слушали, соглашались, но в итоге всегда говорили: «Покажи Его, в кого нам надо поверить». Они не вспоминали прошлое и ни разу не говорили о будущем. Другие особенности не буду перечислять, но они реально воплотили в жизнь очень мудрое правило жизни: «Не жалей, что было, не мечтай, что будет — береги, что есть».

А брюзжания типа «раньше воздух был чище, девушки целомудренней, мороженое вкусней» — это признак?

Юрий Бузиашвили: Во-первых, это действительно так. «Были мы юной порослью. А стали людьми» (А. Дементьев). Во-вторых, вы мало видели молодых людей, которые брюзжат? Это характер. Да, все дурное в нем с возрастом усугубляется. Если вы поймали молодую маленькую рыбку, она будет изо всех сил сопротивляться, вырываться из рук и в конце концов может вырваться. А если вам попалась старая, грузная рыба, у вас больше шансов удержать ее в руках, уже пойманную. Так и в старости. Жизнь все время нас ловит на удочку негатива. И пожилого человека намного легче поймать. Почему депрессия приводит к болезням? Потому что она затрудняет деятельность мозга, который в круглосуточном режиме контролирует все участки тела и делает все, чтобы его не коснулся негатив. Есть мнение, что старость сама по себе уже болезнь, но это не так.

Верно ли расхожее утверждение, что человеку столько лет, на сколько он себя ощущает?

Юрий Бузиашвили: Оно абсолютно верно. Вот я, например, чувствую себя лет на сорок, хотя мне за шестьдесят.

Но тут можно впасть в опасное заблуждение. Человеку под семьдесят, а он себя мнит сорокапятилетним и в глазах окружающих выглядит нелепо, потому что ведет себя неадекватно своему реальному возрасту.

Юрий Бузиашвили: «И старческой любви позорней сварливый старческий задор». И это, к сожалению, очень часто случается. Шутя можно сказать, что старики любят давать хорошие советы, потому что уже не способны давать дурные примеры. Ведь старость выводит наружу все пятна характера. Но где найти ту золотую середину, чтобы человек все делал в меру своего возраста? Хотя мера — понятие относительное. У каждого она своя. Если человек даже в престарелом возрасте вынашивает планы на будущее, это очень хорошо, потому что это помогает ему жить. Хороша та старость, которая отвлекает от занятий делами. Я был очень удивлен, когда я приехал в Соединенные Штаты в 1991 году и мой брат сказал, что начинает новый бизнес со своим партнером. Я познакомился с этим человеком, и брат, сидящий рядом, мне шепнул: «Ты знаешь, ему семьдесят девять лет». И он с ним начинал бизнес. Бизнес, рассчитанный не на год, не на два, а на достаточно длинную перспективу. Человеку под восемьдесят, а в США он продолжает считаться перспективным партнером.

Обидно не то, что надвигается старость, а то, что проходит молодость

Психологическое старение более значимо, чем физическое?

Юрий Бузиашвили: А с него и начинается. Ведь в старости под страхом смерти запрещены наслаждения юности. Что такое депрессия? Это страх перед будущим. Это нежелание жить. Это все в пасмурном свете. Это отсутствие надежды. Нельзя высмеивать старость — все мы к ней идем. Я помню, как Алекс Москович, один из умнейших людей, с которыми я в жизни встречался, сказал мне в свои, кажется 76 лет, когда я попросил его об участии в одном деле: «Юрочка, к этому вопросу мы вернемся через три-четыре года». Я, конечно, виду не показал, но про себя подумал: ишь ты, как загадывает наперед. Он уловил эту мою мысль и сказал: «Запомните, Юра, я буду жить до тех пор, пока у меня есть интерес к жизни». Интерес к жизни — это спасение от старости. В каком-то смысле это и спасение от смерти. Самый сильный инстинкт у человека — инстинкт самосохранения. Но этот инстинкт не работает без интереса к жизни и желания жить. Хотя, конечно, многое здесь решает здоровье. Как показал опрос, 85 процентов российских граждан не считают здоровье составляющим своего счастья. Сейчас по телевизору как некое чудо показывают пожилых россиян, которые в свои семьдесят пять — восемьдесят ведут активный образ жизни. Но так живут большинство стариков на Западе. Я был потрясен, когда вышел в Барселоне вечером и увидел огромное количество пожилых людей, очень опрятно и даже красиво одетых. Она с сумочкой, в шляпке, он в модном пиджаке, в красиво повязанном шарфе. Заходят в кафе, садятся, проводят вечер за бокалом вина или мороженым. Они живут, понимаете, а не существуют и доживают.

Если психологическое старение идет впереди физического, можно ли сказать, что в этом смысле оно ускоряет физическое?

Юрий Бузиашвили: Безусловно. Ведь молодые могут умереть — а старики должны. Депрессия — синдром, который обязательно переходит в физический недуг. Психическая немощь переходит в физическую. Но надо учесть, что бурная молодость передает старости изношенное тело. И обидно не то, что надвигается старость, а то, что проходит молодость.

Вы можете определить возраст человека по внешности?

Юрий Бузиашвили: В большинстве случаев — да.

Внешность разве не обманчива?

Юрий Бузиашвили: Не обманчива, нет. Вы никуда не скроете руки. Вы никуда не скроете кожу. Я был знаком с человеком, которому было далеко за шестьдесят. Он сделал себе три или четыре пластические операции в Швейцарии. Я его издали не узнал, когда увидел. Но его ближайший друг сказал, что это он. Я говорю: нет, погоди, не может быть. Подошли, поздоровались. Действительно, тот самый человек, только лицо сильно помолодело. Но когда он повернулся и пошел… Его выдала походка и появившаяся сутулость. Это был не такой молодой человек, каким он выглядел внешне. Все-таки возраст не скроешь.

В молодости человек учится, в старости — понимает. Если человек мастер своего дела, он всегда будет востребован

Молодящийся старик выглядит как мужеподобная женщина

Бояться старости — это естественно для человека?

Юрий Бузиашвили: Да. Для российского человека — особенно. Старость в условиях развитых стран — это жизнь на приличную пенсию, это путешествия по всему миру. А у нас — ну, что рассказывать… У нас очень много долгов перед поколениями, воспитавшими нас. Помню, когда я жил в Америке, я однажды пришел сдавать на права. Вдруг за мной занимает очередь женщина… ну, лет ста, наверное. Вся сморщенная, в коляске. И удивило меня не то, что эта женщина пришла пересдавать на права, мало ли кто как сходит с ума. Меня удивило, что никто в очереди даже глазом не повел в ее сторону, никто не взглянул не то что с укором, даже с удивлением. А наше общество не готово воспринимать стариков, тем более стариков-инвалидов, детей-аутистов. Все, что выходит за рамки «нормального», в лучшем случае игнорируется. Старики с их стоянием в поликлиниках, с их жалобами на здоровье, с их нищенскими пенсиями, даже с их очевидной покорностью судьбе всех раздражают.

Общество, несомненно, должно нести некие обязательства перед стариками. А старики имеют какие-то обязательства перед обществом?

Юрий Бузиашвили: Какие могут быть обязательства перед обществом у человека, отработавшего 40-60 лет. Только одно — вести себя сообразно своему возрасту. В юности мы ищем счастья в непредвиденном, а в старости — в привычном. Молодящийся старик выглядит как мужеподобная женщина.

К старости надо готовиться физически, морально, материально и духовно

Что самое страшное в старости?

Юрий Бузиашвили: Одиночество. Старость одинокая — всем бедам беда. Не зря же заключенных, которых хотят особым образом наказать, сажают в одиночную камеру. Большего наказания для человека, чем одиночество, не бывает. Я не люблю слов «старый возраст». По-моему, лучше — «желанный возраст». Скажем, «поздний желанный возраст» или «ранний желанный возраст». Именно желанный, ведь до старости еще надо дожить, что не каждому удается. Чтобы долго прожить — надо состариться.

К старости надо готовиться?

Юрий Бузиашвили: Безусловно.

Как?

Юрий Бузиашвили: Физически, морально, материально и духовно. И каждая из этих составляющих может сделать старость невыносимой. Готовиться физически — значит оберегать себя, думать о здоровье. Готовиться морально — значит делать добро, чтобы тебя, когда состаришься, никто не проклинал, наоборот, благодарили и почитали. Благодарность и почитание — это лучшее из того, что может усладить и скрасить старость. Здесь уместно вспомнить слова Мохаммеда Али: «Жизни у нас немного, / И вся она скоро пройдет, / Но сделайте что-то для Бога, / И оно никогда не умрет».

К старости люди становятся мудрее?

Юрий Бузиашвили: В молодости человек учится, в старости — понимает. Если человек мастер своего дела, он всегда будет востребован и обеспечен. Давайте договоримся, что деньги не делают человека дураком. Они проявляют его дурость, если он был дураком. То же касается и возраста. Есть инертное большинство, которое не умеет и не желает анализировать происходящее, восприимчиво к пропаганде, поддается манипулированию. Таких людей, независимо от их возраста, вряд ли можно назвать очень умными. Мудрость тоже едва ли придет к ним с годами. Мудрость — это ведь не особый склад ума. Это умение анализировать и запоминать важные вещи в логике своей жизни. Я себя не считаю мудрым, но некоторые факты из моей биографии всплывают у меня в памяти ровно тогда, когда это становится необходимым. Вот вам пример такого рода. На третьем-четвертом курсе я приезжаю домой на каникулы. Папа выходит из дома, мы с ним здороваемся, и он мне говорит: поезжай со мной. Я говорю: папа, подожди, я еще маму не видел, я поесть хочу после дороги. Нет, говорит он, поезжай со мной. Мы поехали. Приехали в дом на окраине Кутаиси. Зашли. У постели очень ухоженного старца собралась вся семья. Папа (он был врач) проконсультировал его, и мы уехали. Я продолжаю брюзжать в машине: ну зачем мы сюда ездили, что я нового увидел, я маму не видел, я есть хочу. Он говорит: сынок, кем, по-твоему, эта женщина приходится этому старому человеку? Я говорю: ну, наверное, старшая дочь. Папа говорит: я давно курирую этого человека и очень хорошо знаю эту семью. А взял тебя с собой для того, чтобы ты увидел, что эта женщина — не его старшая дочь, а его старшая невестка. Она вошла в этот дом, вырастила братьев своего мужа, а теперь так ухаживает за своим свекром. Я тогда ничего не понял. Ну, невестка так невестка, что тут такого. Должно было пройти пятнадцать-двадцать лет моей молодости, удач и неудач в личной жизни, чтобы я вспомнил этот поездку и усвоил урок, содержавшийся в ней. Так вот, мудрый человек обязательно анализирует то, что он видел или слышал когда-то.

Вы себе представляете свою старость?

Юрий Бузиашвили: Я очень хочу ее себе представить. Можно сказать, я ее иногда планирую. Но я врач, и моя профессия приучила меня не заглядывать слишком далеко, потому что мы предполагаем, а Бог располагает. Все мы в абсолютной зависимости от Господа и природы.

Все же старости надо бояться?

Юрий Бузиашвили: Старость можно провести, наслаждаясь ею, если правильно и праведно вы прожили всю жизнь.

Визитная карточка

Фото: Александр Корольков

Юрий Бузиашвили, заместитель директора Института кардиохирургии имени В.И. Бураковского Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, руководитель клинико-диагностического отделения, академик РАН.

Родился в 1954 г. в Кутаиси. В 1977 г. окончил 1-й Московский медицинский институт им. И.М. Сеченова. С 1977 г. по 1982 г. проходил клиническую ординатуру и аспирантуру в НЦССХ им. А.Н. Бакулева и остался в нем работать. В 1989 г. защитил докторскую диссертацию. С 1999 г. — заместитель директора по научной работе Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского; с 2004 г. — член-корреспондент РАМН. С 25.05 2007 г. действительный член РАМН. с 2011 г. по 2013 г. — главный кардиолог г. Москвы, 27.03.2014 г. присвоено звание академика Российской академии наук.

Старость — в радость))))) | Блогер livre на сайте SPLETNIK.RU 12 ноября 2011

Опубликовано пользователем сайта

Круто! livre

Финская художница Инге Лоок (Inge Look) — иллюстратор и садовод. Родилась в Хельсинки в 1951 г. Получила образование ландшафтного дизайнера в 1974 году , закончила Университет искусств и образовательный центр для графического дизайнера в 1979. 6 лет в поисках себя проработала садовником, пока подруга не попросила её нарисовать несколько карикатур для газеты. Затем были журнальные иллюстрации, открытки, календари -и, в конечном счете, в 1979 году решила работать как независимый художник. Нарисовала более 300 открыток, из которых около половины на тему Рождества. Иллюстрирует книги и журналы, особенно на садоводческие темы. Наибольшую известность ей принесла серия «anarkistisistamummokorteistaan» — весёлых, не желающих стареть старушек. Первый рисунок бабушки появился в 2003 году, сейчас их около 20, открытки и календари с ними разлетаются как горячие пирожки по всему миру. Посмотрите и улыбнитесь:-) Сама Инге пишет: «Я бы хотела, чтобы люди иногда останавливались, а не носились сломя голову от одного проекта к другому. Чтобы они умели быть довольны тем, что у них есть. Мне кажется, одна из святых правд жизни — это жизнь именно в настоящий момент. Я сама все время борюсь за то, чтобы запоминалась ценность именно текущей секунды».

Оставьте свой голос:

Икигай: японский секрет долгой, счастливой и здоровой жизни

  • Ева Онтиверос
  • BBC World Service

Автор фото, Getty Images

Знаете, почему вы утром встаете из кровати?

Если вы можете ответить на этот вопрос, то вы нашли свой «икигай». Это японское понятие, которое, вполне возможно, таит в себе секреты счастья, долгих дней жизни и здоровья.

«Вы живете, потому что есть икигай, — говорит японский нейробиолог и автор книги «Икигай: смысл жизни по-японски» Кен Моги. — Это причина, по который вы утром встаете».

Фактически, однозначного перевода этого древнего японского понятия нет, но объяснение Моги — максимально точное.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Концепция икигай появилась на Окинаве, где многим жителям больше 100 лет

Эта концепция появилась на Окинаве — группе островов к югу от Японии, которые, среди прочего, известны благодаря высокому проценту людей, которым больше 100 лет.

Многие считают, что секрет их долголетия — в икигай.

Это понятие широко распространено и в других частях Японии, о чем можно судить по примеру Моги. А теперь икигай начал распространяться по всему миру.

Моги считает, что очень важно найти занятия, которые нравятся и доставляют удовольствие, потому что они наполняют жизнь смыслом и помогают понять, что вам от нее нужно.

Икигай также тесно связан с вашей жизненной энергией.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Найдите занятие, которое приносит вам радость

«Икигай — это счастье, суть которого в том, что вам всегда есть чем заняться», — говорит Франсеск Миралес, написавший в соавторстве с Гектором Гарсия книгу «Икигай: японский секрет долгой и счастливой жизни».

Главная причина в том, что «если находишь что-то, что наполняет жизнь смыслом, это будет двигать вас вперед и давать стимул продолжить», — говорит Миралес.

Как найти икигай?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Работа в саду и огороде, общение с близкими людьми приносят хорошее настроение

Начать жить по принципам икигай очень легко, и поэтому все больше людей за пределами Японии начинают им интересоваться. На эту тему появляется все больше книг.

«Если говорить в целом, мы постоянно думаем об успехе и ставим перед собой великие цели, из-за чего течение жизни становится пугающим, — говорит Моги. — Но с икигай можно начать с малого. Любой может начать с чего-то простого, доступного, а затем почувствовать радость и преимущества, которые это приносит, постепенно переходя к более значительным целям».

Что доставляет нам удовольствие

«Нужно прийти к этому самостоятельно, — советует Моги. — Начните с нуля, посмотрите на себя в зеркало: что вы из себя представляете как человек?»

Автор фото, Héctor García

Подпись к фото,

Прогулка под дождем? Если это вам нравится, почему бы и нет?

«Попробуйте вспомнить себя в разных ситуациях и подумайте, что доставляет вам радость, приносит вам удовольствие. Это послужит подсказкой. Как нейробиолог я понимаю, что то, что доставляет нам удовольствие, является отражением нашей человеческой сущности», — говорит Моги.

Перейти на следующую ступень икигай бывает не так просто.

Но у Миралеса есть ряд идей, которые могут помочь: «Если вы не очень понимаете, чего хотите от жизни, для начала составьте список того, что вам не нужно: в каких ситуациях вы чувствуете дискомфорт или печаль, каких действий и дел хотели бы избежать».

Начиная с вычеркивания ненужного, вы можете определить, от каких действий вы получаете удовольствие.

«Вы можете прийти к выводу, что многие вещи доставляют вам радость: учеба, садоводство, помощь людям, решение проблем, занятия музыкой… или продажа чего-то, публичные выступления».

Так что подойдет все, что вам нравится.

Автор фото, Héctor García

Подпись к фото,

Крепкая дружба — одна из основ счастливой жизни

Миралес признает, что многим людям не так-то просто найти свой икигай.

«Мы все встречали людей, которые с самого детства знают, что им нужно в жизни, но справедливо также и то, что большинство из нас не знали, кем мы хотим стать, когда вырастем», — говорит он.

Влияют на это и постоянные заботы: «Мы ходим в школу, ищем работу, у нас есть повседневные обязанности… в итоге мы можем отдалиться от наших естественных импульсов».

Чтобы найти свое увлечение, Миралес предлагает следовать совету ученого-компьютерщика Рэнди Пауша, прославившегося благодаря своим жизнеутверждающим выступлениям. «Вспомните свои детские мечты. Может, вам нравилось рисовать часами подряд? Танцевать? Бегать? Вспомните себя ребенком и подумайте, что заставляло вас радоваться, но вы перестали этим заниматься», — сказал он.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Если ребенком вы любили кататься на велосипеде, что вас останавливает сейчас?

«Прелесть икигай в том, что оно действует на личностном уровне, — говорит Моги. — Оно не подается вам на блюдечке без всяких стараний с вашей стороны. Вам нужно по-настоящему изучить свой разум и вырастить свое икигай».

Это особенно важно в таких странах, как Япония, где общество чрезвычайно однородно, говорит Моги. «Потому что у каждого человека есть собственный икигай. И это помогает понять важность индивидуальности каждого человека».

Сколько может быть икигай у человека?

У жизни бывает много разных пластов, и это касается и того, что доставляет нам удовольствие.

По сути, важно, чтобы у вас были разные икигай — от небольших до огромных.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Икигай — это поиск того, что дарит вам радость в жизни

«Большинство религий верят в одного бога. Но мы в Японии традиционно верили, что существует 8 млн богов, — говорит Моги. — Возможно, это повлияло на то, как японцы воспринимают икигай: мы не считаем, что есть лишь что-то одно грандиозное; мы не преследуем лишь одну цель. Возможно, есть тысячи различных вариантов, которые могут принести вам счастье».

Моги рассказывает, какую роль икигай играет в его жизни: «Мой небольшой икигай заключается в ежедневной пробежке на 10 км в Токио. Но как ученому, наибольшую радость мне доставляют новые идеи и возможность внести свой вклад во что-то значимое в мире. Это тоже мой икигай».

Есть ли доказательства действенности икигай?

Моги считает, что икигай приносит результаты. В качестве подтверждения он приводит результаты исследования Университета Тохо о наполненности жизни (икигай) и уровне смертности у престарелых.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Исследования показывают, что люди, у которых есть цель в жизни, делают более правильный выбор во всем, в том числе и в еде

По результатам исследования, среди пожилых японцев, ведущих сбалансированный образ жизни, существует связь между продолжительностью жизни и смыслом жизни: их иммунные системы, в частности, разновидность лейкоцитов нейтрофилы продуктивнее, благодаря чему люди дольше остаются здоровыми.

Нейропсихолог Патриция Бойл провела свое исследование в центре лечения болезни Альцгеймера в Чикаго.

Семь лет она наблюдала за 900 пациентами со склонностью к развитию деменции. Она пришла к выводу, что вероятность развития болезни была на 50% ниже у тех из них, кто ставил перед собой цели.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Это не только здоровая жизнь, икигай — это также и надежда на будущее», — говорит Кен Моги

Оценивая это с научной точки зрения, Моги говорит, что это логично.

«У человеческого мозга есть уникальное качество — он умеет брать под контроль основные функции организма. Иногда он даже умеет исцелять себя, что демонстрируется эффектом плацебо».

«Поразительно, как мозг управляет вашими повседневными функциями организма. Если вы находите свой икигай — незначительные моменты, которые наполняют вашу жизнь смыслом — это поможет вам дольше сохранять хорошее здоровье».

Кто достиг наибольших высот в икигай?

Когда Франсеск Миралес и Гектор Гарсия посетили деревню Огими на Окинаве, где отмечена самая высокая продолжительность жизни в мире, они пришли к аналогичным выводам о связи долголетии с икигай.

Автор фото, Héctor García

Подпись к фото,

Остров Окинава располагается на полпути между основными островами Японии и Филиппинами

В Огими — всего 3 тыс. жителей, и именно этот населенный пункт называют центром икигай.

Неудивительно, что столетиями китайцы называли Окинаву «землей бессмертных».

Люди живут в мягком субтропическом климате, у них здоровая диета, богатая фруктами и овощами, они живут дружно, прекрасно друг друга знают и ведут активный образ жизни.

Автор фото, Héctor García

Подпись к фото,

Время закусить, и это закуска по-окинавски

Миралеса и Гарсию привлекла история деревни, в которой так много людей доживает до 100 лет.

«Мы спросили долгожителей Огими, почему они всегда веселы, почему они следят за собой, почему они так привязаны друг к другу… и постоянно всплывало одно слово — икигай», — говорит Миралес.

Автор фото, Héctor García

Подпись к фото,

Что заставляет вас улыбнуться?

Особенность икигай, которая отличает его от обычного хобби, в том, что икигай не приносит сиюминутного удовлетворения. Икигай движет вас в будущее и помогает в пути.

По словам Миралеса, есть и другие места в мире, условия проживания в которых сопоставимы с Огими. Но почему больше нигде в мире нет такого высокого процента долгожителей? Возможно, секрет в икигай?

«Думаю, именно это является определяющим фактором», — говорит он.

Не только долгая, но и здоровая жизнь

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Если вы хотите прожить долго, нужно научиться радоваться жизни

Еще одна особенность, которая выделяет столетних жителей Окинавы — это их здоровье в зрелом возрасте. Они сохраняют хорошее здоровье большую часть своей долгой жизни.

Международная группа специалистов ведет на Окинаве постоянное наблюдение за жителями острова, достигшими ста лет, база данных этого исследования непрерывно пополняется с 1975 года.

Исследователи обнаружили, что среди пожилых жителей Окинавы наблюдается не только самая низкая в мире смертность от различных возрастных хронических заболеваний. Они также отличаются самой высокой в мире продолжительностью здоровой жизни.

Самодостаточность

Понятно, что не всем нам суждено прожить идиллическую жизнь в садах Окинавы. «Но каждый из нас может создать свой сад, где бы он ни жил «, — утверждает Миралес.

Он замечает, что, хотя Окинава и отличается от остальной Японии, японцы приспособили эту концепцию к своей жизни, даже если это жизнь в крупном мегаполисе.

Автор фото, Héctor García

Подпись к фото,

Франсеск Миралес (в синей куртке), Хектор Гарсия (в красном свитере) и столетние жители Окинавы, с которыми они встречались

Не нужно переезжать, чтобы принести в свою жизнь икигай. Нужно просто понять суть икигай и сделать эту философию неотъемлемой частью своей повседневной жизни.

«Философия икигай важна, потому что она позволяет человеку стать самодостаточным, ему не нужно искать одобрения других людей, — говорит Моги. — Это то, что делает вас счастливым. Не нужно ждать, пока другие люди вас оценят и воздадут вам должное».

Так что, если вы хотите прожить долгую и счастливую жизнь, вы можете поискать икигай в себе.

«Это не только здоровая жизнь, икигай — это также и надежда на будущее», — говорит Моги.

Астрологи рассказали, какими становятся в старости разные знаки Зодиака

Пожилые люди на велосипедах
Фото: flyingbro.com

Какими людьми в старости становятся представители различных знаков Зодиака.

Все люди стареют совершенно по-разному. Предшествующий старости образ жизни, генетика, характер, мысли и психика – все это накладывает определенный отпечаток на процесс старения, пишет mixnews. Однако еще одним фактором, от которого зависит, какая старость будет у человека – это его знак зодиакального гороскопа. Астрологи утверждают, что обобщив информацию, которая у них есть на каждый знак Зодиака, можно сделать некоторые, не утверждения, но предположения.

Овен

Даже в преклонные годы, Овны стараются не сдавать своих позиций. Они с удовольствием катаются на лыжах и коньках, ходят в походы, делают по утрам зарядку и стараются много гулять. Если у них обнаруживают болезнь, которая препятствует этим занятиям, то это может напрямую повлиять на их взаимоотношения с родственниками. Овны могут начать выводить окружающих людей на эмоции, злить их, заставляя нервничать.

Телец

Тельцы, как истинные ценители материальных благ, стараются к старости скопить хотя бы небольшое состояние. К деньгам они относятся скрупулезно, и стараются их не тратить даже на самые необходимые лекарства. Если же, в силу обстоятельств, они остаются в старости без скопленных средств, то становятся желчными и вздорными людьми.

Близнецы

Близнецы, достигнув преклонных лет, остаются такими же общительными и дружелюбными людьми. Они всегда могут найти себе компанию по интересам, в которой будут проводить все свободное время. Они готовы постоянно ездить в различные поездки и заниматься увлекательными занятиями.

Рак

Семейные Раки предпочитают проводить старость в окружении своих родственников и внуков. Это доставляет им истинную радость. Если же на старости лет они останутся одни, то могут впасть в депрессию и меланхолию.

Лев

В старческий период, у них достигает апогея любовь к своим жизненным достижениям. Они могут их пересказывать ежедневно, придумывая на ходу все новые и новые истории. Окружающим придется постоянно слушать эти рассказы, иначе Львы могут смертельно обидеться на них, и навсегда прекратят с ними общение.

Дева

У Дев вся старость будет тщательно распланирована и расписана. Жизнь Девы будет протекать в соответствии с составленным графиком. При наличии счастливого брака у Дев наступит расцвет жизни, благодаря которому они смогут заняться по-настоящему интересными делами.

Весы

Для Весов самый важный итог на заре жизни – иметь рядом с собой компанию и любимого человека. Если вдруг внезапно случится так, что они останутся одни, они постараются найти себе новых друзей и спутника жизни.

Скорпион

Даже в старости Скорпионы молоды душой. Их естество требует новых свершений и открытий. Иногда, вечером, они с теплотой будут вспоминать о своих прошлых успехах, и настраиваться на новые победы.

Стрелец

Стрельцы – это вечные философы, которые в преклонном возрасте достигнут апогея в своих знаниях и умозаключениях. Окружающим будет в радость слушать стариков, так как благодаря легкому характеру Стрельцов, их рассказы не будут походить на старческое бурчание и нудные поучения.

Козерог

У Козерогов в старости начнется «вторая молодость». С каждым прожитым годом они будут все яснее понимать, ради чего живут на свете, и чем действительно стоит заниматься по жизни.

Водолей

Представители этого знак зодиака не знают, каково это – быть старым человеком. Для них не существует занятий, которыми они не могли бы заниматься из-за преклонного возраста. Для них каждый новый день – как чистая страница, которую хочется наполнить новыми красками.

Рыбы

Рыбы к старости становятся отличными «актерами», которые постоянно играют незамысловатые спектакли перед своими родственниками и знакомыми. Они с легкостью могут изобразить предсмертное состояние, чтобы окружающие кинулись исполнять их желание

Читайте последние новости Израиля и мира на канале Курсора в Telegram.

Сара Джессика Паркер рассказала о возвращении Кэрри Брэдшоу в декабрьском выпуске Vogue

Этот вопрос можно понять буквально, например, сколько архивных слипсов Anna Sui, клатчей Prada и платьев с запахом DVF нужно хранить в отдельная однокомнатная, не меньше, в этом путешествии, которое мы называем жизнью? Но, конечно, здесь есть и более крупный, более символичный вопрос. Сделали ли изменения в наших современных обстоятельствах — политических, социальных, экологических — вопрос о повторном посещении Кэрри, Миранды и Шарлотты спорным? Разве не лучше было бы просто отпустить их? «Весной 2020 года я разговаривал с Майклом Патриком о создании подкаста о закулисном создании

Секс в большом городе, » Паркер, которая устроилась на одном из старых стульев Кэрри в своей гостиной, говорит мне.«И мы говорили о том, чего нам не хватало в пандемии: радости, общности, опыту совместной жизни. Мир Кэрри и ее друзей всегда был связан с возвращением домой, и я чувствовал, что нам это нужно прямо сейчас ». Я рассказываю Паркеру, как, когда я переехал в Штаты из Израиля два десятилетия назад, чтобы поступить в аспирантуру, где я не знал ни одного человека, одной из первых вещей, которые я купил, был полный набор DVD
SATC,
, потому что это напомнило мне, как я смотрел это с моими подругами в Тель-Авиве.« Секс в большом городе» всегда был о дружбе, которая поддерживает вас, — кивает Паркер. «Это, а также перспективы и потенциал этого города». Когда я говорю с Кристин Дэвис, она еще смелее. «Люди спрашивают:« Почему они должны возвращаться? », И меня это действительно беспокоит. Жизнь женщин сейчас не интересна? Никто никогда не спрашивает: «Зачем вам снова и снова делать этот жестокий римейк?» Для меня это так свидетельствует о нашем нежелании сидеть и смотреть, как жизнь женщин развивается с течением времени.»

« Все оригинальные вещи хранились у меня в собственном хранилище. Мебель, одежда, все, упаковано в соответствии с сезоном, серией и сценой, — говорит Паркер. «Я хранил каждую вещь в одиночестве»

Паркер осознает, однако, что в 2021 году шоу, в котором группа богатых гетеросексуальных белых женщин шествует по Верхнему Ист-Сайду с пригоршнями сумок для покупок из роскошных магазинов, не будет отражением этого шоу. где сейчас находится Нью-Йорк — после COVID, после BLM. («Невероятное отсутствие разнообразия было ахиллесовой пятой шоу в первый раз», — говорит мне Никсон.И для Паркера, и для Кинга было важно разнообразить актерский состав, а также комнату для сценаристов. Были приглашены темнокожие актеры Николь Ари Паркер и Карен Питтман, а также Сара Рамирес, американка мексиканского происхождения и небинарная личность, и Сарита Чоудхури, которая имеет английское и бенгальско-индийское происхождение. «Мы никоим образом не интересовались токенизмом», — говорит Сара Джессика. «Нельзя приводить людей на шоу и не позволять камере быть с ними! Все эти персонажи — подарки для нас ». Когда я разговариваю с Рамиресом, они подтверждают точку зрения Паркера.«Сара Джессика пришла в этот проект с такой преднамеренностью и осторожностью. Я играю сложного странного персонажа, умного, забавного, сексуального и динамичного », — говорят они. «Когда-то я была большим поклонником

« Секс в большом городе », — говорит Блэк Саманта Ирби, новый штатный писатель сериала. «Но были моменты, когда я думал, что если бы в комнате был черный писатель, это, вероятно, сыграло бы иначе. Конечно, за 20 лет все меняется. На этот раз, приближаясь к темнокожим и смуглым людям в сериале, для меня было важно дать им почувствовать себя настоящими, а не просто врезаться в них.Тем не менее, это не должно быть проповедью. Я бы никогда не стал писать шоу с руганью, где смотреть его — все равно что принимать лекарство ». (Паркер тоже пытается успокоить этот момент, обещая, что сериал не будет экономить на легкомыслии: «Мы остро осознаем любовь людей к определенным вещам, связанным с шоу. Это как духи: у вас красивая упаковка. и бутылка, а затем у вас есть сок ».) Когда я ловлю Николь Ари Паркер по телефону, она говорит:« Сценаристы умело заставляют персонажей, независимо от того, цветные они или нет, признавать новизну, которую они представляют ». повторно переживаю.Но все это укладывается в один и тот же излюбленный тон шоу. Только за одежду можно умереть ». Она смеется. «И позвольте мне сказать вам, что в этой версии
« Секс в большом городе »все еще много секса.

ПОЛНОЕ ПЕРО
« Мир Кэрри и ее друзей всегда был связан с возвращением домой, и я чувствовал, что нам это нужно прямо сейчас », — говорит Паркер. Платье Fendi Couture. Серьги Dior Fine Jewelry.

Мнение | Радость старости. (Без шуток.) ​​

В свои 80 лет, с множеством медицинских и хирургических проблем, без инвалидности, я рад, что живу: «Я рад, что я не умер!» иногда вырывается из меня в прекрасную погоду.(Это контрастирует с историей, которую я услышал от друга, который, гуляя с Сэмюэлем Беккетом в Париже прекрасным весенним утром, сказал ему: «Разве такой день не делает тебя счастливым, что ты жив?» На что Беккет. ответил: «Я бы не пошел так далеко».) Я благодарен за то, что испытал много вещей — некоторые прекрасные, некоторые ужасные, — и что я смог написать дюжину книг, получить бесчисленные письма от друзей, коллег и читателей, а также насладиться тем, что Натаниэль Хоторн назвал «общением с миром».

Мне очень жаль, что я потратил (и до сих пор теряю) так много времени; Мне жаль, что я в 80 лет мучительно стесняюсь, как в 20; Мне жаль, что я не говорю ни на одном языке, кроме своего родного, и что я не путешествовал и не знаком с другими культурами так широко, как должен.

Я чувствую, что должен пытаться завершить свою жизнь, что бы ни значило «завершение жизни». Некоторые из моих пациентов в возрасте 90 или 100 лет говорят nunc dimittis: «Я прожил полноценную жизнь, и теперь я готов к работе». Для некоторых из них это означает попадание в рай — это всегда рай, а не ад, хотя Сэмюэл Джонсон и Джеймс Босуэлл оба содрогнулись при мысли о попадании в ад и рассердились на Дэвида Юма, который не питал таких убеждений.У меня нет веры (или желания) в какое-либо посмертное существование, кроме воспоминаний друзей и надежды на то, что некоторые из моих книг все еще могут «говорить» с людьми после моей смерти.

У. Х. Оден часто говорил мне, что он думал, что доживет до 80, а потом «уберется» (он дожил только до 67). Хотя со дня его смерти прошло 40 лет, я часто мечтаю о нем, о моих родителях и бывших пациентах — обо всех давно ушедших, но любимых и важных в моей жизни.

В 80 лет нависает призрак слабоумия или инсульта.Треть современников мертва, и многие другие, с серьезными психическими или физическими повреждениями, оказались в ловушке трагического и минимального существования. На 80 слишком заметны следы разложения. Реакция человека немного медленнее, имена чаще ускользают от него, и его энергии необходимо сдерживать, но даже в этом случае можно часто чувствовать себя полным энергии и жизни, а не совсем «старым». Возможно, если повезет, я сохраню это более или менее неповрежденным еще несколько лет и получу свободу продолжать любить и работать — две самые важные вещи, как настаивал Фрейд, в жизни.

Находить радость в старости

Люди становятся счастливее с возрастом. Как это может изменить наш взгляд на то, как мы живем — и управляем своими деньгами — сегодня?

Артур Рубинштейн был всемирно известным классическим пианистом из Польши. Газета New York Times назвала его одним из величайших пианистов двадцатого века. Свой дебютный спектакль он дал в 1894 году, когда ему было всего семь лет. За этим последовала обширная знаменитая карьера, охватившая ошеломляющие восемь десятилетий.

Как и следовало ожидать, тело Рубинштейна начало подавать признаки старения в конце его карьеры. Стало труднее поддерживать плотный график поездок и играть сложные произведения таких композиторов, как Шопен, Дебюсси и Брамс. Однако, не желая прекращать игру, Рубинштейн вместо этого приспособился к своим уменьшающимся навыкам. Он начал выступать с более избирательным списком музыки, из которого он менял темп на определенных участках, чтобы лучше соответствовать своим способностям.

К 1976 году из-за ослабленного зрения Рубинштейн был вынужден прекратить выступления, дав свой последний концерт в возрасте 89 лет.Но даже тогда старость не могла уменьшить его жажду жизни. Фактически, в возрасте 93 лет, почти слепой и инвалид, он оставил жену ради другой более молодой женщины. «Чтобы быть таким же старым, как я, — сказал Рубинштейн, — нужно каждый день выпивать стакан виски, выкуривать длинную сигару и гоняться за красивыми девушками».

Стойкость и беззаботность Рубинштейна — пример того, как люди находят радость в взрослении.

В культуре, движимой молодежью, царит всепроникающий цинизм по отношению к старению. Мы склонны сосредотачиваться только на недостатках старения.Стереотипное мнение состоит в том, что чем старше вы становитесь, тем меньше вы становитесь несчастнее и меньше наслаждаетесь жизнью. Это далеко не так. Оказывается, с возрастом вы действительно становитесь счастливее.

Исследование 2010 года, проведенное учеными из Университета Стони Брук, показало, что американцы в возрасте 50 лет и старше в целом счастливее. Используя данные телефонного опроса сотен тысяч американцев, их исследование показало, что гнев среди людей в возрасте от 20 до 70 лет неуклонно снижается, а уровень стресса падает в возрасте 50 лет.

В похожем исследовании психолог из Стэнфорда в течение десяти лет отслеживал людей в возрасте от 18 до 94 лет. По мере того, как они становились старше, они становились счастливее и лучше сдерживали свои эмоции.

Джон Лиланд, журналист, пришел к такому же выводу, проводя год, беседуя и беседуя с шестью жителями Нью-Йорка в возрасте 85 лет и старше. Он задокументировал свой опыт в книге Счастье — это выбор, который вы делаете .

Лиланд пишет: «Пожилые люди более довольны, менее тревожны или напуганы, меньше боятся смерти, с большей вероятностью видят хорошие стороны вещей и принимают плохое, чем молодые люди.”

Итак, как именно пожилые люди обретают счастье и покой перед лицом непрерывных потерь, как физических, так и социальных? Как эта мудрость может оказаться полезной для людей среднего возраста и молодежи, которые часто боятся взросления? И может ли это изменить то, как мы думаем о подготовке к пенсии?

Будьте готовы адаптироваться к изменениям

Снижение умственных и физических возможностей — неизбежная часть старения. Внезапно вы не можете так быстро бежать, имена начинают ускользать от вас и т. Д.

Одна вещь, которую Лиланд узнал о пожилых людях, с которыми он проводил время, заключалась в том, что «они считали себя суммой не своей инвалидности, а своей стратегии жизни с ними».

Для пожилых людей ограничения, налагаемые старением, рассматриваются не как признак отказа от курения, а как сигнал к адаптации.

Возможно, вы не сможете играть в хоккей или заниматься гимнастикой в ​​возрасте 70 лет, но вы можете освоить новые занятия, такие как плавание или езда на велосипеде, которые принесут те же физические и социальные преимущества.

Пожилые люди часто выбирают путь, который является продолжением того, что они делали раньше (подумайте о профессиональном спортсмене, который становится тренером), или пробуют что-то совершенно новое.

Например, Анна Мэри Робертсон Мозес или «Бабушка Мозес» — широко известное имя в американском народном искусстве. Но первым ее увлечением было вышивание. Она не начала рисовать до 76 лет, только когда ее артрит стал слишком болезненным, чтобы держать иглу.

Поддерживать чувство признательности и целеустремленность

Счастье в позднем возрасте также приходит от правильного восприятия своего опыта.

Лиланд увидел, что пожилые люди по-другому подходят к жизни. День, проведенный в кабинете врача из-за больного бедра, по-прежнему был подарком еще одного дня жизни.Новое сложное устройство означает, что вы проводите время с внуками, пока они учат вас, как им пользоваться. Для них «проблемы были проблемами только в том случае, если вы так о них думали. В противном случае они были бы жизнью — и твоей за живую.

Поскольку пожилые люди лучше понимают, что время ограничено, они вырабатывают привычку ценить каждое мгновение. Они также лучше понимают важность и радость, которые приносит чувство цели.

«Исследователи давно заметили, что пожилые люди, которые ощущают цель в своей жизни, как правило, живут дольше и полнее», — утверждает Лиланд в своей книге.

Чувство цели или смысла — вот почему многие пожилые люди становятся волонтерами или даже работают во время выхода на пенсию.

Возможно, Софи Лорен лучше всего объяснила это, когда сказала: «Есть источник молодости: это ваш ум, ваши таланты, творческий потенциал, который вы привносите в свою жизнь, и жизни людей, которых вы любите. Когда вы научитесь использовать этот источник, вы действительно победите возраст ».

Сосредоточьтесь на главном и не беспокойтесь о том, что может случиться

Пожилые люди со временем создают кладезь мудрости, основанной на ценном опыте.Итак, они знают, что действительно важно в жизни, а о чем не стоит беспокоиться.

«Возраст — это вопрос разума выше материи. Если вы не возражаете, это не имеет значения, — однажды сказал Марк Твен.

В конечном итоге, меньше времени тратится на беспокойство о вещах, которые могут никогда не произойти, — значит больше времени жить настоящим.

Лиланд пишет: «пожилые люди, зная, что перед ними ограниченное время, сосредотачивают свою энергию на вещах, которые доставляют им удовольствие в данный момент, тогда как молодые люди с длинными горизонтами ищут новый опыт или знания, которые могут или могут не расплачиваться по линии.Молодые люди беспокоятся о вещах, которых у них нет и которые могут понадобиться позже; пожилые люди распределяют то, что у них есть, тем немногим, которые им больше всего нравятся. Молодые люди целуют лягушек в надежде, что они превратятся в принцев. Старики целуют внуков ».

Находить радость сегодня и готовиться к завтрашнему дню

Тот факт, что пожилые люди обычно более счастливы, не означает, что у них нет страхов. Например, их самый большой страх по поводу выхода на пенсию — это нехватка денег, а не одиночество, скука и ухудшение здоровья, согласно исследованию Центра пенсионных исследований Transamerica.

Это подчеркивает важность своевременных и частых сбережений и наличия всеобъемлющего финансового плана на будущее. Эти вещи могут помочь вам успокоиться и сосредоточиться на действительно важных вещах.

Новый взгляд на то, что значит стареть, также может побудить людей жить более полной жизнью и принимать более разумные финансовые решения сегодня. Когда вы поймете, что ваши сумеречные годы могут быть временем радости, и никакая из этих радостей не исходит от материальных объектов, вы, вероятно, будете более осторожны со своими деньгами.Вы не потратите их на новейшую машину или новейший гаджет.

Как узнал Лиланд, «хорошие вещи в жизни — счастье, цель, удовлетворенность, товарищеские отношения, красота и любовь — были всегда. Нам не нужно их зарабатывать. Хорошая еда, друзья, искусство, тепло, ценность — это то, что у нас уже есть. Нам просто нужно выбрать их как свою жизнь ».

Малала Юсафзай объявила, что вышла замуж, с потрясающими свадебными фотографиями

Малала Юсафзай вышла замуж, заявила активистка по правам человека и образованию, опубликовав потрясающие фотографии своего знаменательного дня.

24-летняя девушка, которая живет в Великобритании после нападения талибов в возрасте 15 лет в своем родном Пакистане, поделилась захватывающей новостью в социальных сетях во вторник, поделившись фотографиями себя и своего мужа Ассера.

«Сегодня знаменательный день в моей жизни», — написала она. «Мы с Ассером связали себя узами брака, чтобы стать партнерами по жизни. Мы вместе с семьями отпраздновали небольшую церемонию никки дома в Бирмингеме. Пожалуйста, пришлите нам свои молитвы. Мы рады идти вместе в будущее.

Сегодня знаменательный день в моей жизни.
Ассер и я связали себя узами брака, чтобы стать партнерами на всю жизнь. Мы вместе с семьями отпраздновали небольшую церемонию никки дома в Бирмингеме. Пожалуйста, пришлите нам свои молитвы. Мы рады идти вместе в будущее.
📸: @ malinfezehaipic.twitter.com / SNRgm3ufWP

— Малала (@Malala) 9 ноября 2021 г.

Отец Юсафзай, замеченный вместе с ней и ее матерью на одной из фотографий, также поделился своей радостью, написав в отдельный пост: «Это не передать словами.

«Мы с Тоором Пекаем переполнены радостью и благодарностью», — написал он о своей жене, добавив «Альхамдулиллах», что означает «хвала Богу» на арабском языке.

Юсафзай сказала в июньском интервью британскому Vogue, что не уверена, выйдет ли она когда-нибудь замуж.

«Я до сих пор не понимаю, зачем людям жениться. Если вы хотите, чтобы в вашей жизни был человек, зачем вам подписывать документы о браке, почему это не может быть просто партнерством? » — сказала она, хотя позже признала, что люди действительно меняются и растут.

Этот союз стал последней важной вехой для Юсафзая, получившего степень по философии, политике и экономике в Оксфордском университете.

История продолжается

До этого она была удостоена Нобелевской премии мира в 2014 году за борьбу за права всех детей на образование. А в 2013 году она опубликовала свою автобиографию «Я — Малала», которая стала международным бестселлером.

Юсафзай пережила попытку убийства талибов в 2012 году после того, как она публично выступила против подавления женщин и девочек группировкой боевиков.Боевики Талибана дважды выстрелили в тогдашнюю девушку-подростка, когда она ехала в школьный автобус, но она замечательно выжила и продолжила свою деятельность.

Эта статья изначально появилась на HuffPost и была обновлена.

Связанные …

Изображение: NPR

Братья и сестры фотографа Надии Накорды Хая (слева) и Тандисва шепчутся у забора. Надия Накорда скрыть подпись

переключить подпись Надия Накорда

Братья и сестры фотографа Надии Накорды Хая (слева) и Тандисва шепчутся у забора.

Надия Накорда

Художник и фотограф Надия Накорда почти десять лет снимает своих братьев и сестер. В ее новой фотокниге A Special Kind of Double есть фотографии ее брата Хайи и сестры Тандисвы. Время не отмечено особыми случаями или днями рождения, а скорее промежуточными моментами жизни.

«Я начала фотографировать их с места ностальгии», — пишет Надежда в заявлении художника.«Стремясь создать архив изображений, которые служат доказательством нашего существования, значимости и человечности в мире, который стремится стереть нас».

Фотографии — диалог Надежды с братьями и сестрами. Иногда она управляет позами Хайи и Танди в изображениях, в то время как другие изображения фиксируют откровенный жест между братьями и сестрами. Взятые вместе, они представляют собой то, что Накорда описывает как «любовное письмо всем пятерым моим младшим братьям и сестрам», а не только Танди и Хайе. Как она пишет:

«Как старший ребенок, они мои лучшие друзья и моя самая большая любовь.Наши особые связи имеют свой собственный ритм, силу и магию, которые принадлежат только нам. Эта работа дает вам возможность заглянуть в наш мир. Тот, полный игры и невинности, который дает убежище и солидарность перед лицом травм и борьбы, уникальных для нас, чернокожей молодежи в Америке ».

Как вы начали работу над этим проектом?

Я жил во Фредериксбурге, Вирджиния., в то время. Моя семья выросла в Детройте и его окрестностях. Мне было, наверное, 17 [когда мы переехали в 2012 году]. Я провел так много времени дома. Я постоянно возвращался к тому, чтобы проводить больше времени с семьей. Я брал эту маленькую дрянную точку Sony и снимал, что у нас есть, и начинал их фотографировать. Я стал своего рода семейным фотографом.

Как изменилось ваше взаимодействие с братьями и сестрами, когда вы их фотографировали?

Оно менялось на протяжении многих лет — и, конечно же, будет — по мере их взросления.Когда они стали старше, разговор стал больше похож на разговор. Это происходило из-за того, что мы проводили время вместе, и менялось это таким образом, когда я спрашивал их: «Я хочу сфотографировать вас двоих, можем ли мы это сделать?» Это положило бы начало этому разговору и сотрудничеству, о котором я бы попросил, и мы бы поговорили об этом, и немного поговорили об этом.

Они уже к этому привыкли. Они заинтересованы в этом, но при этом так бескорыстны. Они нормальные подростки, и это то, о чем я хочу, чтобы книга говорила о нормальности.Тот факт, что чернокожей молодежи не разрешается быть тем, кем они являются, что невинно и мило, все, чем на самом деле являются подростки.

На фотографиях у Хайи и Танди есть своя связь. Как изменились эти отношения, пока вы фотографируете?

Я думаю, что он развился во многих отношениях. Между ними два года разницы … Для них то, что я видел сдвиг, — это их близость.Я думаю, что это приобрело совсем другой тон, и поэтому они, конечно, намного более независимы. Когда вы становитесь подростками, вам нужно больше уединения и больше времени, которое вы хотите проводить индивидуально, вы думаете о своем кругу друзей, а не о своем брате или сестре как о своем ближайшем друге.

В их книге есть кинопленка, где они на кухне, [которая] является промежуточным моментом, когда убирают посуду, но [это] настолько важно для меня, как то, как в ней говорится об этой действительно тихой близости.Я видел, как они, конечно же, росли по-своему, развивали свои личности … Кхая была намного более спортивной и заинтересованной в играх, а также Танди, которая больше походила на самого художника и живописца. Но когда они действительно сходятся — а это часто случается — эта теснота и связь все еще присутствуют.

Книга не фокусируется на важных событиях, таких как дни рождения или другие праздники, но вы видите, как Хайя и Танди растут.Как вы решили сосредоточиться на этих более спокойных моментах?

Что меня больше всего резонирует, так это представление о том, как выглядят люди в перерывах между днями? Это большая часть жизни. Вы можете быть действительно хорошими в день рождения, вы можете быть действительно хорошими в отпуске или в отпуске, но как выглядит случайный вторник? Это повседневное понятие взаимоотношений гораздо интереснее для меня, потому что я думаю, что именно в этом и заключается его качество.

Что, по вашему мнению, аудитория вынесет из книги?

Я думаю, это зависит от того, кто зритель.Я думаю о том, кто моя аудитория как артист, и о ком я говорю и для кого работаю, и это относится к моим конкретным сообществам. Эта книга, в частности, посвящена черной молодежи, поэтому я думаю о том, что я хочу, чтобы молодые черные люди думали, когда они это видят. Я думаю, что для меня в 14 лет, в возрасте моей младшей сестры, значило бы увидеть такую ​​книгу. Увидеть эти промежуточные моменты, видимые как артикулированные визуально, как особые и важные, признаваемые. Я хочу, чтобы молодые чернокожие люди почувствовали чувство признательности, когда они увидят это и увидят себя на фотографиях.Я хочу почувствовать себя … Черной молодежи должно быть разрешено играть. Думаю, именно поэтому для меня так важны некоторые образы, которые кажутся причудливыми и игривыми.

Есть ли что-нибудь, о чем вы хотели упомянуть, о чем я не спрашивал?

Как я сейчас вижу эту работу. Эти образы в книге … теперь они значат для меня гораздо больше, потому что многие чернокожие, которые являются родителями или опекунами … действительно держатся крепче из-за насилия, которое происходит и продолжается так долго. Черные женщины и девушки и черные мужчины и мальчики.Я не начинал этот проект с мыслями об этом … но сейчас я думаю об этом. Тем более, что я старею и все еще смотрю на [своих братьев и сестер], которые растут, и им осталось жить так много жизни.

Процесс создания изображений нам очень нравится. Мне очень нравится делать эту работу. Для меня как для художника это дается невероятно легко и легко. Даже сам процесс создания этого, стремясь уловить радость Черных, приносит радость.

Надия Накорда — блазианская художница и фотограф, в настоящее время проживающая в Сиракузах, штат Северная Каролина.Я. Ее книга, A Special Kind of Double, доступна через KGP Books.

Как обрести счастье, когда вы страдаете

По мере того, как мы заканчиваем эту серию, в нашем стремлении к счастью остается парадокс: радость приходит к тем, кто познал боль. Чтобы преодолеть борьбу — разрывы, болезни и даже смерть — мы должны сначала принять и признать ее неизбежность. Изучение тьмы наших страданий может показаться нелогичным, но часто это единственный способ увидеть свет.

В эпизоде ​​этой недели Артур С. Брукс садится с Би Джей Миллером, врачом паллиативной помощи, чтобы раскрыть, как мы можем противостоять нашим самым глубоким страхам, почему мы должны принимать наши естественные ограничения как человеческие существа и как примириться с ними. приливы и отливы радости и страдания в человеческой жизни — опыт, который мы все разделяем.


Продюсером этого выпуска выступила Ребекка Рашид, ведущим — Артур С. Брукс. Редакция A.C. Valdez. Проверка фактов Эной Альварадо. Звуковой дизайн Майкла Рафаэля.

Станьте частью Как построить счастливую жизнь. Напишите нам по адресу [email protected] или оставьте голосовое сообщение по телефону 925.967.2091.

Музыка Тревора Ковальски («Львиный дрейф», «Наша долина», «Una Noche De Luces», «Night Sky Alive»), «Стационарный знак» («Свободно в парке»), а также бумажник и часы для очков ( «Последние пьесы»).

Щелкните здесь, чтобы прослушать другие полнометражные серии этого сериала.

Эта стенограмма была слегка отредактирована для увеличения объема и ясности.

Артур К. Брукс: Когда вы учите счастью, как я, один из самых больших вопросов, который возникает у людей изначально: что это такое? Я имею в виду, мы все думаем, что знаем, что такое счастье, пока вы не задумались об этом. Многие люди считают, что счастье — это чувство. Лучшее определение счастья: это как еда с тремя макроэлементами. Подобно тому, как в еде есть макроэлементы — белки, углеводы и жир, — счастье — это пир с тремя макроэлементами, а именно: удовольствие, удовлетворение и цель.

Я хочу сосредоточиться прямо сейчас на этом третьем макроэлементе, специально. Мне, вероятно, не нужно убеждать вас, что для того, чтобы вы были счастливым человеком, необходимо найти цель или смысл в своей жизни. Возможно, вы действительно провели определенное время в своей жизни, действительно прекрасно проводя старые времена. Много удовольствия, много удовольствия, но бесцельно. И вы, скорее всего, не обнаружили, что действительно, действительно счастливы.

Оказывается, почти все, когда их спрашивают, что на самом деле помогло им понять цель своей жизни, которая является частью счастья, как ни парадоксально, они говорят о периодах несчастья.Вот загадка всех этих идей: чтобы быть счастливым, вам нужна цель. Чтобы иметь цель, вам нужно несчастье. Тебе нужна боль. Вам нужна жертва. Вам нужны некоторые трудности. Об этом мы и поговорим сегодня. Потому что нам это нужно, чтобы достичь цели и, следовательно, счастья, которого мы ищем.

Миллер Б.Дж.: Знаешь, я за счастье. Это красивая вещь. Но во-первых, это не всегда доступно. Во-вторых, это глубоко связано с болью и другими неприятностями.Я не думаю, что счастье — это отсутствие проблем, отсутствие проблем или отсутствие боли. Я думаю, что счастье и боль — действительно близкие друзья.

Брукс: Б.Дж. Миллер — врач хосписа и паллиативной помощи и соучредитель онлайн-компании Mettle Health, занимающейся паллиативной помощью. Профессиональная сфера паллиативной помощи доктора Миллера связана непосредственно с исцелением страданий, а не с самой болезнью — от физической боли до эмоциональной борьбы. Вы можете спросить, почему меня так интересуют его работы.Меня интересуют все, кто ведет полную подрывную деятельность в своей области, и это Би Джей Миллер.

Почему он сам интересуется страданием и смертью? Во время учебы в колледже он чуть не погиб. Он испытал невероятную боль и был вынужден противостоять смертности лицом к лицу. Мудрость Би Джея в отношении боли и страданий, основанная на его профессиональной работе и личном опыте, помогает нам справиться с неизбежной борьбой за человечество, что означает иногда испытывать боль и в каждой жизни рано или поздно подходить к концу.Почему? Чтобы мы могли жить сегодня более значимым образом.

Миллер: Мы, люди, относительно ориентированы, поэтому мы знаем радость, потому что знаем боль. И нам нужны фольги. Нам нужны точки контраста. И поэтому смерть может предоставить нам эту точку контраста, так что такие вещи, как красота и радость, появляются; им есть к чему отталкиваться и к чему относиться. Итак, эта идея иметь фольгу в жизни, чтобы понять, что такое радость, потому что мы знаем, как ощущается ее отсутствие.

Счастье — это не столько погоня за удовольствиями.Каким-то образом это стремление примириться с реальностью. А реальность включает в себя такие вещи, как боль и смерть. Смерть дает нам контекст для нашей жизни, по этой причине время становится драгоценностью, а то, где мы размещаем себя, становится важным, потому что оно не безгранично. Это также дает нам великое оправдание: мы знаем, что в полноценной жизни мы никогда не добьемся всего. Это не неудача. Это просто правда того, что жизнь намного больше, чем любой из нас.

Итак, смерть может многому нас научить, и я бы просто сказал, знаете ли, я ни за, ни против смерти.Просто оно настаивает на себе. Это существует. Поэтому мне нужно с этим разобраться. Я думаю, что у счастья тоже есть чем заняться, но оно не противоречит самому себе. И одно из наших поступков — любое, каждое, все «я» — это смерть. Так что это только часть пакета.

Brooks: Почему вы прожили свою жизнь, никогда не оставаясь живыми, пока не умрете, потому что вы отрицали существование смерти? Это странная психологическая головоломка, в которую вы попадаете в данных обстоятельствах, не так ли? Почему вас интересует эта тема? Что вас заинтересовало в теме смерти?

Миллер: Ну, потому что я наконец понял, что он существует, как я уже сказал, это как часть реальности и что это было частью жизни, не антитезой или браконьером жизни, а частью жизни — что это в нас.Итак, мое стремление познать себя и жизнь привело меня к попытке хотя бы принять смерть.

Я не знаю, можем ли мы познать смерть — я не уверен, — но я думаю, вы могли бы сказать, Артур, мой интерес к жизни привел меня к моему интересу к смерти, потому что они глубоко связаны. И более конкретно, я имею в виду, что я сам был близок к смерти, когда учился в колледже. Я попал в аварию с электрическим током, которая действительно подтолкнула меня к тому, что моя смертность не абстракция, а реальность, которая может произойти в любой момент.И это заставило меня посмотреть.

У меня не было выбора, кроме как посмотреть. Я думаю, вы можете сделать это силой или по собственному выбору. Я был вынужден искать раньше, потому что я так близко подошел к этому. И это привело меня в медицину. Но на самом деле я никогда не интересовался смертью как таковой. Опять же, это действительно в жизни. И также интересовался: что делают люди, когда сталкиваются с вещами, которые они не могут изменить или не могут контролировать? И это, для меня, было главным источником засыпки, а не смерть как таковая.Именно так люди справляются, понимают, работают и осознают свои собственные ограничения. И как люди начинают видеть жизнь за пределами самих себя, что является прекрасным способом справиться с идеей смерти.

Вы можете начать децентрализовать свое эго; вы можете начать видеть жизнь вне себя и чувствовать свою связь с ней, ценить ее и свою ответственность перед ней. Итак, в моей области мы говорим о конце жизни — как это фраза, конец жизни — но это такая проблемная фраза.Теперь жизнь, жизнь будет продолжаться. Ваша жизнь скоро закончится; моя жизнь закончится. Эта жизнь закончится. Так что это не конец жизни. Насколько мы можем судить, жизнь не заканчивается. Это продолжается. Мы — ты или я — нет. Так что это конец моей жизни. Как только вы преодолеете себя, повсюду вокруг нас тоже произойдет своего рода бессмертие.

Brooks: Итак, когда ваши пациенты приходят к вам, я имею в виду, что нет — я имею в виду, ваши пациенты приходят к вам, потому что им грозит конец жизни — очевидно, вы оказываетесь в хосписе и паллиативной помощи. .И я предполагаю, что многие из них приходят к вам, и они не очень счастливы. Страх, сожаление или что-то еще, что на самом деле приводит к концу жизни людей, которые несчастны испытывать это несчастье?

Миллер: Паллиативная помощь на самом деле является разновидностью клинической помощи — это наука, философия или подход к лечению, который помогает справиться со страданиями, а не с болезнью. Проблема, если хотите, то, на что мы смотрим, — это страдание. И поэтому многие люди, которых я вижу в паллиативной помощи, еще не достигли конца жизни.Они просто борются. Они страдают. Они пытаются осмыслить мир, который больше не имеет смысла, пытаются включить диагноз в свое самосознание.

Многие клиенты или пациенты, которых я видел за эти годы, далеки от смерти. Поэтому слушателям следует признать, что паллиативная помощь — это своего рода клиническое стремление к повышению качества жизни перед лицом страданий. И мы выросли из хосписа, который представляет собой подразделение паллиативной помощи, посвященное концу жизни.Так что, просто чтобы сказать, вам не обязательно умирать в ближайшее время, чтобы получить паллиативную помощь.

Сказав это, я работаю в своей практике в экзистенциальных рамках такого рода. Каждый раз, говорим мы о смерти открыто или нет, она всегда витает в воздухе. И затем мой подход состоит в том, чтобы работать как бы в обратном направлении, чтобы найти способ увязать смерть и потерю в картине, а затем строить оттуда. Вроде как: жизнь начинается, когда вы понимаете, что умираете. Мы не только должны умереть; мы должны знать, что умираем, прежде чем наша смерть, и это настоящий изгиб разума.

Что было захватывающим в Mettle Health, мы начали эту небольшую группу вне системы здравоохранения, потому что, как клинический врач, ваша точка зрения хорошо принята, Артур. Люди приходят ко мне, потому что что-то не так. Так они попадают в паллиативную помощь или медицину в целом.

Так что в некотором смысле моя работа в паллиативной помощи состоит в том, чтобы заставить их меньше ненавидеть свою жизнь или заставить их меньше страдать. Но вы начинаете это делать, даже если это ваша цель. Вы начинаете понимать, что часть противоядия находит смысл.Частью противоядия от боли любого рода является ее осмысление, работа с ней или ее принятие. Так что это всегда в смеси.

Но теперь, когда мы создали Mettle Health вне системы здравоохранения, это было потрясающе. Например, многие люди, которые к нам обращаются, являются опекунами. Они являются частью экосистемы, в которой присутствует болезнь; сами по себе они не умирают и не больны, но им нужна помощь. А некоторые из наших клиентов даже не болеют. Они просто переживают большой переходный период в жизни, например, потерю брака или смену места работы, или попытку переехать, или попытку осознать новые аспекты себя.Так что в этой работе есть что-то очень красивое.

Брукс: Мне нравится. Тем не менее мне это нравится. И я процитирую, знаете ли, из вашей последней книги, где вы говорите во введении: «Нет ничего плохого в том, что вы умираете». И забавно, что мы должны это говорить. Но давайте посмотрим в контексте, почему мы так думаем, с нашей системой медицинского обслуживания и чем вы сильно отличаетесь от врачей, с которыми я обычно разговариваю.

Врачи заботятся о том, чтобы сохранить нам жизнь, и поэтому они считают себя врагами смерти.А вы говорите: «Послушайте, это неправильно! Это все неправильно. Вы не можете быть врагом чего-то, что является естественной частью жизни и неизбежностью, и чем-то, от чего, если вы продолжите убегать, это испортит вам качество жизни ».

Итак, что вы здесь говорите — я имею в виду, послушайте, я хочу, чтобы все в аудитории осознали, насколько невероятно подрывной на самом деле является Б.Дж. Миллер для всего медицинского истеблишмента. Вы говорите, что наш подход к страданию и смерти на самом деле вредит нам. Это верно?

Миллер: Да, вы правы.Я полностью согласен с этим утверждением. да. Медицинская модель все как бы патологизирует. Но проблема в том, что вы в конечном итоге патологизируете нормальные состояния, например, заболеть — это нормально; умереть нормально. Мы не должны называть это «патологическим», потому что это как призыв к суждению. Вот где вы в конечном итоге чувствуете себя неудачником или стыдитесь заболеть. Вы знаете, это очень проблематично.

Итак, одна из вещей, которую я пытаюсь сделать, — это депатологизировать эти состояния, чтобы избавить нас от стыда за то, что мы болеем.Вы знаете, эта идея о том, что мне нужно не только чувствовать себя плохо, будь то боль, депрессия или что-то еще, — вы должны чувствовать себя плохо из-за того, что чувствуете себя плохо, знаете, стыдно за себя или за чувство страдания. Вот и все. Это рукотворные штуки, которые мы навязываем друг другу. Это нужно отменить.

И послушайте, я имею в виду, есть время сражаться, и есть время — идет «война с раком», и я понимаю. Вы знаете, это способ мобилизовать кучу энергии. А иногда в ходе болезни что-то действительно можно исправить, исправить, и вы сможете предотвратить смерть и прожить немного дольше.И в этом нет ничего плохого.

Но не будем себя обманывать. Смерть по-прежнему неизбежна, и с нами случается не то же самое. Это не иностранный захватчик. Это в нас. Наши клетки запрограммированы на это. Таким образом, вы не можете долго воевать с болезнью или со смертью, пока фактически не вступите в войну с самим собой. Это просто верное заявление.

Брукс: Вы приводите невероятно убедительные доводы в пользу того, что для того, чтобы наслаждаться жизнью, нам нужно объявить мир после смерти.Это не значит, что нам нужно принять смерть. Это не значит, что нам нужно спешить к смерти, но нам нужно примириться с тем фактом, что она является частью жизни. Так должны ли мы также объявить мир страданиям, которые тоже неизбежны?

Миллер: Отличный вопрос, Артур. Я действительно считаю, что нам нужно объявить мир или, возможно, перемирие после смерти — это мне хорошо пахнет, и это существенно отличается от любви к ней или ее вступления. И на самом деле, есть данные, подтверждающие это, если вы сможете найти свой путь к принятию того факта, что вы умираете — i.е. принять реальность — чтобы вы могли жить дольше. Когда меня обучали, условием было: «Ну, вы можете выбрать качество или количество жизни», а затем вам каким-то образом пришлось выбирать между ними. Мы все чаще обнаруживаем, что это ложное различие. Таким образом, часть ответа состоит в том, чтобы разрушить эти ложные дихотомии.

Что касается провозглашения мира страданиям, то для меня я все еще считаю полезным разделить страдание на несколько разных видов. Итак, одно из них мы можем назвать «необходимым страданием»; это просто страдание от жизни.Убыток — это лишь часть сделки. Это произойдет, и, знаете ли, будет больно. Итак, природные явления. Когда мы рождаемся в этом мире, первое, что мы делаем, — это плачем. Вы даже можете считать процесс родов чем-то вроде травмы, выходящей из безопасности матки и всей ее уверенности в этот мир. И поразительно, что первое, что делает здоровый ребенок, — это плачет, он воет. Не думаю, что это ошибка или совпадение. Так что, похоже, это просто элемент человеческого опыта.Это необходимое страдание. Вы можете попробовать изменить это, но удачи, понимаете?

А есть еще одна партия, которую вы могли бы назвать «ненужными страданиями» или «беспричинными страданиями». Я за то, чтобы примириться с необходимыми страданиями, но с ненужными вещами, которые мы случайно — с болью, которую мы случайно причиняем друг другу своими мыслями или словами. Мы говорим гадости. Мы игнорируем друг друга. Мы не видим друг друга. Мы давим друг на друга, чтобы они были кем-то, чем мы не являемся. Мы делаем все возможное друг с другом и с самими собой.Мы воруем друг у друга. Мы делаем много ужасных вещей. А это совсем другое страдание.

Я думаю, нам нужно использовать нашу проницательность, чтобы различить двоих. И нет, я за то, чтобы искоренить ненужные страдания. У системы здравоохранения очень много проблем. Это потрясающе, но при этом крайне дисфункционально. Мне непростительно, что система здравоохранения причиняет столько же страданий, как и сама изобретенная вещь. Это потому, что это придумано, и поскольку мы знаем лучше, мы должны иметь возможность разработать лучшую систему здравоохранения.И я расстроен, что мы не нашли способ сделать это, и я буду продолжать расстраиваться, и я буду продолжать пытаться это изменить. Я не согласен с этим.

Для меня это очень важное различие, и оно также как бы раскрывает мудрость молитвы о безмятежности. Дайте мне такую ​​проницательность, чтобы знать, что я могу изменить, а что нет, потому что они требуют очень разных ответов. Если я не могу что-то изменить, в том числе и страдания, ну, моя цель — это то, что я пытаюсь делать, это любить это, что я хочу любить жизнь так сильно, что не мне выбирать или выбирать какие из них я могу оставить или не хранить.Если я не могу изменить естественное страдание, мне это понравится. Это очень отличается от меня, просто причиняю страдания себе или кому-то другому из-за невнимательности, умышленного невежества или чего-то еще.


Брукс: Хорошо, через секунду вернемся к Би Джей Миллеру. Но сейчас короткий перерыв для науки.

В этой серии мы говорили о смерти. Теперь я хочу рассказать вам об исследовании, которое действительно поразило мое воображение по этой теме.Это исследование было опубликовано в 2017 году в журнале Psychological Science . Его написали пять социальных психологов по именам Амелия Горансон, Райан Риттер, Адам Уэйц, Майкл Нортон и Курт Грей. Статья, которую они написали, называется «Умереть неожиданно положительно».

А вот что говорится в статье: в 2017 году группа исследователей из нескольких американских университетов набрала добровольцев, чтобы они представили, что они находятся в камере смертников, — это верно, — а затем написали вымышленные последние утверждения о своих воображаемых чувствах.Вот в чем поворот: затем исследователи сравнили эти сообщения с последними словами людей, которым на самом деле грозила смертная казнь, — людей, которые действительно были приговорены к смертной казни. Результаты, опубликованные в журнале Psychological Science , были довольно суровыми: писания людей, временно воображающих смерть, были почти в три раза более негативными, чем писания тех, кто действительно столкнулся со смертью — и это предполагает, что, возможно, парадоксально, смерть становится страшнее, когда она наступает. теоретический и далекий, чем когда приближается конкретная реальность.

Брукс: А теперь вернемся к Б.Дж. Миллеру.


Miller: Это не только пациенты, страдающие от бездумной системы здравоохранения или неполноценной системы здравоохранения, или от системы, которая не осознает свои собственные или осознает свои собственные ограничения. От этого все чаще страдают врачи. Так что это не врачи против пациентов; проблема в этой медицинской системе.

Здесь готовят бедных врачей. Бедных врачей так много просят, это непристойно.Не только врачи — медсестры, социальные работники, капелланы. Я испытываю бесконечное сострадание, сочувствие и любовь к людям, которые пытаются работать в рамках этой системы. Это другое. Так что здесь тоже важно отделить человека от системы. Врач тоже страдает таким менталитетом. Я знаю многих врачей, которые сгорели из-за того, что ведут войну, которую они не могут выиграть. И на каком-то уровне они знают. На каком-то уровне они знают, что причиняют вред, на каком-то уровне. Так что это один момент.

И второй момент — это то, что я бы рекомендовал как плавность или гибкость, чтобы выбрать конструкцию, которая будет служить вам в данный момент. Итак, сражаемся, чтобы остаться в живых; Я боролся, чтобы остаться в живых. Знаете, это имело смысл, и я хотел, чтобы мои врачи тоже сражались, чтобы защитить эту идею о том, что у меня сердцебиение. Таким образом, умение заключается в том, когда использовать какую конструкцию или какой инструмент. Это навык, который я хотел бы, чтобы мы развили. Вступление в войну с болезнью на каком-то уровне может иметь некоторый смысл, но вы должны знать, когда переходить к другому образу мышления или другой точке зрения.

Брукс: Итак, что должны сделать наши слушатели, чтобы начать прямо сейчас, не боясь смерти?

Миллер: Что ж, большинство людей, которых я знаю, будут бояться. Я не обязательно буду защищать попытки стать бесстрашными. Возможно, это оказывает слишком большое давление. Это может быть невыполнимая просьба. Лучше узнайте свой страх; цените то, от чего он пытается вас защитить, и будьте больше, чем ваш страх.

Так что, если вы можете иметь отношения со своим страхом, что вас это не так сильно волнует — многие люди, с которыми я был, прошли весь путь до конца, вы знаете, они скажут вам, что они все еще есть опасения.Знаешь, они не знают. Есть еще страшные моменты, но они смирились со страхом. Я почти могу сказать, что они преодолели страх, установив с ним отношения и увидев в нем то, что он есть, а что нет. Итак, одно уточнение к вашему вопросу: отчасти, возможно, вы просите слишком многого, чтобы быть бесстрашным.

Итак, что, я думаю, сейчас мы можем сделать, так это начать относиться к себе, в том числе к трудным частям. Начните относиться к своему страху; начните исследовать его, посмотрите на него, посмотрите, что он пытается вам сказать.Поприветствуйте часы в своей жизни в том смысле, что вы осознаете, что время на самом деле драгоценно. И да, большинство из нас вряд ли скоро умрёт. Но это не так — мы даже не можем этого сказать. Я имею в виду, я могу пойти сегодня вечером, Артур. И это нетривиальное утверждение. Это верное заявление.

Итак, я начинаю чувствовать близость смерти, а не видеть в ней что-то, что происходит с другими людьми или какое-то неопределенное будущее в будущем. Это где-то рядом. Он находится в вас, а значит, везде, где вы есть, и это возможно в любое время.Начните приветствовать эту мысль до мозга костей. Я считаю очень полезным рассматривать потерю как замену смерти. Маленькие смерти.

Если смерть пугает, потому что она эта чужая, что ж, посмотрим, сможешь ли ты сделать ее менее чужой. Любой день наполнен небольшими потерями. Утрата мысли или представления об отношениях или возможности. Или вы что-нибудь знаете. Выпадение волос. Вы знаете, воскресные ночи — это немного смертельно. Знаете, необходимость вернуться к рабочей неделе и осознать, что именно рабочая неделя сделала выходные такими веселыми.Вы знаете, взаимодействие между этими двумя вещами.

И потом, когда вы понимаете, что, будучи сочувствующим человеком, мы не просто маленькие люди, которые ходят в вакууме. Приветствуйте ваше сочувствие, когда вы чувствуете потерю, а не когда умирает друг или друг друга. Или, когда вы включаете новости и смотрите, что происходит в мире, даже о смерти людей, которых вы не знаете, позвольте себе что-то там почувствовать. Это небольшая тренировка на смерть.

Думаю, что самый большой из них: познакомьтесь с природой.Попытайтесь внушить эту идею, что вы — природа, потому что в природе жизнь и смерть постоянно вращаются вместе. Иди гуляй в лес. Вы увидите падающие листья; наступишь на ошибки; вы увидите, знаете ли, просто смерть повсюду, и она полностью переплетена с жизнью. И если вы усвоите этот урок, я думаю, вы действительно готовите на газе.

Думаю, стоит отметить, что наша нервная система устроена так, как будто мы устроены как животные, чтобы сражаться или бежать; это рефлекс, который у нас есть.Это не то, что мы выбираем. Но со временем, я думаю, этот рефлекс может смягчиться, и когда эта угроза не исчезает, одно дело наткнуться на тигра в джунглях и, конечно же, вы хотите драться или бежать. Но если тигр живет в вашем доме и не собирается уходить хорошо, вам нужно занять другую позицию с этим тигром.

В течение всей жизни, я думаю, нам нужно продолжать работать над собой до такой степени, чтобы мы могли выйти за рамки простой реакции «бей или беги» на смерть, потерю или боль.Так что на каком-то уровне давайте дадим нам всем передохнуть. Вы знаете, мы настроены на это. Это не просто выученное поведение. И тогда, и тогда я думаю, что мы, в частности, индустриальное общество, которое так много стремилось победить природу, человека против природы. Это все, чему я научился в школьной литературе; это была линза: мы против природы. Я имею в виду, что это такое проблематичное заявление, как будто мы не природа, и мы все время страдаем от этих последствий.

Мы искусственно отключили себя от больших реальностей, и эти большие реальности включают смерть.И затем мы продолжаем, в наши дни и в наше время, наши сообщения, этот маркетинг, реклама, жажда молодости и лицо без морщин, и все это играет на этом. Так что некоторые из них, я думаю, просто врожденные, часть сделки, а многое из этого усвоено, своего рода ненужные страдания, которые мы продолжаем навязывать этому предмету.

Брукс: Знаете, я преподаю в Гарвардской школе бизнеса и общаюсь с людьми, которые очень увлечены своей карьерой и невероятно успешны.А вы врач; вы видели то же самое. И люди скажут: «Моя жизнь — это моя работа». И это вроде как; их жизнь — это их работа. А потом происходит то, что случается с абсолютно всеми, а именно: они приходят в упадок, и упадок становится формой смерти. И на самом деле они буквально не боятся конца своей жизни, но для них нет ничего страшнее их упадка.

Так как же взять то, что вы знаете о смерти, страхе смерти и объятии смерти, сделать из этого частью жизни и превратить в совет для некоторых людей, которые очень, очень боятся своей профессиональной смертности? Их собственный жизненный успех, их производительность, эти люди, которые живут тем, что могут.Что вы можете мне об этом сказать?

Миллер: То, как мы относимся к себе в этом мире, часто зависит от контекста, и даже ваше слово — упадок. У нас нет лучшего слова, поэтому использовать его не стыдно. Но на самом деле все это — изменение. Это отказ от упоминания того другого места, в котором вы были. Это упадок, как инвалидность. Я всего лишь «инвалид» по сравнению с этим стандартизированным человеческим существом, которым мы должны быть. Я «инвалид» по сравнению с каким-то выдуманным стандартом. Вы находитесь в «упадке», потому что имеете в виду то, что было раньше или что было.

И правда в том, что если вы сможете стать действительно проворным и действительно проявите свою человеческую прерогативу, выбрать раму для себя. Вы знаете, что мы все время сравниваем и противопоставляем себя друг другу, чтобы поставить себя: хорошие мы или плохие? Вы знаете, это ссылка — нам нужна некая система координат, чтобы знать, хорошо ли мы делаем или плохо. Хорошо, хорошо, но поймите, как человек, у вас также есть способность давать имя своей ссылке, помещать контекст. Итак, если вы хотите принадлежать этому миру, вам нужно найти способ взглянуть на мир, в котором вы принадлежите.

Знаешь, если ты хочешь и дальше выжимать все из каждой клетки и работать так долго, как можешь, или как можно дольше. В Америке у нас есть такая проблема — нас так отождествляют с работой. Может, они просто любят свою работу. Итак, мы источник любви; привносите любовь во все, что вы делаете, работаете ли вы или смотрите в стену. Так что я не обязательно демонизирую кого-либо за любовь к своей работе или жизнь ради своей работы.

Вы должны перемещать систему координат вместе с вами, когда вы «отклоняетесь».Так что, отвечая на ваш вопрос, я бы посоветовал продолжать практиковать отпускание или смещение, перемещение этой системы отсчета. Это творческий акт. Мы можем это сделать, если захотим.

Miller: Наше воображение немного грубее, чем реальность. Так что я не мог представить себе потерю трех конечностей. Я мог бы сказать что-нибудь глупое, например: «Гоша, нет, дай мне умереть». Люди действительно так говорили. Некоторые люди говорили, что моим родителям, вроде бы, поощряли моих родителей отпустить меня, когда я был в больнице, потому что было бы ужасно жить без трех конечностей.Я имею в виду, боже, Луиза. Это просто ограничение. Понимаете, это проблемы воображения и проблема собственных страхов?

Итак, один урок — будьте осторожны со своим воображением. Не верьте своим прогнозам. Мы намного долговечнее, чем обычно думаем. И как только мы действительно попадаем в ситуацию, мы очень часто находим свой путь, понимаете, поэтому я думаю, что это — у меня тоже будут эти страхи. Я просто поставлю рядом с ним звездочку, иначе я просто подмигну этому чувству, зная, что «мы увидим, когда я доберусь туда».

Вы знаете, то же самое и со смертью. Типа, знаете, я думаю, что буду спокойно относиться к моей смерти, когда я буду там, учитывая все, о чем мы говорим, но я оставляю за собой право волноваться. Я не знаю. Я не знаю. Это часть всего этого принятия реальности и принятия вещей, которых я не понимаю. И, может быть, я так и сделаю. А в будущем, может быть, я и не стану. Я не знаю. Но просто чтобы убедиться, что я замечаю, когда это мое воображение, а когда это реальность.

Нам нужно гораздо лучше горевать.Таким образом, часть изменения вашей системы взглядов и того, чтобы идти в ногу со своей жизнью, — это горевать о потерях по мере их появления. Это способ усвоить потерю, отдать дань уважения тому, что было, а также открыть глаза на то, что у вас еще есть.

Брукс: Я был в Аспене, [Колорадо,], это красивое место, и я думал о том, как, вы знаете, жизнь осины, знаете, как она такая величественная и уединенная и, знаете, это холостая жизнь. И кто-то объяснил мне — а я этого не знал, — что осиновая роща — это все одно растение.

Я имею в виду, вы видите дерево осины, это просто один росток одной и той же корневой системы, и это продолжается и продолжается. А когда умирает осина, это просто означает, что одного побега из осины больше не существует в этом конкретном состоянии. Пандо, в штате Юта, где вы сейчас находитесь, — это 6 миллионов килограммов древесины, которые выглядят как акры и акры, акры и акры осиновых деревьев. И то, что вы говорите — я думаю, это вполне буддийский взгляд на мир, — что наша индивидуальная жизнь сама по себе является иллюзией.Ты веришь, что?

Миллер: Итак, вы правы, я, кстати, совсем недалеко от Пандо. На самом деле, для меня это совсем не за горами — это недалеко. Да, я согласен с тем, что вы говорите, и я вижу, что это перекликается с буддизмом. Я не буддист. Я считаю буддизм неопровержимым. Трудно не быть буддистом на каком-то уровне.

Итак, буддизм был бы одним из способов сформулировать это и достичь этого осознания или просто наблюдения. Знаете, это не та система убеждений, которую применяли к Пандо, применительно к той осиновой роще.Это правда. Это просто есть; вы можете это увидеть. Так что, конечно, буддизм может привести вас к этому, но и наблюдение тоже. В каком-то смысле может и наука. И так или иначе, вопрос не в том, верить ли этому и просто видеть это. Это просто так.

Брукс: Это важный момент, о котором вы тоже говорите, и я думаю, что наша аудитория, вероятно, слышала не раз от разных гостей и от меня, что, вы знаете, вы можете живите с теми же приоритетами, что и простейшие, где есть определенные вещи, которые вас пугают, и поэтому вы, естественно, стараетесь их избегать.Но это не сделает тебя счастливым. Я имею в виду, в основном, ваши естественные для вас прерогативы — размножаться и оставаться в живых. Но матери-природе все равно, счастливы ли вы. И поэтому во многих случаях вам действительно нужно выйти за рамки того, что у вас есть.

И учитывая тот факт, что у нас есть метапознание, осознание своей жизни и осознание того, что мы собираемся умереть, мы с таким же успехом могли бы не волноваться. С таким же успехом мы можем пойти против наших биологических императивов простейших и выбрать счастье.И один из способов выбрать счастье — это действительно смириться с тем фактом, что наша жизнь в какой-то момент закончится, что наша жизнь скудна, и мы будем наслаждаться ею, и мы можем с таким же успехом умереть. как хорошо?

Миллер: Верно. Я имею в виду, я люблю говорить, когда счастье — это выбор, выбирайте его! Знаете, я за счастье. Это красивая вещь. Но во-первых, это не всегда доступно. Во-вторых, это глубоко связано с болью и другими неприятностями.Я не думаю, что счастье — это отсутствие проблем, отсутствие проблем или отсутствие боли. Я думаю, что счастье и боль действительно близки друг другу, точно так же, как жизнь или здоровье, можно сказать, не отсутствие болезни. Я знаю много ходячих зомби, у которых нет болезней, которые сами по себе не делают их здоровыми. Итак, эти ложные разделения, эти «или-или», все это проблемы языка и конструкций. Это не природные явления. Некоторые из самых несчастных людей, которых я знаю, Артур, — это люди, у которых есть все.

И это включает — опять же, здесь очень много вашего мета-сообщения — которое включает боль! Я скучаю по ногам. Я любил свои ноги. Я скучаю по ним. Знаете, это больно. Будет больно, когда я потеряю карьеру. Так что это тоже правда. Впустите это в себя. Я пришел к тому, что я сейчас нахожусь, потому что я не избежал боли. Вы тоже должны пройти через это. Так позвольте себе почувствовать эти потери. Скорбите их. Вы увидите, сколько осталось. У тебя еще так много осталось.

Брукс: Спасибо, Би Джей Миллер, за то, что благословил всех нас этими идеями и за ту работу, которую вы делаете.Было действительно замечательно быть с тобой.

Миллер: Спасибо, Артур. Какое удовольствие, чувак. Я мог бы разговаривать с вами часами, и я очень ценю то, что вы здесь делаете. Большое спасибо.


Брукс: На этой неделе мы говорим о смерти и боли и о необходимости интеграции страдания в нашу жизнь. Итак, как вы собираетесь претворить эти идеи в жизнь?

Что ж, есть древняя буддийская техника, которая может помочь вам справиться с тем, чего вы боитесь, с тем, чего вы, естественно, избегаете.Это техника, пришедшая из буддизма Тхеравады.

Если вы когда-нибудь были в буддийском монастыре Тхеравады, скажем, на Шри-Ланке или в Таиланде, вы могли заметить, что обычно стены монастыря размещены на фотографиях. Но это не просто фотографии красивых пейзажей. Нет. Обычно это фотографии трупов в разной степени разложения. Итак, сначала вы говорите: «О, это ужасно». Это почему? И это была моя первая реакция, когда я тоже впервые увидел это.

Я спросил, и один монах сказал мне: «Ну, наши монахи созерцают эти фотографии.Они смотрят на эти фотографии каждый день и говорят: «Это я». Это я. Совсем скоро. И они делают это для того, чтобы привыкнуть к своей неизбежной судьбе, чтобы больше не было страшно, так как жало смерти фактически устранено, сделав его обычным. Они также занимаются так называемой медитацией маранасати на смерть, которая на самом деле является просто упражнением, помогающим понять смысл жизни. Медитация на смерть маранасати состоит из девяти частей, и вот как она работает.

Поначалу это немного тревожно, потому что заставляет задуматься о том, что вы умираете и разлагаетесь, и поначалу это действительно очень наглядно и даже ужасно. Он шаг за шагом проведет вас через фактический процесс физического распада. Я избавлю вас от подробностей. Вы можете легко найти это.

Вот в чем суть: когда вы медитируете на свою собственную смерть, очень конкретно, очень графически, ваша собственная смерть становится чем-то вроде обычного, нормального. Вы начнете обнаруживать, что смерть теряет контроль над вами.Он теряет свой ужас. Страх смерти начинает просто таять, как и любая другая обычная вещь. Теперь я знаю, что сначала это звучит ужасно, но вы знаете, что с вами могут случиться плохие вещи, что они на самом деле обычны. Мы делаем их необычными, пытаясь вести себя так, как будто этого не произойдет, убегая от них. И мы делаем это, потому что боимся.

Итак, давайте воспользуемся идеей медитации на смерть маранасати на некоторых обычных страхах боли, которые мы можем испытать в своей жизни.Одна из вещей, о которой я много говорю со своими учениками, которым за 20, — это то, что они испытывают ужасный страх неудачи, в основном профессиональной неудачи. Видите ли, многие мои ученики хорошо образованы. Вы знаете, они ходили в колледжи, в которые хотели поступить, и очень много работали. Они знают, что все может пойти не так, как они ожидали, и это вызывает у них настоящий ужас, поэтому они стараются даже не думать об этом. Что ж, это неправильный подход. Грядут разочарования.

Они ужасные? Они несовершеннолетние? Я не знаю. Но так или иначе, вы не должны зря тратить свою жизнь, боясь чего-то, что так или иначе может произойти, и способ перестать бояться — это посмотреть прямо на худший случай. Вот упражнение, которое я предлагаю вам. Просто использую это в качестве примера. Допустим, вам 27 или 28 лет, и вы работаете, и вы действительно напуганы тем, что в вашей профессии и карьере дела пойдут не так хорошо, как вы надеетесь.На самом деле, скажем так, дела идут как раз на юг.

Давайте сделаем версию медитации смерти маранасати из девяти частей для вашей профессиональной жизни. Я хочу, чтобы вы обдумали эти девять шагов.

Шаг первый: я чувствую, что мои мечты становятся все более отдаленными, потому что то, что я надеялся, сбудется в моей карьере, просто не сбывается.

Шаг второй: близкие мне люди начинают задаваться вопросом, почему она или он не более успешны?

Шаг третий: я начинаю видеть других людей, получающих социальное и профессиональное внимание, которое, как я думал, я собираюсь получить, и как бы надеялся, что получу.

Шаг четвертый: я должен принять работу, которая, как я раньше считала, была ниже меня.

Шаг пятый: я зарабатываю меньше денег, чем мои друзья, и, честно говоря, я не чувствую, что использую свое образование.

Шаг шестой: Я действительно не чувствую, что живу в соответствии со своей целью или своим жизненным потенциалом в профессиональном плане.

Шаг седьмой: Знаете, я думаю, что моим родителям меня жаль.

Шаг восьмой: Я провожу какое-то время без работы и действительно чувствую, что теряю свои навыки.

Шаг девятый: Я принимаю пониженный профессиональный статус как постоянный.

Послушайте, дело не в том, что это что-то должно произойти. Дело в том, что это или какая-то часть этого возможна, и страх перед такой возможностью может просто сделать вашу жизнь менее насыщенной и менее приятной, чем она должна быть. Но есть решение: столкнуться лицом к лицу с идеей этой профессиональной смерти — наихудшим сценарием. Если вы сделаете это, это избавит вас от ужаса. Это поможет вам продолжить свою жизнь и понять, что даже это обычное дело.

Боль и разочарование — это обычные вещи, как и все остальные обычные вещи. Вы можете написать медитацию маранасати на все, что вас беспокоит, что бы вас ни разбудило по ночам.

Суть в следующем: если вы не хотите, чтобы страх управлял вами, вы должны управлять своим страхом. Вы должны признать свой страх. Признайте свою боль. Смотрите прямо на это. Ты достаточно силен. Я знаю, что вы. Ваш страх уменьшится, и вы начнете видеть трансцендентную цель в худшем, лучшем и во всем, что между ними, потому что это часть полноценной жизни.Вы примете то, чего вы пытались избежать, и, поступив так, вы начнете наслаждаться жизнью, которой живете сегодня.


Брукс: Завершая серию, я хочу поблагодарить всех вас за то, что вы нашли время ответить на этот вопрос: когда вы в последний раз были по-настоящему счастливы? Меня поразила мудрость ваших простых, честных и искренних размышлений. Вы дали мне невероятное количество знаний. Я надеюсь, что в следующий раз, когда вы задумаетесь над этим вопросом, каждое мгновение счастья будет более частым, чем предыдущее.И для тех из вас, кто все еще находится в пути со мной, я надеюсь, что следующий момент счастья наступит очень скоро.

Представление слушателя 1: Я помню поездку, которую мы с дочерью совершили в Чикаго летом 2018 года, просто чувствуя себя вне времени, где ничего не имело значения, кроме этого небольшого приключения, в котором мы вдвоем были имея.

Представление слушателя 2: Мы сидели в будке и ели картошку фри и молочные коктейли, и в основном мы были просто группой друзей, которые вместе подшучивали друг над другом, и я был просто в восторге.И кто бы мог подумать, что это будет что-то настолько простое?

Представление слушателя 3: Я купил несколько дешевых пластиковых подвесок и украшений, получил много еды на вынос и пригласил более трех друзей. Потом я понял, что это произошло только благодаря тому, что я делился этим со своими друзьями, что я был по-настоящему счастлив, что я мог создать что-то для кого-то и видеть, как кому-то это нравится.

Представление слушателя 4: Моя мама и мой брат приехали в Бостон.Мы смеялись. Мы обнялись. Мы хула-хуповали и сплясывали задницы. Было ощущение, что мама утка и два ее маленьких ребенка.

Представление слушателя 5: Я учил маленького мальчика, который учится в первом классе. Он с трудом читает. Несколько дней назад он смог расшифровать 10 слов, и его радость была настолько ощутимой, что я почувствовал себя самым счастливым за долгое-долгое время.

Представление слушателя 6: Это всего лишь один из этих чудесных, прекрасных дней на берегу океана с моей семьей.Был прилив. Большая часть толпы уехала, и это было просто всепоглощающее чувство покоя.

Представление слушателя 7: Я сидел на своем заднем крыльце с огнями повсюду и за большим длинным столом со всеми моими друзьями. После этой еды все было так замечательно и горько-сладко. Я подумал, почему мы уходим отсюда? Как мы могли хотеть большего, чем это?

Представление слушателя 8: Вы попросили вспомнить, когда я был по-настоящему счастлив, и это довольно просто: когда у нас было все четверо наших детей, их товарищи и 11 внуков, чтобы отпраздновать 70-летие моей жены .Это была неделя, наполненная счастьем, но даже больше — глубокой радостью, богатством жизни с семьей.

Представление слушателя 9: Я помню, как подумал про себя, я мог бы умереть прямо сейчас, и я был бы совершенно счастлив, потому что я действительно полностью жил.

Брукс: Исследование, проведенное в моем университете в конце 1930-х годов, спрашивало: каковы практики людей, которые после смерти умирают счастливыми? Что ж, оказывается, что они сделали множество вещей, чтобы не пить слишком много и иметь здоровую массу тела, не курить и делать все такое.Я понял. Я понял. Я понял. У всех это есть. Но самым важным на сегодняшний день были отношения, которые у них были.

Если вы хотите свести все, о чем мы говорили в этой серии, до пары мыслей или, может быть, всего одной мысли, позвольте мне процитировать человека, проводившего это исследование для Гарвардского университета, Джорджа Вайланта.

Его спросили: «Как бы вы вкратце описали путь к тому, чтобы быть здоровым и счастливым?» Он сказал: «Я могу резюмировать это в пяти словах. Счастье — это любовь, точка.Итак, если вы хотите закончить эту серию, размышляя о том, что действительно является для вас самым важным сейчас, для вас позже и в последний день вашей жизни, вам нужно любить больше. Тебе нужно любить полностью. Тебе нужно любить самоотверженно. Вы должны любить всех, кого можете. И посмотрите, сможете ли вы сделать исключения из этого правила. Друзья мои, счастье — это любовь, точка. Спасибо.


Бегущая травма, процесс скорби и радость среди всего этого — iRunFar

[ Примечание редактора: В этом месяце колонка «Голоса сообщества» написана Винсентом Бихе . Он является недавним выпускником программы магистратуры Университета Лихай по экологической политике и обладает всеобъемлющей страстью к природе. Помимо бега, Бихи постоянно работает планировщиком и писателем грантов в местной некоммерческой организации. Бихи проживает в Вифлееме, штат Пенсильвания, и благодарит Билли Джоэла за всех, кто знает, где он находится. Вы можете связаться с ним по его адресу электронной почты: [email protected] ]

Бегуны привыкли двигаться вперед.Поэтому, когда в середине апреля во время воскресной пробежки по моей правой ноге боль пронзила мою правую ногу, у меня появилось много мыслей, некоторые из которых были четырехбуквенного характера. Ни один из них не бросил мою пробежку. Моя история травм — это доска для бинго, на которой встречаются типичные подозреваемые — тендинит ахилла и надколенника, загадочная боль в бедре, неровности и царапины во всех местах, о которых вы только можете подумать, и каждый из них по-своему расстраивает.

В то прекрасное мягкое весеннее утро, казалось, все было так же. Отлично, подумал я, мысленно разводя руками, еще один. Я возвращался после приступа тендинита надколенника в середине декабря и только начал работать до стандартного пробега, который для меня составляет от 35 до 40 миль в неделю.

Итак, я обработал свою ногу старым добрым RICE (отдых, лед, сжатие и поднятие). Я не из тех, кто терпелив (мы, бегуны, никогда), но я ждал целую неделю, прежде чем снова проверить свою ногу. Больше того же. Боль в правом своде.Так продолжалось большую часть месяца. РАЙС, беги, РАЙС, беги. В конце концов, я отправился к ортопеду в качестве формальности, ища ее печать одобрения, в которой говорилось, что давай, продолжай бежать, пока боль управляема.

Настоящая травма

Она посмотрела на рентгеновский снимок, проследив темную, почти незаметную линию, проходящую через белую кость моей кости. «Видеть, что? У тебя нога сломана. Ладьевидная кость. Кость, которую я даже не мог вспомнить на выпускном экзамене по анатомии в 11-м классе, не говоря уже о экзаменационной комнате 10 лет спустя.

«О. Ага.» Я слабо улыбнулся. Однажды я сказал своему приятелю, что бегуны, вероятно, знают анатомию нижней части тела лучше, чем половина врачей. Я шутил только наполовину.

Винсент созерцает жизнь в своем прогулочном ботинке. Все фото: Винсент Бехе

В этот момент мой мир перевернулся. Это не был тендинит. Это не могло быть Райсом. Позже в тот же день я, окаменев, сидел за компьютером, прокручивая сценарии судного дня с повторными травмами, неудачными выздоровлениями и фактоидами, объявляющими ладьевидную кость переломом «высокого риска» с большей вероятностью осложнений во время выздоровления.

Все, что я осознавал в себе как преимущество во время бега — упорство, конкурентоспособность и, возможно, небольшая одержимость временем и сегментами Strava — теперь было зудом в моем мозгу, который стало невозможно почесать, когда я сидел на диване. день за днем, постепенно приближаясь к безумию (небольшое преувеличение, но иногда это не так).

Я парень первого сорта для плохих новостей. Я решаю проблемы, нападая на них, и подозреваю, что многие бегуны поступают так же. Дерево на твоем пути? Переберитесь через это.Транслировать? Проплывай через это. На улице десять градусов? Слой вверх. Сделайте это при любых обстоятельствах. Что ж, оказывается, это применимо только тогда, когда есть что-то, что нужно сделать. И позвольте мне сказать вам, что ожидание не похоже на то, чтобы что-то делать, но это предписанное лечение перелома.

Такое ощущение, что я выхожу в море, ступаю по воде, смотрю на горизонт в ожидании прибытия спасательной шлюпки. Мне по радио обещали, что прибывает помощь, но как можно не чувствовать безнадежность, когда все, что вы видите, — это синее пространство, бесконечно тянущееся во всех направлениях? Пока вы ждете, ваше тело замерзает, и акулы — неуверенность в себе, разочарование и отчаяние — начинают кружить.

Как справиться с горем

Дело в том, что лечение травмы в течение длительного периода времени устрашающе похоже на процесс печали. Наступает глубокое чувство потери. Зияющая дыра, которую, как ни старайтесь, невозможно заполнить Instagram или другим Oreo. Кажется, будто в одночасье и без предупреждения старый друг просто встал и оставил вас без записки и без указания того, когда они могут вернуться.

Точно так же, как вы тратите время, глядя на часы, считая секунды и ожидая возвращения друга, вы обводите в календаре следующий визит к врачу, считая его в обратном порядке, надеясь, что они вернут вам вашу жизнь.

Место, где Винсент получил травму.

Никто не должен быть настолько одержим чем-то одним, можете подумать вы. Никто не должен так сильно полагаться на что-то для счастья. И да, я думаю, вы могли бы это сказать, и я, вероятно, согласен. Это уж точно не предмет гордости. Но я знаю, что есть много других, кто испытывает то же самое (возможно, нам следует сформировать группу поддержки травмированных бегунов). Тем не менее, процесс скорби продолжается.

Общепринятая мудрость учит, что процесс горевания состоит из пяти этапов: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие.Это редко бывает так просто. Я чувствовал каждое из них в какой-то момент в последние месяцы, часто испытывая сразу несколько (депрессия и гнев — это дурацкая комбинация — просто спросите моих соседей по комнате) или циклически повторяя все пять в один и тот же день.

Бывают периоды регресса, драматического отката, когда какая бы серебряная подкладка вам ни удавалась, быстро уступает место тем же серым небесам. Это часто случается, когда я испытываю «спусковой крючок» — нечто, напоминающее мне о том, чего у меня больше нет.

Прекрасный день, как это ни парадоксально, может походить на пощечину, когда все, что вы хотите сделать, это провести его на тропах, но вы вынуждены смотреть на улицу через окно спальни. Сосредоточение внимания на том, что вы не можете делать таким образом, а не на том, что вы можете, — это рецепт длительного самоистязания.

Снова сосредоточиться и смотреть вперед

Эти статьи обычно заканчиваются решением или здоровой дозой оптимизма. Я не могу предложить такие вещи, потому что в данный момент это не моя реальность.Но я скажу следующее: радость не сводится на нет грустью. Ваше путешествие через процесс скорби может больше походить на рисунок пятилетнего ребенка с изображением американских горок, чем на прямую линию от одного этапа к другому, как и у меня. Ездить на ней неинтересно.

Но вы можете сосредоточиться на том, на что вы еще способны. Наслаждаемся пивом с друзьями. Слушаю свой любимый альбом. Поездка по сельской местности. Эти вещи для раненого стоят не меньше, чем для здорового.Вы можете проснуться на следующее утро и снова почувствовать тянущую боль или боль, когда вы встанете с постели и почувствуете, что откатываетесь на несколько квадратов назад в гнев или депрессию.

Когда вы это сделаете, попробуйте проявить благодарность; напомните себе, что то, что случилось, произошло, независимо от того, как вы себя чувствуете сейчас. Сохраняйте сосредоточенность и оптимизм в отношении своего возвращения, но не позволяйте этому закрывать глаза на радость, которую вы можете найти на обратном пути.

Вот цитата Джона Леннона: «Жизнь — это то, что с тобой происходит, пока ты строишь другие планы.«Травмы случаются, и они — отстой. Жизнь тоже бывает, и в большинстве случаев это не отстой. Это работает. Это жизнь.

Запрос комментариев

  • Как вы эмоционально справляетесь с неприятной травмой?
  • Чувствуете ли вы, что прошли через цикл горя, когда вам нужно отказаться от любимого, хотя и временно?

Винсент, получивший травму в реабилитационном центре.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторское право © 2021 Es picture - Картинки
top