Образ россии рисунок – ОБРАЗ РОССИИ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ

Содержание

Образы России #1

Образовательный проект от портала Культура.рф, который получил название “Образы России”, рассказывает о самых необычных и интересных местах, которые можно встретить на территории необъятной страны России.

Все работы выполнены в стиле инфографики с добавлением большого количества качественных иллюстраций. Общий стиль исполнения инфографики напоминает работы Хуана Веласко, арт-директора журнала National Georgaphic, который, однако, для некоторых своих работ создает настоящие рукодельные сцены, которые в дальнейшем оцифровывают для печати.

Красноярские столбы

«Музей» нерукотворных каменных исполинов носит довольно прозаичное название «Столбы». Находится он в северо-западных отрогах Восточного Саяна, всего в семи километрах от города-миллионника Красноярска.

Госфильмофонд

Госфильмофонд – это целый город площадью 170 гектаров, расположенный в подмосковном микрорайоне Белые Столбы. Здесь хранится значительная часть мирового кинонаследия – более 65 тысяч названий.

Российская государственная библиотека

Общая длинна книжных стеллажей — почти 300 километров. Здесь хранится более 43 миллионов экземпляров документов и печатных изданий на русском и еще 367 языках.

Мемориал воинской славы

У кремлевских стен, в Александровском саду, к 25-й годовщине со дня победы в битве под Москвой был установлен мемориальный комплекс. В память о погибших воинах возведена Могила Неизвестного Солдата, установлены блоки с землей городов-героев и памятный знак в честь городов воинской славы.

Мечеть Кул Шариф

Главная мечеть Татарстана, одна из крупнейших в Европе, открылась для верующих в 2005 году, к 1000-летнему юбилею Казани.

Ростовский кремль

Государственный музей-заповедник, расположенный на берегу озера Неро в Ярославской области.

Владивостокская крепость

Казанский кремль

Башня Сююмбике

Старый Английский двор

Астраханский кремль

Комплекс “Башкирский Урал”

Архитектурно-исторический комплекс Булгар


Образы России #1
Образы России #2
Образы России #3

infogra.ru

Образы России на портале «Культура.РФ»

В одном из прошлогодних постов я предлагал свой набросок перечня объектов для парка «Россия в миниатюре» (ещё до того, как о планах его создания было объявлено московскими властями).  Сегодня на портале «Культура.РФ» обнаружил раздел «Образы России», который представляет подборку «самого-самого», что характеризует культурное и природное наследие нашей страны в границах Российской Федерации. Хотя это вовсе не исчерпывающий каталог, а лишь «выборка», авторы постарались не обойти вниманием ни одну культуру, конфессию или регион. Приплели даже пару объектов английского (!) культурного наследия.
Больше всего мне там понравились инфографические презентации, напоминающие страницы и современных детских энциклопедий: ярко, образно и познавательно.
Полдня рассматривал с большим любопытством, тем более, что о некоторых вещах никогда прежде не слыхивал. Например, о Северо-Екатерининском канале, соединявшим в 19 веке Белое и Каспийское моря.
Правда, ляпы там тоже встречаются. Вот, например, инфографика Староладожской крепости:

Высокое разрешение
Сразу под заглавием читаем: «возможно, самый древний город на территории России». Наверное, автор никогда не слышал про российский Дербент, который упоминается с 6 в. до н.э., т.е. на 12 веков раньше, как минимум.

Ещё есть античное городище Танаис на территории Ростовской области (3 в. н.э.):

Высокое разрешение

Я уже не говорю про архидревний Аркаим, который, правда, довольно спорно считать городом:

Высокое разрешение

Довольно смело было записывать в «Образы России» Шерлока Холмса и доктора Ватсона:

Высокое разрешение
Мало ли какие из зарубежных героев полюбились нашим зрителям в исполнении отечественных актёров 🙂

Тем более странно видеть среди знаковых русских храмов непримечательную англиканскую церковь:

Высокое разрешение
Кстати, её вернули англиканам после личной просьбы английской королевы Б. Ельцину во время её визитам в Москву.

Не обойдён вниманием собор Кёнигсберга, который стал культурно-историческим символом самого западного региона РФ:

Высокое разрешение

Мусульманскую конфессию представляют довольно много объектов, включая мечети Кадырова в Грозном и Кул-Шариф в Казани:

Высокое разрешение

Иудаизм представляет Московская хоральная синагога:

Высокое разрешение

Из буддистского наследия авторами отобраны несколько объектов, включая Иволгинский дацан:

Высокое разрешение

Конечно, образ современной России немыслим без наследия советского прошлого.
Вот, например, Мальчиш-кибальчиш:

Высокое разрешение

Всемирно известный советский брэнд:

Высокое разрешение

Советское военное-историческое наследие представляет Родина-мать на Мамаевом кургане:

Высокое разрешение

Есть объекты совсем свежие, как памятник Александру II в Москве:

Высокое разрешение

Довольно много интересных природных объектов.
Например, Куршская коса:

Высокое разрешение

Или Водлозерский нацпарк:

Высокое разрешение

Удививший меня Северо-Екатерининский канал представляет, вероятно, историю транспорта:

Высокое разрешение

Лично мне больше всего среди инфографики понравились виды русских крепостей и монастырей, а также некоторых других архитектурных достопримечательностей. Однако они заслуживают отдельного поста.

visualhistory.livejournal.com

Образы России на портале «Культура.РФ». Часть 2

visualhistoryВ продолжение вчерашнего поста хотел бы показать наиболее понравившуюся мне инфографику архитектурных ансамблей на территории РФ. По-моему, это хорошее пособие для потенциальных туристов.

Здесь мы схематическую презентацию памятников средневекового Пскова:

Высокое разрешение
Конечно, это не изображение реального города, но зато позволяет наглядно представить концентрацию объектов архитектурного наследия в историческом центре.

Отдельная инфографика посвящена Псковскому кремлю (Крому), причём показан его современный вид:

Высокое разрешение

Казанский кремль также представлен в его современном виде:

Высокое разрешение

Особого внимания удостоена башня Сююмбике:

Высокое разрешение

Древняя столица Волжской Болгарии — городище Булгар:

Высокое разрешение

Остров-град Свияжск:

Высокое разрешение

Астраханский кремль:

Высокое разрешение

Смоленская крепостная стена:

Высокое разрешение

Ансамбль Угличского кремля:

Высокое разрешение

Памятники Суздаля:

Высокое разрешение

Ферапонтов монастырь:

Высокое разрешение

Ростовский кремль:

Высокое разрешение

Новодевичий женский монастырь в Москве:

Высокое разрешение

Кирилло-Белозерский монастырь:

Высокое разрешение

Исторические памятники Новгорода:

Высокое разрешение

Тобольский кремль:

Высокое разрешение

Исторический центр Томска:

Высокое разрешение

Владивостокская крепость:

Высокое разрешение

Уф, пожалуй, лучше оставить другие на третью часть.

visualhistory.livejournal.com

Васнецова, Клодта, Саврасова, Рериха, Айвазовского и других.

Приглашаем вас в «художественное» путешествие по 10 природным зонам России, изображенным на пейзажах живописцев.

Арктическая Пустыня

Александр Борисов. Весенняя полярная ночь. 1897. Третьяковская галерея

Картина «Весенняя полярная ночь» была приобретена Павлом Третьяковым для галереи прямо с выставки, а вместе с ней — еще около 60 картин и этюдов Александра Борисова, вдохновленного путешествиями по Новой Земле. Картины были действительно уникальными: зиму художники писали и раньше, но до Борисова никто из художников не отправлялся с этюдниками так далеко на север. В путевых заметках художник-первооткрыватель описывает трудности, с которыми ему пришлось столкнуться в путешествии. Да и книгу воспоминаний он назвал соответствующе — «В стране холода и смерти». И тем не менее север настолько очаровал Борисова, что ничего другого он больше не писал. Пейзажи он увековечивал на холстах, а современников-живописцев — на карте. Ледник Третьякова, мысы Куинджи и Шишкина, Крамского и Васнецова, Верещагина и Репина появились на карте Новой Земли после экспедиций Александра Борисова.


Тундра

Александр Борисов. На Мурмане близ гавани. 1896. Третьяковская галерея

На полотнах Александра Борисова — бесконечные снежные равнины и скупые солнечные лучи. Несмотря на замерзающие пальцы, густеющие от мороза краски и ломающиеся кисти, художник проводил за холстом долгие часы, чтобы передать вкрадчивую красоту местных пейзажей и едва уловимые нюансы света. Самая низкая температура, при которой довелось писать живописцу, — минус 39 °С.

«Это все превосходные и верные, как зеркало, картинки, строго нарисованные и необыкновенно правдиво написанные. В них ярко выразилась любовь этого русского Нансена к черной воде океана с белыми льдинами, свежесть и глубина северных тонов, то мрачных, то озаренных резким светом низкого солнца. Горы, наполовину покрытые снегом во время самого жаркого лета, берега, дали, лодки, самоеды в оленьих шкурах — всё это дышит у него особенной красотой Ледовитого океана и производит впечатление живой правды».


Лесотундра

Василий Переплетчиков. Михайловское озеро Архангельской губернии после дождя. 1907. Ставропольский краевой музей изобразительных искусств

Василий Переплетчиков — еще один художник, влюбившийся в неласковую северную природу. Свои первые работы он писал на Волге, в них чувствовалось влияние мэтров-пейзажистов Ивана Шишкина и Исаака Левитана. Именно в путешествиях по Архангельской губернии Переплетчиков нашел главные темы своих картин и обрел самобытный почерк. На протяжении 12 лет художник отправлялся в длительные поездки, как он сам говорил, «опять к Ледовитому океану, к большим сильным людям». Современники с большим интересом следили за работой Переплетчикова и называли его «восторженным певцом дальнего Севера».

«Природа суровая и величавая, полная жуткой прелести и неразгаданной тайны. Солнце в этой стране светит целый день, так что теряешь в конце концов представление о времени. Не то день, не то ночь. В безбрежном океане мерещатся миражи, чудятся допотопные животные, и в душу невольно заползает мистический ужас».


Тайга

Аполлинарий Васнецов. Тайга на Урале. Синяя гора. 1891. Третьяковская галерея

Аполлинария Васнецова называют мастером эпического пейзажа. В поисках необычной натуры живописец много путешествовал по Украине, Крыму , Кавказу, Италии и Швейцарии. Но по-настоящему его воображение увлекла суровая природа Урала и Сибири. «Художник, который пишет по впечатлению», как называл Васнецова Константин Коровин, создавал по этюдам собирательный былинный образ. Природа в его картинах становилась более таинственной и величественной, чем в реальности. Чем дольше присматриваешься к картине, тем больше укрепляется ощущение, что из таежной чащи вот-вот появится Иван-царевич на Сером волке с картины Виктора Васнецова, старшего брата Аполлинария Васнецова.

«Характер Урала и его природа очень мне напоминали Вятский край: те же хвойные леса, увалы, только грандиозных размеров, а леса — щетина тайги по хребтам гор, вместо одиночек елей — гигантские кедры. Потому-то, вероятно, я несколько лет и делал, что писал уральские пейзажи».


Лес

Андрей Шильдер. Березовый лес. 1908. Ставропольский краевой музей изобразительных искусств

В реальности пейзажа, изображенного на картине, не существовало. Андрей Шильдер, как и другие представители питерского лагеря пейзажистов, свои картины придумывал, а не писал с натуры. Художник хранил целые альбомы с зарисовками деревьев, а потом компоновал их под каждую новую картину. Сейчас «Березовый лес» находится в собрании Ставропольского краевого музея изобразительных искусств.

«Ему ничего не стоило сделать на товарищеском вечере сложный рисунок соснового леса или опушку березовой рощи. И надо отдать справедливость — дерево он знал и легко справлялся со всеми трудностями в передаче листвы».


Лесостепь

Михаил Клодт. Волга под Симбирском. 1881. Иркутский областной художественный музей им. В.П. Сукачева

Михаила Клодта часто называют мастером лирического пейзажа. Художник бывал в Швейцарии и Франции, но ни заграничная природа, ни европейская школа живописи его не заинтересовали. Расцвет творчества Михаила Клодта случился после возвращения в Россию, когда он увлекся сельскими пейзажами. Картина «Волга под Симбирском» написана художником в то время, когда он оставил Товарищество передвижников и отправился путешествовать по стране. Сейчас картина находится в собрании Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачева.

«Клодт ищет только схватить русскую природу во всей ее неказистости, без всякой претензии на парад и золотом шитый мундир, без чего другие пейзажисты не представляют себе природу. Но зато сколько истинного, глубокого наслаждения приносят его правдивые картины».


Степь

Алексей Саврасов. Степь днем. 1852. Русский музей

В 1849 году начинающий художник Алексей Саврасов отправился за вдохновением на Юг России. Бескрайние степные просторы и высокое прозрачное небо поразили его воображение. Вернувшись, он написал серию пейзажей, и критики заговорили о нем как о надежде русского искусства. Одной из ключевых работ этого времени стала картина «Степь днем», где степь предстает расстилающимся до горизонта пространством, наполненным мягким золотистым светом. Сейчас она хранится в Русском музее.

«С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле… и эта его несомненная заслуга никогда не будет забыта в области русского художества».


Полупустыня

Константин Богаевский. Старая Феодосия. 1924. Феодосийский музей древностей

Константин Богаевский много времени уделял изучению истории и даже создал особый жанр «археологического», или исторического, пейзажа. Чаще всего в его картинах возникал образ древней Киммерии, воплощенный в видах родной Феодосии. Генуэзская крепость на картинах художника — не просто символ города, но и образ, соединяющий старинный город Кафа с Феодосией XX века.

«Точно так же исторический пейзаж стремится стать историческим портретом земли. Лицо земли складывается геологически, так же, как человеческое лицо — анатомически, и точно так же определяется морщинами, шрамами и ранами, оставленными на нем стихиями и людьми: знаками мгновений. В этом — смысл Исторического Пейзажа».


Пустыня

Николай Рерих. Корабль пустыни (Одинокий путник). 1935–1936. Международный центр-музей им. Н.К. Рериха

Николай Рерих — не просто художник, он философ и путешественник. Его пейзажи — удивительный пример мистического реализма, когда вполне привычные предметы обретают глубинное символичное значение. Виды пустыни художник пишет во время научной экспедиции, совмещая работу исследователя с написанием картин и созданием философских очерков.

«Н.К. Рерих был подвижником культуры всемирного масштаба. Он поднял над планетой Знамя Мира, Знамя Культуры, тем самым указав человечеству восходящий путь совершенствования».


Субтропики

Иван Айвазовский. Вечер в Крыму. Ялта. 1848. Феодосийская картинная галерея им. И.К. Айвазовского

Художник Иван Айвазовский выбрал для себя три ведущие темы: изображение морской стихии, исторических баталий и крымских пейзажей. Крымская природа привлекала художника своей переменчивостью. Уловить ее ускользающие оттенки так же непросто, как и запечатлеть сменяющие друг друга морские волны. На картине «Вечер в Крыму. Ялта» художник сумел передать блики закатного солнца. Звучные лилово-розовые тона на дальнем плане бледнеют в тени скал. Пройдет еще несколько минут, солнце опустится в море — и цветовая гамма преобразится.

«…Айвазовский, кто бы и что ни говорил, есть звезда первой величины во всяком случае и не только у нас, а в истории искусства вообще».

www.culture.ru

Как нарисовать Россию | Папмамбук

«Карты России» Александра Голубева – это иллюстрированная энциклопедия нашей страны. Поскольку иллюстраций в книге много (и сделаны они отлично), а выпущена она в издательстве «Речь», которое специализируется на детской литературе, то велик соблазн назвать «Карты России» детской книжкой. Однако это было бы не совсем верно.

Восемьдесят два книжных разворота – по количеству российских регионов в настоящий момент. Структура подачи информации на каждом развороте одинакова. Вначале дается название, герб, часовой пояс, площадь, размеры, население, перечислены несколько знаменитых уроженцев региона. Основное пространство разворота занимают контуры описываемого пространства, внутри и вокруг контура расположены десятки символов, связанных с природой и культурой региона. Издательский коллектив проделал титаническую работу по выбору этих символов. И результаты этой работы достойны уважения и восхищения. Вот, например, разворот, посвященный республике Бурятии. Здесь нарисованы и кратко описаны природные достопримечательности (Баргузинский заповедник, мраморное дно реки Кынгырга, Байкал, долина потухших вулканов), этнографические особенности (старообрядческие сёла, буддийские и шаманские обряды), музеи, храмы, археологические памятники.

По такому же принципу строится описание Белгородской области. Характерные для региона птицы и деревья, мемориалы Великой Отечественной и дворянские усадьбы, забавная уличная скульптура… Листая книгу, читатель словно крутит калейдоскоп, вглядываясь в многочисленные картинки..

Конечно, понять и оценить всё богатство этой книги смогут лишь те читатели, которые обладают развитым уровнем абстрактного мышления и навыками понимания инфографики, неплохо разбираются в истории и культуре России. Идеальный ценитель «Карт России» ‒ взрослый, в крайнем случае ‒ подросток. Тем не менее, красивую и дорогую книгу активно предлагают дошкольникам и младшим школьникам ‒ она становится «книжкой на вырост». И это неплохо. Лучше всего начать изучение книги с тех регионов, которые хорошо знакомы ребенку. В этом случае ребенок найдет на развороте известные и понятные ему символы, а взрослый дополнит представления ребенка рассказом об остальных.

С детьми постарше работа с «Картами России» может быть не только пассивно-читательской, но и активно-творческой. Для этого я часто использую метод рисования образных карт – таких, в которых страны, города, регионы изображены в виде антропоморфных существ. Для «затравки» можно показать детям карты Европы XVIII века и времен Первой мировой.

А потом я прошу детей нарисовать свое видение той или иной страны. С пятиклассниками, например, мы рисовали материковую Грецию: кому-то она напомнила ладонь, кому-то – огонь, кому-то – корабль с парусами. Семиклассники очень творчески изображали контуры Карелии – на рисунках появились медведь, тюлень и даже образы «Калевалы». Такая работа позволяет каждому выразить свой субъективный взгляд, утвердить справедливость «индивидуального подхода» к пространству. И «Карты России» – хорошее подспорье в такой работе.

Анна Рапопорт


Понравилось!
16

www.papmambook.ru

Образ России в русской поэзии 20 века

Образ России в русской литературе всегда был неоднозначен и многогранен, он находил свое выражение в различных метафорических воплощениях и основывался каждый раз на личном осмыслении художником нескольких важнейших его составляющих, а именно:

  • Особенностей геополитического расположения страны
  • Уникальной насыщенности ее истории
  • Ситуаций ее глобальных социокультурных потрясений
  • Неординарности и парадоксальности элементов национального самосознания и т.д.

Образные проявления России на протяжении ее истории получали то или иное преломление, отображая меж тем актуальные для своего периода акценты его понимания.

Наиболее ярко метафорическая представленность изображения нашей страны являла себя в русской поэзии, причем в конкретные этапы ее исторических «экзаменов» на национальное самосознание и самосохранение.

В этом кратком анализе мы рассмотрим к каким моделям и конструкциям в выражении такого образа прибегали поэты 20 века в поворотных ситуациях нашей истории – революции, войны, перестройки.

Идея и облик России в поэзии 20 века

 Начало столетия представило своеобразную «концентрацию» всех типов персонифицированного изображения страны, какие условно могут быть отнесены к:

  • Антропоморфному представлению
  • Неантропоморфному концепту

Причем уже с первых таких поэтических образов можно отследить попытки творческого «заимствования» метафор как из литературы предшествующего 19 века, так и из фольклора.

Антропоморфный образ

  1. Женский облик

Эта модель изображения России на самом деле наиболее частая из всех проявившихся «человекообразных» описаний.

Она связана как самой родовой соотнесенностью слова «Россия», так и с его основным синонимом «Родина», то есть с архетипом матери. Отсюда и основное понимание «признаков» такой материнской «заботы»  о своих детях, которое находит выражение в уже устойчивых глаголах, применяемых с этим словом:

 Вырастила, вскормила, дала, воспитала… («родина»)

В поэзии Серебряного века данный женский архетип немного смещается – в описания иного ряда –

Жена, сестра, невеста-

(Блок, Волошин, Клюев, Белый)

В дальнейшем, когда страна снова оказывается в опасности, образ России опять воплощается поэтами как идея матери, выражая насущную потребностью в защите. В 40-х и 90-х годах в едином представлении могут сливаться представления о России как матери-земле и как матери человеческой, включая использование мифологических или фольклорных элементов:

1942 г

— Ты каждому — трижды мать. (Д. Кедрин)

 1943 г.

– Как будто надо мной Россия

Склонилась русой головой!..  (И. Уткин)

 1995 г

— А уж если воевать —

Только за Россию-мать.  (В. Николаева)

 Периоды высокого социального и нравственного напряжения в представлениях о стране появляются женские образы иного категориального ряда. Так, хаос революционного мятежа выводит на поэтическую арену образ блудницы, юродивой:

1918 г –

бездомная, гулящая, хмельная, Во Христе юродивая Русь  (Гиппиус)

Забыв величие свое,

Как опьяневшая блудница, Не знала, кто берет ее…  (Ахматова)

2002

Ты пропадаешь ни за грош!…

Себя публично продаешь! (Николаева)

  1. Религиозный образ

Эта метафорическая модель, появившаяся также в Серебряном веке, может связываться как с образом Мессии и Христа, так и с библейским представлением о «несении своего креста», когда образ России выражен как:

1917 г

Мессия грядущего дня!  (А. Белый)

1918 г

Распять себя дала ты на кресте (Р. Ивнев)

1944 г

Сурово и достойно Несла свой тяжкий крест… (Исаковский)

1996 г

Радуйтесь, когда кругом все плачут, Что Россия гибнет на кресте (Ю.Ключников)

Неантропоморфные метафоры в изображении России

 Среди образов этого ряда наиболее распространены изображения страны как птицы. Очевидна здесь прямая и ассоциативная  связь с аналогичным изображением России в «Мертвых душах». Причем интересно, что даже звенящий у гоголевской птицы-тройки  колокольчик слышен уже у Есенина

— звени, звени, златая Русь

И появление птичьих крыл по метонимической ассоциации у него же

— О Русь, взмахни крылами

В начале же века у Блока обнаруживаем:

над Россией простер совиные крыла…

как птица тужит о детях.

Но ее судьба, чтобы их терзали ястреба

 В 1990-х  образ тройки как Руси почти перевернут:

Я и сама теперь в галоп боюсь..

Меня изрубцевали,

На части сбрую разодрали,

И вожжи брошены на произвол…

Подковы сбиты, коренной дрожит,

Кровавой пеной круп его покрыт…  (Ю. Максименко) 

  1. Образ хищника

Не менее интересные результаты можно увидеть, если сравнить представления России разных веков. Так, в прошлых столетиях страна часто представала в образах именно хищных зверей или птиц:

18-19 век

Львица (лев), орел (орлица) — Державин, Капнист, Хомяков, Ломоносов

На начало же 20 века хищниками изображены уже враги страны, а облик России представлен как:

  • Ласточка – у Нарбута

  • Корова – у Есенина

  • Сурок – у Пастернака

  • Светляк – у Клюева

  • Медведь – у Городецкого, Северянина

Также интересно, что если в полете творческих устремлений поэты Серебряного века неслись в своих ассоциациях с птицей-тройкой по неизвестному, но просветленному пути, то уже конец столетия активно забывает о полете и представляет Россию в качестве домашнего скота:

  • Загнанная тройка
  • Дойная корова

В середине же века в период кровавой войны образ страны снова получает крылья  — как мечту о мирном идеале. Это крылья и пенье соловья.

1944

 Соловьиное горло — Россия  (А. Прокофьев)

  1. Образ воскрешения

В первую очередь это изображения страны, как птицы Феникс. Эта метафорическая модель напрямую связана с символикой посмертного «восстания из пепла» и ассоциировалась в поэзии начала века с революционными событиями и последующим за ними преображением России. Во всяком случае, ее трепетно ожидаемым воскрешением.

1918 г

России нет — она себя сожгла…

Истлей, Россия,

И царством духа расцвети!  (М.Волошин)

1985 г – период перестройки

народ

Из праха возродит Россию. (Ю. Максименко)

1990-е – ожидания окончились, акценты снова поменялись:

 Россия кончилась, Помпея началась (С. Соколкин)

На самом деле все неантропоморфные образы России, каких в поэзии в поэзии 20 века было не так много, можно собрать по определенным группам:

  • Привычно-бытовая

Покойный уголок, сад, огород (Маяковский, Есенин) — береза, ракита, лес

  • Географическая

родная Галилея, Новая Америка, Третий Рим, Индия духа (Гумилев, Блок, Соловьев, Волошин)

  • Мифическая — вертоград, рай, ад и т.д.

мир, отчий дом, хмурая изба (Николаева, Горбовский, Селивинский)

  • Старославянская

православная, святая, крещеная, судный час, юродивая и т.д.

Наша презентация по теме

Таким образом, для каждой из метафорических моделей облика России, используемой в поэзии прошлого века, характерен и свой набор смыслов, и средств для этого образа, а также их трансформация в зависимости от уровня и содержания исторической наполненности периода.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

velikayakultura.ru

психологические причины и философские следствия: Русская философия : Руниверс

В 1549 году бароном Сигизмундом фон Герберштейном были выпущены «Записки о Московии». В них впервые возникает образ русского медведя[1], который и по сей день является полномочным представителем русского человека в сознании многих иностранцев. Интересный пример актуализации этого образа можно обнаружить на страницах знаменитого труда по истории России, принадлежащего перу С.М. Соловьева. Повествуя о написании Вольтером «Истории Петра Великого», Соловьев обращает внимание читателя на то, как был встречена эта «История» Фридрихом II. «Скажите мне, пожалуйста, − писал он Вольтеру, − с чего это вы вздумали писать историю волков и медведей сибирских? И что вы еще можете рассказать о царе, чего нет в жизни Карла XII? Я не буду читать истории этих варваров; мне бы даже хотелось вовсе не знать, что они живут на нашем полушарии»[2]. Сообщая Даламберу об отклике прусского короля на свой труд, Вольтер иронически замечал: «Люк[3] мне пишет, что он немножко скандализован, что я, по его выражению, пишу историю волков и медведей; впрочем, они вели себя в Берлине медведями очень благовоспитанными»[4].

Со времён кончины барона фон Герберштейна минуло уже более четырёхсот лет, с кончины Фридриха II – более двухсот, но сочетание «русский медведь», соотносимое с русским человеком, не теряет своей актуальности[5]. Стереотипы, как известно, живучи. Но психологи убеждают нас, что образ есть структура изменчивая, меняющая содержание по мере изменения реальности, субъективной репрезентацией которой она является[6]. Россия за четыреста лет, безусловно, изменилась, а вот образ её оказался удивительно ригидным. Такая устойчивость структуры, которая по существу своему обязана быть динамичной, заставляет задуматься над причинами её анормальной устойчивости.

  

Прежде чем говорить о причинах формирования того или иного образа, попытаемся дать соответствующее определение. Образ страны есть совокупность представлений о ней, сформированных в индивидуальном или коллективном сознании граждан посредством различных типов коммуникации. Представления эти могут быть как осознаваемыми, так и неосознаваемыми. Поскольку ничто психическое не существует отдельно, образ как образование ментальное всегда дополняется аффективным компонентом, а вместе эти две составляющие создают предпосылки для реализации по отношению к стране тех или иных поведенческих стратегий. Так, например, наличие в содержании образа такой характеристики как «красивая» еще не свидетельствует о том, что отношение к стране в целом будет положительным. Когнитивная характеристика «красивая» может соседствовать с эмоциями гордости, радости, а может и с эмоциями зависти и неудовольствия, что и определит в конечном итоге дружественные или противоположные им действия по отношению к стране. Конечно, следует учесть, что аффективная и когнитивная характеристики находятся в тесной взаимосвязи: для страны, к которой выработалось негативное отношение, вероятность быть воспринятой как «красивая» понижается.

Феноменологическое поле образа страны имеет несколько детерминант. Укажем основные из них. Во-первых, субъектом-носителем образа может быть либо гражданин нашей страны, либо иностранец. Во-вторых, формирование образа может производиться или самим человеком (непосредственно) или с участием СМИ, книг и иных опосредующих звеньев (опосредствованно). В-третьих, образ может формироваться активно или пассивно. Комбинация даже этих трех компонентов в двух градациях даст восемь возможных частных случаев формирования образа. Рассмотрим каждый из них подробнее.

1. Опосредствованное пассивное формирование образа России у иностранца. Примеров этого случая можно привести множество. По сути, все информационные службы, информирующие иностранцев о российской жизни, в нашей классификации относятся к нему. Но мы обратимся к более интересным историческим примерам. В 1942 году руководство США стало получать информацию о том, что американское население с усиливающейся теплотой относится к мужественно отстаивающим свою Родину русским. Против этого сразу же были приняты соответствующие меры, в результате которых в Америке появились плакаты, изображающие Сталина, читающего «Mein Kampf». Так через соотнесение одного диктатора с другим была сделана попытка «охладить» нарождавшуюся теплоту американцев по отношению к русским.

Современные исследователи особое внимание обращают на деятельность СМИ по освещению политических инцидентов. Как показал последний крупный военный конфликт с участием России (речь идет о войне Грузии с Южной Осетией в августе 2008 года), иностранные СМИ в первые дни военных действий определяли агрессора единодушно, но не объективно[7]. Возможно, этому способствовало изначальное предубеждение против России, и это предубеждение в свою очередь в качестве деривата выдавало информацию, способствующую формированию негативного образа России.

Но дело не только в негативной информации, но и в отсутствии альтернативной, в отсутствии информации как таковой. Уровень представленности России на страницах газет, экранов телевизоров и даже в Интернете крайне низок. Исполнительный директор Международной Академии телевидения и радио С.В. Ерофеев даже счёл возможным говорить о «невидимой России»: «Информацию о культуре России на английском языке можно найти разве что на немногих коммерческих сайтах, сделанных, как правило, иностранцами. А вот Федерального агентства по культуре и кинематографии, с точки зрения зарубежного пользователя, просто нет. Есть только русскоязычная версия сайта, которая для него выглядит, наверное, китайской грамотой. Также можно было бы говорить о невидимом бизнесе, невидимых конфессиях и в целом о стране»[8].

  

2. Непосредственное пассивное формирование образа России у иностранца. Иностранец может увидеть нашу страну с негативной стороны не только посредством нарушающих принцип объективности СМИ, но и самостоятельно. Приведём лишь один пример такого ви́дения: «Российский турист высокомерен. Если Вы − иностранец и жили в России или в Украине некоторое время, Вы, вероятно, заметили, что люди никогда не говорят «извините», когда они наступают Вам на ногу. Они также никогда не просят прощения, когда толкают Вас на улице или в общественном транспорте. ˂…> Еще одна особенность русских − вечное недовольство. Вы можете признать российского туриста всюду по скучающему и неудовлетворенному выражению. ˂…> В Финляндии сауна является слишком холодной, в Риме пицца слишком горяча. Париж не достаточно романтичен. В Осло цены слишком высоки, и океан не является столь же синим, как на Бали»[9]. Очевидно, что отношение к России, сформированное на основе непосредственного наблюдения за таким поведением её граждан, ничуть не лучше, чем то, которое может быть сформировано в результате тенеденционзной деятельности СМИ, но механизм формирования образа здесь иной.

3. Непосредственное активное формирование образа России у иностранца. Подобная картина может быть нарисована и в случае, если иностранец захочет посетить нашу страну с целью узнать о ней нечто новое. Его взору могут предстать те же самые ситуации, которые приведут в конечном итоге к тем же самым результатам. Поэтому мы можем лишь только согласиться с тем, что «не только пропагандистские усилия должны быть направлены на формирование позитивного образа России. Этот образ должен формироваться, прежде всего, на основе объективной информации о России, на основе впечатлений, которые складываются у иностранцев о гражданах России, о нашей повседневной жизни, об уровне культуры всех и каждого ˂…>. Важно, чтобы уезжающие из России увозили с собой хорошие впечатления. Поэтому состояние памятников истории и культуры, которых в России многие десятки тысяч, состояние музеев, библиотек – это фактор, самым непосредственным образом воздействующий на восприятие иностранцами нашей страны»[10]. Хотелось бы также подчеркнуть, что образ как психологическая реальность тяготеет к целостности (то есть является неким «гештальтом»), даже если по своему содержанию он крайне беден. Этим можно отчасти объяснить наличие стереотипов – некоторых шаблонов, переносящих впечатление от небольшой группы тех, с кем довелось иметь дело, на всех граждан страны. Поэтому важна не только общая социально-благополучная картина государства, но и способы взаимодействия с миром его отдельных представителей, а этот вывод налагает ответственность не только на государственных лидеров с проводимой ими социальной политикой, но и на отдельных граждан с их эрудицией, воспитанностью и общей культурой поведения.

  

4. Опосредствованное активное формирование образа России у иностранца. Иностранный гражданин может формировать свое впечатление о нашей стране посредством наших же СМИ. Если он случайно попадёт на российский канал или посвятит один свободный день просмотру российского телевидения, то за день он сможет увидеть 160 драк, 202 убийства, 6 ограблений, 10 половых актов, 66 сцен распития спиртных напитков, 39 случаев нецензурной брани и 302 негативных новостных события[11]. Впечатление, которое формируется после такого просмотра, может быть озвучено примерно так: «Этой стране живется не слишком хорошо». Соответственно, и образ её будет не слишком хорошим. Не менее важной проблемой следует считать и распространение в российских СМИ совсем не российской действительности, которое часто переходит в прямое избегание стремления к отстаиванию собственной самобытности. Речь в данном случае идет не только о потере собственного облика нашей страны, но и о возможностях нивелировки интереса к нашей культуре. Стоит ли ждать, например, появления интереса американца к нашей культуре, если он, посмотрев российский канал, увидит на телеэкране Бреда Питта, Тома Круза и Анджелину Джоли? Скорее всего, он решит, что культура России – это плохая или средняя американская культура, а в ней он уже вполне сведущ. И введенный Н.Я. Данилевским термин «европейничание» выглядит в этом контексте очень даже уместным. Корень можно варьировать произвольно: «американичание», «галломания» (эти термины призваны отразить культурные ориентации внутри нашего народа, и ни в коей мере не умаляют достоинства названных здесь народов), суть одна – потеря интереса к собственной культуре и трансляция этого отсутствия интереса другим культурам. И это притом, что у нашей культуры есть значительный потенциал для формирования позитивного образа России. Так, например, «руководитель нашего известного коллектива, ансамбля Александрова, ˂…> рассказывал о гастролях ансамбля в Польше. Он услышал, как беседовала одна польская супружеская пожилая пара, выходящая из концертного зала: “После этого концерта я к русским буду относиться лучше”, − говорил своей жене супруг, который, судя по словам, испытывал к русским неприязнь»[12]. Таким образом, следует заключить, что понимание богатства собственной культуры, всестороннее продвижение и развитие ее является одним из важных факторов формирования положительного образа России в сознании иностранных граждан.

Ранее мы проанализировали ситуацию с формированием образа России у иностранцев. Теперь обратимся к нашим соотечественникам. Красноречивее всего можно охарактеризовать качество образа России в сознании её народов словами Н.В. Гоголя. «Велико незнанье России посреди России. Все живет в иностранных журналах и газетах, а не в земле своей», − писал он в «Выбранных местах из переписки с друзьями»[13]. Начнём с самого распространённого случая – спонтанного непосредственного формирования образа России.

1. Непосредственное пассивное формирование образа России в сознании её гражданина. Очевидно, что этот процесс значительно отличается от аналогичного у иностранца, поскольку для жителя России он практически непрерывен: взаимодействие со своей страной осуществляется ежедневно. И опыт этот не всегда вызывает положительные эмоции. Следует согласиться с тем, что «если в стране сотни тысяч бездомных, детей-сирот, если инвалид не в состоянии выйти за порог своего жилища, и другие подобные проблемы, то в глазах всего мира никакие усилия политтехнологов этого не изменят»[14]. Более того, не изменят не только в глазах всего мира, но и в глазах наших собственных сограждан. Поэтому вывод, который мы делаем в этой части, сходен с тем, который мы формулировали применительно к спонтанному формированию образа в сознании иностранных граждан: недостаточно улучшать способы описания реальности, необходимо заботиться и об улучшении реальности, причем на всех уровнях: от поведения отдельного гражданина до деятельности государственных структур.

2. Непосредственное активное формирование образа России в сознании её гражданина. Если в качестве общего «эпиграфа» к анализу образа России в сознании её граждан мы взяли слова Н.В. Гоголя, то к данному подпункту наилучшим образом подходят слова И.С. Шмелёва. «Как я корю себя из этого прекрасного далека, что мало знал свою родину, не изъездил, не исходил!.. – писал он в «Куликовом поле». − Не знаю ни Сибири, ни Урала, на заволжских лесов, ни Светло-Яра… ни Ростова Великого не видал, «красного звона» не слыхал, единственного на всю Россию!.. ˂…> Ни древнейших наших обителей не знаем, ни летописей не видали в глаза, даже родной истории не знаем путно, Иваны Непомнящие какие-то. Сами ведь иссушали свои корни, пока нас не качнули – и как качнули!.. Знали избитую дорожку – “по Волге”, “на Минерашки”, “в Крым”. И, разумеется, “за границу”. В чужие соборы шли, все галереи истоптали, а Икону свою открыли перед самым провалом в ад»[15]. Слова, сказанные И. Шмелевым, применимы и к сегодняшней ситуации: мало тех, кто всерьез интересуется своей Родиной, ездит по стране не со служебными командировками, а просто для того, чтобы ее познать, увидеть. Немного и тех, кто, не получив специального исторического образования, самостоятельно изучает историю своей страны. Целенаправленность в формировании образа своей страны у граждан России почти отсутствует. Подтвердим сказанное результатами эмпирических исследований. В 2007 году на факультете психологии МГУ имени М.В. Ломоносова было проведено пилотажное исследование, посвященное изучению образа России в менталитете студенческой молодежи. Полученные результаты позволяют говорить о том, что сложный и дифференцированный образ России в сознании респондентов характерен только для имперской и будущей России[16] (исследовались образы Древней Руси, Российской империи, Советской России, современной России, будущей России). Хотя в этих результатах можно выявить и ряд положительных моментов, в целом они свидетельствуют о том, что слова И.С. Шмелева о познании нашей страны остаются по-прежнему актуальными.

  

3. Опосредствованное пассивное формирование образа России в сознании её гражданина. Отметим и некоторый особенный вклад российских СМИ в формирование образа России в сознании наших соотечественников. Примечательно, что в некоторые периоды нашей истории именно отсутствие оперативной деятельность СМИ (объясняемое идеологическими причинами) способствовало формированию искаженного образа нашей страны. Так, например, в 1983 году после инцидента с южнокорейским «Боингом» российские СМИ молчали два дня. Западные СМИ, которые вещали в том числе и на территории СССР, в эти два дня успели оценить этот инцидент так, что Советский Союз получил наименование «империи зла». Поскольку у советского человека никакой альтернативной информации о происшествии не было, отзывы западных СМИ играли определяющую роль в формировании представления о данной ситуации. Тот же самый вывод применим и к аварии на Чернобыльской АЭС. Два дня наши СМИ не давали никакой информации, а после ограничились сообщением об аварии с двумя погибшими. Соответственно, информаторские функции выполнял Запад, который в период холодной войны, разумеется, представлял ситуацию в крайне мрачных тонах.

В наше время ситуация претерпела значительные изменения, российские СМИ действуют гораздо быстрее и свободнее, однако проблемы в этой сфере есть. Основная проблема, как и в ситуации с иностранными СМИ, состоит в сознательных или неосознанных искажениях современной российской действительности, исторического российского прошлого и очерчивании негативных перспектив российского будущего. Искажения эти различны. Это не только предоставление собственно ложной информации, но и утаивание, замалчивание информации, фрагментарное предоставление информации, придание значительности объективно менее значимым информационным аспектам и уменьшение значимости действительно важных и т.п. Например, если 95% информационного потока о российской действительности на самом деле относятся к действительности московской, образ России будет существенно искажен, даже если эти 95% информации будут достоверными. И это вполне реальная проблема, поскольку «из 85 субъектов федерации “на слуху” у нас всего 10-15. И в основном это связано либо с тем, что там добывают какие-то важные для мира природные ресурсы, либо с личностью губернатора, либо с наличием мировых природных явлений»[17].

4. Опосредствованное активное формирование образа России в сознании её гражданина. В относительно недавнем научном прошлом книга была самым востребованным средством получения информации. Сейчас конкуренцию ей составляет Интернет, но поскольку в Интернете отсутствует (или почти отсутствует) процедура научного редактирования, книга по-прежнему востребована. Но большие и серьёзные научные труды, которые могут поспособствовать формированию адекватного, сложного и дифференцированного образа России в сознании её гражданина, пишутся довольно долго. Так, например, последний том советской десятитомной «Всемирной истории» был выпущен около пятидесяти лет назад, в 1965 году. С тех пор ситуация значительно изменилась, идеологические установки, с позиции которых был написан данный труд потеряли свою актуальность (и для историков и для граждан), а создатели нового труда, задуманного как альтернатива прежнему, выпустили ещё только второй том[18].

  

Но есть и другие сложности, не сопряжённые с длительностью написания качественных трудов. 24 июня 2013 года в Госдуму был внесён законопроект (доработанная версия законопроекта четырёхлетней давности), предполагающий ответственность «за отрицание итогов Нюрнбергского трибунала и роли стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны, а также распространение заведомо ложных сведений об их деятельности». Таким образом, исторические труды вновь находятся под угрозой «политической корректуры», что уже вызвало негативные отклики ряда историков. Образ России, созданный на основании таких политических установок, возможно, будет гораздо более позитивным, но вот будет ли он адекватным?

В заключение добавим, что образ страны есть важная структурная часть субъективной картины мира точно так же, как образ себя есть важная структурная часть самосознания человека. Поэтому большую озабоченность вызывает ситуация, в которой при наличии обширного историко-культурного наследства образ России (в первую очередь в сознании наших соотечественников) оказывается обедненным. Используя введенную нами аналогию, отметим, что человек с искаженным образом себя столкнется с большими сложностями в социальной адаптации. Человек с крайне обеднённым образом себя будет вообще к ней неспособен (в клинической психологии такие феномены называются расстройством идентичности). Равным образом и человек, не представляющий себе своей страны и своего места в ней, не сможет быть полноценным гражданином, поэтому вопрос о качестве образа России есть вопрос государственной важности. Если в случае с иностранными гражданами практической стороной вопроса было функционирование России на внешнеполитической арене, то на просторах нашего Отечества образ страны является основой для формирования патриотизма. «Если оскорбительно человеку называться сыном презренного отца, то не менее оскорбительно и гражданину называться сыном презренного отечества», − писал Н.М. Карамзин[19]. Без положительного образа России, положительного отношения к ней формирование патриотизма не представляется возможным. «Патриотизм, если он истинный, − это высшее счастье нации. Но оно дается не даром, оно заслуживается. Приказать быть патриотами нельзя. Если мы хотим вернуть это высокое счастье, пора закладывать для него устои. Надо сделать так, чтобы было чем гордиться за народ свой и не было бы того, за что приходится краснеть»[20].

ПРИМЕЧАНИЯ


[1] «В тот год (1526 – О.Р.) стужа была так велика, что очень многих ездовых, которые у них называются gonecz, находили замерзшими в их возках. ˂…> Кроме того, тогда находили мертвыми на дорогах многих [бродяг], которые в тех краях водят обычно медведей, обученных плясать. [Мало того], и [сами] медведи, [гонимые голодом, покидали леса, бегали повсюду по соседним деревням и] врывались в дома; при виде их крестьяне толпой бежали от из нападения и погибали вне дома от холода самой жалкой смертью». См. Герберштейн С. Записки о Московии. М.: Памятники исторической мысли, 2008. С. 289.

[2] См. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. СПб: Товарищество «Общественная польза», 1851-1879. С. 183.

[3] Luc — так Вольтер звал Фридриха II в насмешку – примечание С.М. Соловьева.

[6] «В процессе реализации действия исходный О. (образ – О.Р.) видоизменяется (преобразуется), накапливая в себе опыт практического взаимодействия субъекта со средой». См. Мещеряков Б.Г., Зинченко В.П. Большой психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак, 2003. С. 306.

[8] Ерофеев С.В. Невидимая Россия: заметки практика // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 130.

[10] См. Бусыгин А.Е. Отечественная культура как носитель позитивного образа России в мире // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 26.

[11] См. Запесоцкий А.С. Российские СМИ как фактор формирования нового типа культуры // Диалог культур и партнерство цивилизаций: IX Международные Лихачевские научные чтения, 14–15 мая 2009 года. − СПб: Изд-во СПбГУП, 2009. С. 514.

[12] См. Бусыгин А.Е. Указ. соч. С. 23.

[13] См. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений в 14 томах. Том 8. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1952. С. 308.

[14] Очирова А.В. Имиджевый рейтинг России // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 19.

[15] См. Шмелёв И.С. Душа Родины: Рассказы. Воспоминания. Публицистика / Сост., примеч. Т. Ф. Прокопова. – М. – Архангельск: Русская книга – XXI век; Правда Севера, 2007. С. 134.

[16] Матвеева Л.В. Аникеева Т.Я., Мочалова Ю.В., Петракова Е.Е. Структура образа России в менталитете студенческой молодежи // Образ России в стране и за рубежом: гуманитарное измерение. Сборник материалов к Всероссийской конференции «Современный образ России: проблемы и решения» / Под общ. ред. Ю.П. Зинченко, Л.В. Матвеевой. М.: МГУ имени М.В. Ломоносова, 2008. С.38.

[17] Быстров М.С. Экономические аспекты имиджа Российской Федерации // Современный образ России: перспективы развития. Сборник материалов Всероссийской Конференции, под редакцией А.В.Очировой, Ю.П.Зинченко, Л.В.Матвеевой. М.: Издательство МГУ, 2008 г. С. 21.

[18] Дридзе Юрий. Под обложкой – века // Поиск. Еженедельная газета научного сообщества. № 23 (1253). 7 мая 2013 года. С. 9.

[19] Карамзин Н.М. Избранные сочинения в 2 томах. Том 2. М.-Л.: Художественная литература, 1964. С. 281.

[20] Меньшиков М.О. Выше свободы: ст. о России. М.: Сов. писатель, 1998. С.80. 

ОБ АВТОРЕ: Родионова Ольга Ивановна, аспирант кафедры истории русской философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

runivers.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Авторское право © 2019 Уроки рисования для всех возрастов
top