Как будто и не было одежды: Почему в моду вошли безвкусные вещи, которые скрывают достоинства

Содержание

Почему в моду вошли безвкусные вещи, которые скрывают достоинства

Ретроджинсы с неудобной завышенной талией, неуклюжая обувь будто бы из ортопедического магазина, сочетание разномастных принтов и вещи словно с чужого плеча — главным принципом современной моды становится принципе «чем чуднее, тем моднее». Почему модники оскорбляют хороший вкус и когда это кончится, разбиралась «Газета.Ru».

Советы из модных журналов больше никому не нужны: любая модница теперь знает, с чем сочетать «миллениальский» розовый, оверсайз-бомбер, мюли и кроп-топы. Ответ — с чем угодно. Главная глянцевая икона стиля Белла Хадид это подтверждает — джинсовые шорты она надевает с элегантными шпильками, и все в восторге. Те же самые все возносят на модный пьедестал Гошу Рубчинского, создающего подчеркнуто уродливые вещи, напоминающие о начале 90-х в развалившемся СССР, когда вещи покупались на вырост, а носили то, что есть (если не могли достать то, что хочется). Все это весьма любопытно — но очень некрасиво.

Впрочем, кажется, мы уже привыкли — и теперь готовы носить кроссовки с элегантными платьями, наряжаться на вечеринки в тренировочные штаны и пижамы, выбирать куртки на три размера больше, чем нужно. То, что раньше казалось уродливым, теперь нормально. Уродливая мода — это тренд. Модные фрики — новые нормальные.

То, что на улицах и подборках фотографий с недель моды оказывается так много чудаковатых мужчин и женщин, объясняется просто. В эпоху цифровой революции, когда люди все больше времени тратят на поддержание имиджа в социальных сетях и гонку за трендами, самым важным становится подчеркнуть собственную индивидуальность.

Страх остаться незамеченным приводит многих в отчаяние.

Мы готовы на любые эксперименты, лишь бы выделиться. В результате на улицах появляются толпы людей в нелепой одежде, убежденных, что их стиль уникален.

Быть не как все

close

100%

В основе стремления одеться как можно более странно — страх и отвращение по отношению к мейнстриму. Как объяснила изданию Fashionista аналитик Trendera Меган Коллинс, которая изучает тренды различных поколений, современный человек больше всего боится выглядеть обычным. «Мы живем в мире, в котором наша жизнь постоянно находится на виду. Нам не хочется, чтобы окружающие видели нас такими же, как все. Более того, мы всерьез озадачены созданием бренда индивидуальности, который станет уникальным и будет иметь перспективы. Если кто-то относит ваши вещи к категории базовых, это уничтожает весь ваш бренд и все, над чем вы так много работали», — говорит она. Коллинс отмечает, что все больше людей теперь одеваются для себя, поэтому к выбору новых вещей в магазине подходят с особой осторожностью, ведь вещи будут отражать их личность.

«Каждый хочет что-то индивидуальное — особенное, уникальное, и в результате мы становимся более самовлюбленными, чем когда-либо», — говорит Коллинс.

Уродливая мода — это не мейнстрим даже сейчас. Различия между красотой, модой и уродливой одеждой всегда существовали.

По словам звездного стилиста Дэни Мишель, которая одевает Беллу Торн, Люси Хейл и Кортни Кардашьян, уродливая одежда — это просто одежда, которая не украшает.

Парад фриков

close

100%

Показ коллекции весна-2018 Гоши Рубчинского

Vogue

Не украшает — и хорошо. Одежда давно призвана делать нас не красивыми, а необычными. Еще с тех пор, как появился стиль нормкор, который приобрел популярность в начале 2010-х. Выступая за то, чтобы выглядеть незаметными в толпе, сторонники нормкора избегали необычных фасонов или ярких принтов; отдавая предпочтение вещам из категории «как у всех», они не боялись потерять индивидуальность. Тогда одеваться просто как раз и означало быть не как все.

Вслед за нормкором пришла уродливая мода: когда в базовых вещах люди стали сливаться с толпой, пришло время придумать что-то новенькое — в противовес невыразительному унисексу.

Когда за модными блогерами следят пристальнее, чем за политиками, нужно выдавать что-то противоречащее скромности нормкора.

Необходимость выделяться превратилась в настоящее давление, жалуется бывшая австралийская модель и модный блогер Зита Витингтон в социальных сетях. «Боже, это сумасшествие — я ощущаю такое количество давления, что в некоторые дни мне кажется, что больше я уже не могу. Я запускала блог ради удовольствия, но теперь вынуждена постоянно публиковать что-то. Я теряю то, что делает меня особенной, потому что постоянно приходится вытаскивать дерьмо из задницы, — объясняет она, продолжая описывать себя как сороку, чей стиль одежды наполовину состоит из ретро и наполовину из эклектики. — Мне повезло, и я это ценю, но вокруг так много шума — мода стала слишком демократичной. Раньше ресурсы использовались только в Нью-Йорке, Лондоне, Милане и Париже, но теперь просто посмотрите Instagram, там все стильно, и, если все стильно, тогда как вы можете выделиться? Вы идете в другую сторону».

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Еще одна причина популярности уродливой моды — влияние тенденций 90-х.

Это результат цикличности моды и увлечение представителей поколения Z этим десятилетием. По словам Меган Коллинс, сейчас тенденциями руководит молодое поколение. Массовый ритейл ориентирован в основном на эту возрастную категорию. «Подростки вернулись в прошлое распространенных лейблов, популярных в 90-х годах. Но 90-е закончились, и этот тренд выглядит так же уродливо, как и все предыдущие тенденции. Поэтому, как только уродливая мода станет основной, она неизбежно перевернется. И если судить по сегодняшним темпам трендовых оборотов, это может быть скорее, чем мы думаем», — пояснила она.

С другой стороны, уродливая мода обладает характером, который нельзя игнорировать. Все эти странные вещи нельзя отнести к категории базовых. Дизайнерам, модным критикам, стилистам и блогерам интереснее они. «Исследовать уродства мне интереснее, чем буржуазную идею красоты, — цитирует издание The Telegraph высказывание Миуччи Прады. — Почему? Потому что люди уродливы».

В индустрии моды предпочтения меняются так же быстро, как и тенденции в социальных сетях, так что сегодня сложно определить, что конкретно считать уродливым. Дизайнер и культурный критик Стивен Бейли в своей книге «Уродство: эстетика всего» утверждает, что чем чаще мы смотрим на уродство, тем более неуловимой становится идея. Для большинства из нас некрасивая вещь — изделие, которое противоречит нашим представлениям о хороших манерах и сдержанности. Достаточно вспомнить коллекцию Ив Сен-Лорана «Плохой вкус или плохая вещь?», представленную в Vogue 1971 года. Или дебют Энтони Ваккарелло в качестве креативного директора Saint Laurent в прошлом году, где он также сыграл на плохом вкусе.

Когда появляется новая тенденция, люди сначала не принимают ее и даже боятся. Но в конечном итоге интернет настолько акцентирует на ней внимание, что пользователи принимают ненавистную тенденцию значительно быстрее.

…И примкнувшие к ним дизайнеры

close

100%

Бренды специально создают неряшливую одежду в непривычном для потребителя цвете или комбинации оттенков, которые не сочетаются друг с другом. Так они стараются привлечь к себе внимание. Например, последние коллекции Gucci: розовое кимоно, драпированное зелеными пайетками, предлагается носить с белыми гольфами и туфлями, декорированными жемчужными нитками. А пестрый пиджак, декорированный вышивкой из бисера, сочетать с черной поясной сумкой с большим логотипом бренда и массивными золотыми деталями. Издалека лук скорее напоминает аляповатый пиджак, перетянутый массивным поясом.

Для последних коллекций Balenciaga и Vetements Демна Гвасалия намеренно использовал непропорциональный крой и ткани низкого качества, чтобы внешний вид в одежде был агрессивно невыразительным.

Зато Демну Гвасалия, как, впрочем, и Гошу Рубчинского, и стилиста Лотту Волкову называют реалистами. Их коллекции пригодны для повседневной жизни. В то время как изысканное платье с ручной вышивкой можно надеть разве что в сказку. Впрочем, создающий для Gucci подобные вещи Алессандро Микеле и не скрывает, что выпускает на подиум сказочных персонажей.

Ждать от дизайнеров, что они будут создавать красивую одежду, уже давно глупо. Они далеко не всегда преследуют цель создать нечто гармоничное и изящное. По словам бельгийского авангардиста Дриса ван Нотена, нет ничего скучнее, чем просто красивая вещь. «Я предпочитаю уродливые вещи и вещи, способные удивлять», — сказал он однажды в интервью Elle. Быть красивыми — это так старомодно. Пора становиться удивительными.

Люди изобрели одежду не только для того, чтобы согреться

  • Мелисса Хогенбум
  • BBC Earth

Автор фото, Thinkstock

Зачем людям нужна одежда? Защита от неблагоприятных условий окружающей среды — далеко не единственная причина, по которой мы начали ее носить и носим до сих пор.

Стивену Гофу настолько нравится ходить без одежды, что ради этого он готов пожертвовать своей свободой.

За появление на публике в голом виде его арестовывали уже множество раз, и в общей сложности он провел за решеткой 10 лет.

Гоф, также известный как «голый бродяга», предпочитает выходить на улицу нагим в теплое время года.

Он не опасен для общества, однако его попытка в 2003 году пересечь всю Великобританию от ее северо-восточной до юго-западной оконечности вызвала бурю возмущений по всей стране.

Когда он решил повторить это путешествие, его быстро арестовали. Большую часть тюремного срока он провел в одиночной камере из-за отказа носить одежду.

И все же вряд ли можно отрицать, что все мы появляемся на свет обнаженными. Однако, в отличие от Гофа, большинство из нас предпочитает прикрывать свое тело.

Для этого есть веские причины: в холодном климате теплая одежда спасает от мороза, а в жарком — служит защитой от палящего солнца.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Экстравагантный способ путешествий Стивена Гофа возмущает далеко не всех

Тем не менее некоторые общины охотников и собирателей до сих пор практически полностью обходятся без одежды. Из этого можно сделать вывод, что одежда не имеет определяющего значения для выживания человека.

Если нагота — это так естественно, то когда же мы начали одеваться и зачем?

Археологические находки, свидетельствующие о том, когда именно наши предки, гоминины (к гомининам относят людей, шимпанзе, а также некоторые вымершие на сегодняшний день роды высших приматов — Прим. переводчика), перестали ходить голыми и начали надевать на себя шкуры животных, отсутствуют, так как одежда не превращается в окаменелости.

Тем не менее антропологи все же смогли определить время появления первой одежды при помощи ряда косвенных методов.

В 2011 году ученые, изучавшие вшей, выяснили, что все началось всего 170 000 лет назад. Они обнаружили, что две линии вшей — живущие на голове и на одежде — разделились примерно в то время.

Другими словами, как только люди начали носить одежду, часть вшей переселилась на нее и в итоге развилась в отдельный вид.

На тот момент вид Homo sapiens, к которому все мы принадлежим, уже обитал в Африке. У его представителей уже не было густого волосяного покрова, который помогал более древним гомининам согреваться по ночам и защищал их от жары.

Иэн Гиллиган из Сиднейского университета (Австралия) считает, что мы могли начать носить одежду, чтобы компенсировать отсутствие волосяного покрова.

Автор фото, SPL

Подпись к фото,

В какой-то момент своей истории древние люди почувствовали необходимость в ношении одежды

Но представители современных общин охотников и собирателей практически не пользуются одеждой. Примером тому может служить этническая группа нуэр, проживающая на юге Судана.

Это наводит на мысль о том, что защита от неблагоприятных условий окружающей среды — не единственная причина, по которой люди начали носить одежду.

Можно предположить, что они стали стыдиться своего тела и хотели прикрыть его, однако прямые свидетельства этого найти трудно.

Согласно документальным источникам, другие общины охотников и собирателей, в том числе фуэгины из Южной Америки, периодически носили простую одежду, но ходили и голыми.

Вероятно, древние люди прикрывали свое тело только в холодное время года.

Автор фото, MAURICIO ANTON/SCIENCE PHOTO LIBRARY

Подпись к фото,

Неандертальцам нужна была защита от холода

За пределами Африки одежда была жизненно необходима как средство защиты от холода. Так, например, другой вид древних людей, неандертальцы, обитали в гораздо более холодном климате, и без одежды просто не смогли бы выжить.

Неандертальцы жили в Европе задолго до появления здесь людей современного типа. И они, и мы произошли от общего предка — как полагают ученые, гейдельбергского человека (Homo heidelbergensis).

Таким образом, неандертальцы придумали носить одежду задолго до нас, современных людей.

По-видимому, у каждого из этих двух видов гомининов был свой подход к созданию одежды.

«Одежда неандертальцев и людей различается», — говорит Натан Уэльс из Музея естественной истории Дании.

В исследовании, опубликованном в 2012 году, Уэльс подсчитал, что в зимние месяцы неандертальцам необходимо было закрывать 70-80% своего тела, чтобы выжить в климате тех регионов, которые они населяли.

Для этого он сравнил одежду, которую современные охотники и собиратели используют в различных регионах, и соотнес эти данные с климатическими условиями, в которых жили неандертальцы.

Уэльс также утверждает, что людям современного типа требовалось чуть больше одежды — им приходилось прикрывать до 90% своего тела.

По его словам, это означает, что неандертальцам не нужно было изготавливать плотно прилегающую одежду, полностью закрывающую тело.

Автор фото, Pierangelo Pirak

Подпись к фото,

Считается, что у неандертальцев одежда была менее совершенной, чем у людей современного типа

На сегодняшний день мы имеем примерное представление о том, какую одежду они использовали.

Согласно исследованию, опубликованному в августе 2016 года, неандертальцы носили простые меховые накидки. Ученые предположили, что они просто заворачивались в шкуру одного животного.

Люди современного типа изготавливали чуть более сложную одежду, вероятно, сшитую из нескольких шкур.

Ведущий автор исследования Марк Коллар из Университета им. Саймона Фрейзера (Бернаби, Канада) обнаружил, что люди современного типа охотились на животных, мех которых можно было бы использовать для изготовления плотной теплой одежды.

Прекрасным примером тому служит мех росомахи. Из него получался отличный воротник или окантовка для рукавов.

Коллар выяснил, что росомахи даже сегодня остаются желанной добычей для таких племен, как эскимосы.

«На эти шкуры действительно был большой спрос, и это связано со структурой меха — он почти не покрывается инеем, в отличие от других, — говорит он. — Он защищает от холода намного лучше, чем зимнее военное обмундирование».

Эти выводы окончательно убедили Уэльса в том, что люди современного типа вели отличный от неандертальцев образ жизни.

«Умение изготавливать одежду очень помогло людям — благодаря ему они могли быстро осваивать новые места обитания, — говорит он. — Вместо того чтобы приспосабливаться к ним эволюционно, можно было просто создать более совершенную одежду».

Несмотря на это, неандертальцы, с их небольшим ростом и коренастым телосложением, были лучше приспособлены к более холодному европейскому климату, чем люди современного типа.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Густой мех росомахи отлично согревает

Они пришли в Европу задолго до нас, в то время как люди современного типа долгое время обитали в тропическом африканском климате.

Как ни парадоксально, тот факт, что неандертальцы были лучше приспособлены к холоду, мог стать одним из факторов их исчезновения.

У людей современного типа было менее крепкое телосложение, и они были более чувствительны к холоду. Чтобы спастись от него, нужно было что-то придумать.

«Чтобы бороться с холодом, мы изобрели более надежную одежду. 30 000 лет назад, когда пришло сильное похолодание, у нас было преимущество», — говорит Гиллиган.

Археологические находки свидетельствуют о том, что люди владели достаточно совершенными технологиями изготовления одежды. К тому моменту мы уже изобрели специальные режущие инструменты, в том числе ножи, а позже и иголки.

С их помощью шкуры можно было разрезать на прямоугольники и квадраты, а потом скреплять между собой.

У неандертальцев же не было никаких приспособлений, кроме скребков. В 2007 году Гиллиган предположил, что это и привело к их исчезновению, так как в наиболее холодные времена последнего ледникового периода они остались без качественной одежды.

«Когда климат резко изменился, они могли исчезнуть именно потому, что не умели изготавливать сложные предметы одежды, в отличие от людей современного типа, освоивших это ремесло еще в Африке», — говорит Гиллиган.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Мы многому научились у наших древних предков, которые могли изготавливать верхнюю одежду, почти полностью закрывавшую лицо и тело

У людей современного типа были более сложные орудия и одежда, однако неандертальцы вовсе не были неразумными дикарями, как считалось ранее.

Нет причин считать, что их уровень интеллекта был ниже нашего. Вероятно, они просто не испытывали потребности в том, чтобы прикрывать все тело, а когда обстоятельства изменились, им не хватило соответствующих умений.

Однако в том, что касается выделки шкур, нам было чему поучиться у неандертальцев.

В 2013 году группа ученых во главе с Мари Соресси из Лейденского университета (Нидерланды) обнаружила, что неандертальцы первыми начали использовать приспособления из кости, а не из камня, около 40-60 000 лет назад.

Эти орудия, ныне известные как «лощило», изготавливались из фрагментов ребер оленей и применялись для отделки кожи, чтобы сделать ее мягче и использовать в качестве одежды.

После исчезновения неандертальцев похожие костяные орудия появились и на стоянках Homo sapiens.

«Этот вид костяных орудий был очень распространен в верхнем палеолите, и поэтому их часто находят на стоянках людей современного типа, относящихся к периоду после вымирания неандертальцев», — говорит Соресси.

«Лично я считаю, что это может быть первым доказательством того, что люди современного типа перенимали какие-либо технологии у неандертальцев».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Когда-то в далеком прошлом люди заменили раскраску тела одеждой. Некоторые современные люди пробуют обратное

Секреты неандертальцев по выживанию в холодном климате могли оказаться очень полезными для людей современного типа. Они могли расширить свой набор орудий за счет костяных приспособлений и благодаря этому усовершенствовать свой гардероб.

Если это так, возникает вопрос: почему же тогда неандертальцы не копировали более сложные инструменты современных людей? Возможно, люди современного типа просто нашли костяные орудия, но никогда не сталкивались с самими неандертальцами.

Чуть позже, около 30 000 лет назад, одежда каменного века стала еще более сложной.

На месте стоянок людей в пещере Дзудзуана в Грузии ученые нашли разноцветные льняные волокна. Они могли использоваться для пошива одежды различных цветов.

Это означает, что одежда не только использовалась в утилитарных целях, но и служила украшением. Другими словами, она стала выполнять функцию символа.

Гиллиган отмечает, что люди, вероятно, украшали себя задолго до появления одежды. «Современные охотники и собиратели, не использующие одежду, ярко раскрашивают свои тела, чтобы украсить себя. Для этого им не нужна одежда».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Одежда, равно как и раскрашивание тела, — символичная часть личности человека

Существуют свидетельства того, что неандертальцы также раскрашивали свои тела пигментом красной охры. Самые ранние находки, указывающие на это, относятся ко времени, от которого нас отделяют 200 000 лет.

Несомненно, этот пигмент также мог использоваться для окраски шкур, для похоронных ритуалов или для наскальной живописи.

Когда становилось слишком холодно для того, чтобы демонстрировать раскрашенное тело, древним людям приходилось его прикрывать.

«Эту декоративную функцию стала выполнять одежда, — предполагает Гиллиган. — Как только это произошло, одежда стала необходима людям для социальных целей, а не только для того, чтобы согреться».

Возможно, именно поэтому ношение одежды стало неотъемлемой частью жизни многих народов.

Схожим образом, ее отсутствие служит важным аспектом идентичности для многих племен охотников и собирателей, равно как и для вышеупомянутого «голого бродяги».

Таким образом, правда об одежде оказалось намного более сложной, чем это можно было представить. Без нее мы могли бы не выжить, но сегодня она нужна не просто для того, чтобы согревать нас.

Одежда стала частью личности человека, частью нашей культуры и социальных норм. По словам Гиллигана, одежда отличает нас от других видов и от природы в целом.

Более того, обозначая нашу принадлежность к определенной социальной или политической группе, она помогает нам отличаться друг от друга.

Афоризмы о моде и стиле

Афоризмы о моде и стиле

Ещё больше новых афоризмов о моде и стиле читайте на нашей странице 

 

Вкус — это мускул, который можно тренировать.(NN)

***

Первая Заповедь Настоящей Женщины: сняла каблуки — сошла с дистанции. (NN)

***

Мода – вопрос денег. Стиль – вопрос индивидуальности. (NN)

***

Если вас поразила красотой какая-нибудь женщина, но вы не можете вспомнить, во что она была одета, — значит, она была одета идеально. (Коко Шанель)

***

Отсутствие наряда служит иногда лучшим нарядом. (Петроний)

***

Хорошо одетый человек тот, кто считается с собой и с другими. (Пьер Карден)

***

Существует легенда, что есть такие женщины, которые, открывая шкаф, знают, что наденут. (NN)

***

Презирать моду так же неумно, как слишком рьяно ей следовать. (Жан де Лабрюйер)
***
Большинство людей живет модой, а не разумом. (Георг Кристоф Лихтенберг)
***
Есть люди, даже мысли свои облачающие согласно требованиям моды. (Бертольд Авербах)
***
Наряд — предисловие к женщине, а иногда и вся книга. (Себастьян-Рош Никола де Шамфор)
***
Выражение лица женщины гораздо важнее ее одежды. (Дейл Карнеги)
***
Человека красит одежда. Голые люди имеют крайне малое влияние в обществе, а то и совсем никакого. (Марк Твен)
***
Мы едим для собственного удовольствия, одеваемся — для удовольствия других. (Бенджамин Франклин)   
***
Чем хуже у тебя идут дела, тем лучше ты должен одеваться. (Английское изречение)

 


***
Скромность умерла, когда родилась одежда. (Марк Твен)
***
Женская одежда — живопись, мужская одежда — скульптура. (Барнетт Ньюмен)

***
Если мужчины в наше время серьезнее женщин, то лишь потому, что их одежда темнее. (Андре Жид)
***
Женщины лучше всего одеваются в тех краях, где они часто раздеваются. (Фортунат Стровский)
***
Краткость — душа дамского белья. (Дороти Паркер)
***
Мужчина не любит женщин в дешевой одежде, если не считать его собственной жены. (NN)
***
Мужчина, которому предстоит сделать какой-либо решительный шаг, думает: «Что я скажу?», а женщина: «Как я оденусь?».  (Мадлен де Пюизье)
***
Если женщина хорошо выглядит в слаксах, она будет выглядеть хорошо в чем угодно. (NN)
***
Суди о человеке не по его одежде, а по одежде его жены. (Томас Дьюар)

***
Уборка в шкафу: из шкафа вывалила, перемерила, накрасилась, натанцевалась, всё — устала! (NN)


***
Если бы женщины одевались только для одного мужчины, это не продолжалось бы так долго. (Марсель Ашар)
***
Если женщины так тщательно наряжаются, то лишь потому, что глаз мужчины развит лучше, чем его ум. (Дорис Дей)
***
Женщины верят, что они наряжаются ради мужчин или для собственного удовольствия; а по правде, они наряжаются друг для друга. (Франсис де Миомандр)
***
Я одеваюсь для женщин, а раздеваюсь для мужчин. (Анджи Дикинсон)
***
Платье должно быть достаточно облегающим, чтобы показать, что вы женщина, и достаточно свободным, чтобы показать, что вы леди. (Эдит Хед)
***
Слишком долго носить одно платье вредно для организма. (Янина Ипохорская)
***
Что мужчинам нравится в женском платье больше всего? Их представления о том, как выглядела бы женщина без всякого платья. (Брендан Франсис)
***
Современные платья как колючая проволока: защищают территорию, но позволяют ее осмотреть. (Денни Кей)
***
Декольте — это еще одна форма сохранения материи. (Тамара Клейман)
***
Женское платье не должно быть облегающим, но если женщина одета, я хочу видеть, где именно в этом платье она находится. (Боб Хоуп)

***
Нелюбимый костюм никогда не изнашивается. (NN)

***
Самое важное в женской одежде — женщина, которая ее носит. (Ив Сен-Лоран)
***
В юбке нет ничего особенного, когда она колышется на бельевой веревке. (Лоренс Дау)
***
Моль обожает менять гардероб. (Антоний Регульский)
***
Мода проходит, стиль остается. (Коко Шанель)
***
Моды больше не существует. Ее создают для нескольких сотен людей. (Коко Шанель)
***
Можно следовать за модой или бежать за модой. Но бежать можно только, если ты достаточно молод. (Жанна Моро)
***
Нет некрасивых женщин — есть только женщины, не знающие, что они красивы. (Вивьен Ли)
***
Во всем, что касается грехов, следует тщательно следить за модой.  (Лилиан Хеллман)
***
Что бы выглядеть как богиня, нужно двадцать минут. Чтобы выглядеть естественно, нужно три часа. (Женская народная мудрость)
***
Остерегайся оригинальности. В женской моде оригинальность может привести к маскараду. (Коко Шанель)
***
Лучшее украшение девушки — скромность и прозрачное платьице. (Евгений Шварц)
***
Черные туфли на плоской подошве носят к лысеющим низким мужчинам.  (Женская народная мудрость)
***
Мода существует для женщин, которым недостает вкуса, этикет – для женщин, которым недостает воспитания. (Королева Румынии Мария)
***
Под одеждой все люди голые. (Гейне)
***
Многие женские проблемы, перед которыми пасуют лучшие психиатры, часто решает парикмахер второй категории. (Мэри Маккарти)
***
Одежда на женщине должна быть в меру скромной, такой чтобы не бросалась в глаза, и в то же время было заметно, что она на ней есть. (Стас Янковский)
***
Мода – традиционализм в квадрате: быть как все и, причем, наперегонки. (А. Круглов)
***
Носи богатые одежды – они откроют перед тобой все двери. (Фуллер)
***
Каждая мода выглядит так, будто она будет существовать вечно.(Георг Зиммель)
***
Слишком всерьез воспринимать моду — это уж наверняка глупость. (Ханс Георг Гадамер)
***
Сущность моды состоит в том, что ей следует всегда лишь часть группы, группа же в целом находится только на пути к ней. (Георг Зиммель)
***
Нарушение моды королями становится модой для их подданных. (Эмиль Герман)
***
Последний крик моды, как правило, отдается гулким эхом в пустом кармане любящего мужчины.  (Эдуард Александрович Севрус (Ворохов))
***
Я люблю одежду и не люблю моду. (Миучиа Прада)
***
Стремление к новизне – особый дар, объясняющий абсолютное господство французов в области моды. (Валери Жискар Д’эстен)
***
В модных магазинах ищите не вещь, а себя. (NN)
***
Парфюм – это визитная карточка. Без аромата женщина анонимна. (Юбер де Живанши)
***
Туфли делаются для того, чтобы даже в одежде женщина казалась обнажённой.
(Кристиан Лубутен)
***
Стоимость сумки должна быть выше стоимости её содержимого. (Журнал GQ )
***
Платье не имеет никакого смысла, если оно не вселяет в мужчин желание снять его с вас.
(Франсуаза Саган)
***
Вы можете носить что угодно и как угодно, главное, чтобы это выглядело женственно и сексуально. (Вивьен Вествуд)
***
Секрет успеха наших костюмов – в мелких деталях, понятных на уровне ощущений.
(Кристиано Корнелиани, директор компании Corneliani)
***
Если нет одежды, которую ты хотел бы носить, создай её сам. (Принцип hand-made)

***
Вкус – это умение в разных обстоятельствах находить выход в самом естественном.
(Фазиль Искандер)
***
Я люблю вульгарность. Хороший вкус – смерть. Вульгарность – жизнь. (Мэри Куант, изобретальница мини-юбки)
***
Стиль человека – это голос его души. (Ральф Уолдо Эмерсон)
***
Только поверхностные люди не судят по внешности. (Оскад Уайльд)
***
Хорошо повязанный галстук – это первый серьёзный шаг в жизни. (Оскад Уайльд)

 

 

***
Настоящий мужчина ходит в костюме, а не в джинсах, но этот костюм выглядит так, как будто человек в нём спал. (Сьюзен Вега)
***
Она выглядела так, будто её налили в платье, слегка перелив через край. (Пэлем Вудхауз)
***
Лучше две складки на лице, чем одна на чулке. (Заповедь парижанки)
***
Раздевать женщину должен тот, для кого она одевается. (NN)
***
Чтобы быть красивой, недостаточно быть красивой. (Поль Рейналь)
***
Очарование-это красота в движении. (Готхольд Лессинг)
***
Очень дорогая одежда старит. (Коко Шанель)
***
Молодежная мода — плеоназм; старческой моды не бывает. (Коко Шанель)
***
Я люблю, когда мода выходит на улицу, но не допускаю, чтобы она приходила оттуда. (Коко Шанель)
***
Ничто так не старит женщину, как слишком богатый костюм. (Коко Шанель)
***
Мода, как и архитектура, — вопрос пропорций. (Коко Шанель)

***

Чтобы быть незаменимой, нужно все время меняться. (Коко Шанель)

***

Мода — это то, что выходит из моды. (Коко Шанель)

***

Люди увлекаются не модой, а теми немногими, кто ее создает. (Коко Шанель)

***

Одежда похожа на холст, который на разных людях драпируется по-разному. (Донна Каран)

***

Если женщина плохо одета, окружающие запомнят её одежду. Если женщина одета хорошо, окружающие запомнят её саму. (Коко Шанель)

***

Женщина, а не одежда выражает сексуальность. (Джани Версаче)

***

Стиль- это человек. (Бюффон, французский натуралист)

***

Мода — это то, во что одеваемся мы сами. Немодно то, что носят другие.  (Оскар Уайльд)

***

Модно то, что ношу я!  (Коко Шанель)

***

Мода живет не только в платьях, мода витает в воздухе, ее приносит ветер, мы предчувствуем ее, дышим ею, она в небе и на дороге, она неотделима от людей, нравов, событий. (Коко Шанель)

***

Хорошо одетый человек — тот, кто считается с собой и с другими.  (П. Карден)

***

Настоящую женщину можно сразу узнать по ее непокорности модному стандарту, она носит лишь то, что ей идет.  (И. А. Ефремов)

***

Любителю редкостей дорого не то, что добротно или прекрасно, а то, что необычно и диковинно, то, что есть у него одного. Модное и труднодоступное он ценит больше, чем совершенное.  (Ж. Лабрюйер)

***

Капризы женщин неподвластны моде, мода же — всегда в их власти.  (Валерий Афонченко)

***

Не в деньгах счастье, а в покупках. (Мерлин Монро)

***

Плохой вкус — показатель упадка нравов».В одежде старайся быть изящным, но не щеголем; признак изящества – приличие, а признак щегольства – излишество. (Сократ)

***

Смотря по средствам, одевайся пышно, Но не смешно, богато — не пёстро. Одежда говорит о человеке.  (Шекспир)

***

Элегантность — это больше чем легкость, больше чем свобода от неловкости и ограничений. Элегантность подразумевает вдохновенную, но изысканную точность, доведенность деталей и блеск. (Гарлиц)

***

Каждое новое поколение смеется над старой модой, переходя в религию новой.  (Торо)

***

Большинство, обладающее недостатком тщеславия, следует за новой модой, забывая старую. (Юбер)

***

Мода — единственная попытка преобразовать искусство в форму социального взаимодействий. (Оливер Уэнделер Холмс)

***

В любой своей форме избыточность вызывает возмущение, поэтому каждый разумный человек должен придерживаться этого правила как в одежде, так ив речи. Старайтесь избегать чужих влияний во всем, но следуйте, без излишней спешки, изменениям моды. (Мольер)

***

Старайтесь не опережать моду и не отставать от нее, и уж тем более не впадайте в ее крайности. (Лаватер).

***

Признайся, ты продала душу, когда впервые надела туфли от Jimmy Choo! (к/ф Дьявол носит Prada).

***

Лучший шкаф для одежды — это стул! (NN)

***

Дешево только то, что носишь без чувства уверенности в себе. (NN)

 

 

Ещё больше новых афоризмов о моде и стиле читайте на нашей странице 

Разобраться в моде и стилях поможет профессиональный стилист-имиджмейкер на консультации

 

Посмотрите портфолио наших стилистов

Что такое «умная» одежда и почему мы до сих пор ее не носим

Фото: Elisabetta Villa / Getty Images

О том, почему куртку со встроенным телефоном и MP3-плеером сняли с производства и как «умная» одежда может помочь спортсменам, рассказал ведущий YouTube-канала РБК Трендов Николай Дубинин

«Электрические девушки»: предшественники «умной» одежды

В 1884 году в Лондоне показали балет, артистки которого использовали в своих костюмах электрические лампочки — в то время они только приобретали популярность и почти заменили газовое освещение. После этого выступления журналисты The New York Times выпустили сатирический материал «Электрические девушки»: там редакция будто бы рекламировала компанию Electric Girl Lightening, в которой можно было арендовать живой светильник (в виде дамы с гирляндами) на любой вкус.

Позже, в 1910 году, развитие «электронной» одежды продолжилось: американский инженер Артур Кэррон запатентовал технологию перчаток с подогревом. Они работали по принципу омического нагрева — электрический ток проходил через проводящие волокна, сопротивление в которых приводило к эффекту нагрева. А в 1968 году в нью-йоркском Музее Современного искусства состоялась выставка Body Covering, где дизайнеры представили светящиеся в темноте платья и ремни со встроенным сигналом сирены

Все с собой: как персональный компьютер повлиял на дизайн одежды

В 1980-х годах, когда персональные компьютеры, созданные Apple Computer Company, вышли в массовое производство, разработчики задумались о создании «умной» одежды. Так, в 1986 году Puma выпустила первые кроссовки с электронным оборудованием и программным обеспечением — Puma RS-Computer (RS — Running System, «беговая система»). В кроссовках был небольшой вычислительный блок, который, подключаясь к персональному компьютеру, вроде Apple II или Commodore 64, передавал данные о забеге — пользователь мог увидеть количество пройденных километров и сожженных калорий. Несколько лет назад компания перевыпустила Puma RS-Computer ограниченным тиражом.

Со временем доступных для массового потребителя электронных устройств становилось все больше, и представители компании Philips и Levi Strauss почитали, что нужно создать одежду, которая могла бы вместить все персональные устройства. В 2000 году в продаже появилась куртка, надев которую, можно было отказаться от MP3-плеера, сотового телефона и гарнитуры — все это было в куртке Philips и Levi’s. Чтобы позвонить, достаточно было поднять воротник, чтобы включить музыку — дотронуться до кармана, а отрегулировать громкость звука — с помощью нескольких кнопок на рукаве. Из-за высокой цены куртки сняли с продаж уже через год.

На пути развития «умной» одежды было несколько преград. Во-первых, разработчикам нужно было продумать размер подключаемых устройств и подзарядку аккумуляторов. Во-вторых, проверить их стойкость к воде: одежда и электроника в ней должны были справлять со стиркой и влагой. Немаловажную роль играл и дизайн.

Одежда с чипами и датчиками: как костюмы взаимодействуют с гаджетами

Современные технологии дают гораздо больше возможностей для создания «умной» одежды, однако она все еще медленно и неуверенно появляется на рынке.

В 2013 году Adidas совместно с Google выпустили говорящие кроссовки, которые ругали своего владельца за лень, хвалили во время тренировок и даже раздавали советы. А в 2016 году Samsung создал Smart Suit — костюм со встроенным NFC-чипом, способным разблокировать телефон или поделиться электронной визиткой.

Levi’s тоже решила повторить опыт создания «умной» одежды, объединившись с Google. Компании разработали чип на базе технологии Jacquard, который вшивают в одежду (джинсовые куртки, кроссовки, рюкзаки). Устройство считывает жесты владельца и передает команды на подключенный смартфон. С помощью такого чипа можно управлять музыкой, навигатором или звонками.

Разработчики Xiaomi не остались в стороне и придумали футболку со съемным датчиком ЭКГ. Благодаря сенсорным волокнам COTECH и интеллектуальному чипу, установленному в районе груди, он считывает состояние пользователя и вибрацией оповещает его о повышении пульса, работе сердечно-сосудистой системы. Все данные устройство передает в специальное приложение на мобильном телефоне.

Еще один пример — спортивная одежда компании Athos. За счет разветвленной сетки сенсоров и технологии электромиографии костюмы помогают спортсменам контролировать загруженность мышц, позволяя регулировать интенсивность тренировок и делать их эффективнее. А экзоперчатки, разработанные израильским стартапом Yehonatan Medical, благодаря искусственным мышцам с электроактивными полимерами усиливают хват: сенсор контролирует мышечную активность и посылает электрические разряды в полимеры. Под воздействием электричества они изгибаются, усиливая работу пальцев.

Современная кольчуга и свитер, который не нужно стирать: ткань для «умной» одежды

Исследователи Калифорнийского технологического института придумали материал, одежда из которого затвердевает, словно плащ Бэтмена во время превращения в крылья. Создатели вдохновились дизайном кольчуги, которая с виду выглядит невесомой и мягкой, а на деле обладает высокой прочностью. Частицы сложной формой для новой ткани печатают на 3D-принтере с помощью полимеров и металлов. В твердом состоянии такой материал может выдержать вес, превышающий его собственный более чем в 50 раз. Его хотят в дальнейшем использовать для создания экзоскелетов и фиксации конечностей при переломах.

Еще одно новшество — ткань, которую нельзя испачкать, потому что она не впитывает влагу и грязь, и пятен на ней не остается. Один британский стартап уже выпустил худи из этой ткани. А китайские разработчики создали ткань со светящимися волокнами трех видов (хлопковыми, электропроводными и электролюминесцентными): так получился рукав с сенсорным дисплеем, с которого можно отправлять простые текстовые сообщения.

Несколько лет назад компания Under Armour представила пижаму, которая помогает спортсменам восстанавливаться во время сна. Полезная одежда сделана из ткани с элементами керамики, расположенными на изнанке. Во время отдыха спортсмена ткань поглощает естественное тепло человеческого тела и отражает тепловое излучение обратно, помогая мышцам и коже восстанавливаться. Первым протестировать «умную» пижаму удалось игроку в американский футбол Тому Брэди.

Выйдет ли «умная» одежда в массовое производство и нужна ли она вообще — неизвестно. Пока что все разработки стоят больших денег — опыт кроссовок Nike из фильма «Назад в будущее» показывает, что люди пока не готовы покупать такую одежду.

Дресс-код на рабочем месте

Дизайнеры предполагают, что деловая одежда будущего станет более эмоциональной и персонифицированной. Форма, силуэт будут стремиться к строгости, лаконичности, закрытости, выполняя роль капсулы. Подобные силуэты появятся благодаря высоко технологичным тканям — как натуральным, так и синтетическим. Цветовое решение значительно изменится и расширит рамки нынешнего делового дресс-кода за счет ярких оттенков, контрастных сочетаний, транслирующих энергию активности, целеустремленности, высоких амбиций и графичных принтов. Одежда от функциональности все больше уходит в область современного искусства и несет заряд творческой энергии.

Творческое мышление, интуиция, эмоциональность — качества, которые станут важным показателем персонального кода личности, выраженного посредством костюма. Тест «свой-чужой» в профессиональной коммуникации будет включать принадлежность не только к своей социальной, корпоративной среде, но и к кругу людей близких эстетически и ментально — то, что называется «одной группы крови». По тому, какой выбор одежды ты делаешь, можно судить о твоих предпочтениях в кино и искусстве, о жизненных приоритетах, и это будет определять успех контакта не меньше, чем навыки и образование. Тебе близко восприятие жизни Ларса фон Триера или Хайнеке, Иньяриту, Литвиновой или Руминова, ты смотришь телесериалы или живешь без телевизора, какую музыку слушаешь, как проводишь свободное время, в каких социальных проектах участвуешь? Люди будут оценивать имидж друг друга на уровне инстинкта — либо ты вписываешься в мир другого человека, и поэтому тебя нужно слушать и есть смысл что-то обсуждать и договариваться, либо ты чужой и в таком случае на тебя просто нет времени.

Очень важно не только то, что ты говоришь, — не менее важно, как ты говоришь, в каком окружении, во что ты одет. Рассуждая на тему дресс-кода будущего, приходится говорить не о прежних универсальных правилах, а о персональной системе кодирования личности через костюм, которая формируется под повестку дня, недели и формат контактов. Вы можете 3 дня из рабочей недели сидеть за проектом или заданием, не отрываясь от компьютера, затем участвовать в выставке, встречаться с партнерами или инвесторами, выходные провести на семинаре. И все это требует разных форматов — от расслабленного до формального. В условиях, когда офис для многих — это компьютер на кухонном столе, а понятие «работа» вышло за все возможные рамки, деловой костюм теряет идею создания положительного имиджа.

Деловой костюм будущего — инструмент не самопрезентации, как это было в прошлом, а самоидентификации. Он словно говорит: «Вот Я, вот мой мир, вот мои смыслы — мы можем не тратить время на выяснение близости взглядов, у всех ведь такое разное представление „о прекрасном“, давайте говорить сразу по сути — иначе она устареет быстрее, чем мы успеем переодеться».

Отзывы клиентов

Елена, 14.11.2018 21:08 Оценка магазина 5
Добрый день! Хочу поблагодарить ваших сотрудников в магазине на дизайн-заводе Флакон за отзывчивость, они сотворили чудо:) Мне кажется, эту историю знает даже ленивый. Я купила очередное платье (на тот момент у меня уже было два платья такого же фасона, но разных цветов, и мне хотелось «в копилку» еще одно). Когда хотела его впервые надеть, прожгла утюгом по неосторожности. 2 — 3 месяца ходила, безутешно пытаясь найти решение, как исправить припаленные утюгом участки, но так и не нашла. Потом, уже отчаявшись, я как-то оказалась снова на Флаконе и снова зашла в магазин, и не смогла сдержаться, пристала к вашим продавцам, мол, мне бы кусочек ткани, я сама заменю рукав. Очень отзывчивые девочки, к сожалению, имен не помню, дали номер Администратора Меки. Мы с ней связались в тот же день, а уже на следующий день мне позвонили и сказали, что связались с фабрикой, и там есть так нужный мне кусок ткани??? и что я могу забрать его, как только его доставят в магазин. Моему счастью не было предела! Ткань привезли на следующий день, и досталась она мне даже бесплатно! Я очень признательна продавцам, руководству магазина, вот это — настоящий клиентоориентированный подход! Спасибо вам большое! Эту историю я рассказала не одному десятку своих знакомых??? пусть ваш бренд процветает???

Елена, Благодарим за приятные слова, рады стараться для Вас

ruxara.ru

Алессандра Факкинетти: «Я не хочу, чтобы одежда неволила тело»

Алессандра Факкинетти никогда не была «звездным» дизайнером, зато была и остается дизайнером очень талантливым. С недавних пор она занимает пост креативного директора итальянской марки Tod’s, которая с ее приходом обрела совершенно новый облик. Евгений Тихонович встретился с Факкинетти в Милане, чтобы расспросить ее о будущем и настоящем итальянского дизайна

Алессандра Факкинетти — дизайнер с непростой судьбой, это один из тех одаренных людей, которым с самого начала уготован тернистый путь к успеху. Ее назначению в Tod’s предшествовали два достаточно драматичных эпизода в карьере: сначала она не удержалась на посту креативного директора Gucci, когда марку покинул Том Форд, а затем не смогла закрепиться на аналогичной должности в Valentino. Притом что и там, и там она успела показать сильные коллекции, в том числе и знаменитую кутюрную для Valentino 2008 года. Шоу тогда открывала Влада Рослякова в костюме со скульптурной юбкой-шаром — многие в индустрии до сих пор хорошо помнят этот выход.

Разглядеть в Факкинетти высокий потенциал сумел глава марки Tod’s Диего Делла Валле, и сегодня она развивает для бренда полноценную линейку ready-to-wear. Изначально Tod’s — аксессуарный дом, и прежде всего известен миру своими мокасинами Gommino Driving Shoes. До Факкинетти дизайном марки заведовал Дерек Лэм, но об одежде Tod’s всерьез заговорили именно с приходом Алессандры. Она создает очень современные, расслабленные и сексапильные вещи с акцентом на кожу, с которой обращается так, будто это хлопок. Это стопроцентно итальянский стиль, но в самом благородном его исполнении — такой итальянский Hermès, если угодно, — выдержанный, некричащий, ремесленный. При очевидном творческом (да и коммерческом) кризисе миланской недели моды одежда Tod’s — это очень свежий глоток воздуха, и к бренду нужно присмотреться повнимательнее. Равно как и к таланту Алессандры Факкинетти, показавшей для Tod’s уже третью по счету сезонную коллекцию.    

Скажите, как быть дизайнеру, который приходит, как вы, работать в аксессуарный дом моды и собирается делать одежду? Вы уже окончательно сформулировали для себя то, какой должна быть у Tod’s линия ready-to-wear или пребываете в творческом поиске?
Думаю, с этим вопросом я определилась. По поводу Tod’s у меня с самого начала было четкое понимание: раз этот дом всегда специализировался на кожаных аксессуарах, значит, неплохо было бы поэкспериментировать с кожей и в создании одежды. К тому же в этом доме мастерство ручного труда на высочайшем уровне — следовательно, надо максимально этим пользоваться.  

Слышал, что когда вы приступаете к работе над очередной коллекцией, то начинаете с аксессуаров и только затем беретесь за одежду. Обычно все происходит наоборот…
Да, верно, причем до Tod’s я так никогда прежде не делала. Но оказалось, что этот подход куда более продуманный и эффективный. Когда перед вами правильные туфли или сумка, вам намного проще визуализировать весь женский образ.

Удивительное дело: вы создаете очень женственную одежду, не прибегая к излюбленному приему итальянской моды — чтобы все блестело и было sexy.
Да, я не хочу, чтобы одежда неволила женское тело: у женщин в наше время и без того хватает хлопот. Да и если вы возьмете обувь — она почти вся без каблука.

А каково, кстати, будущее итальянской моды, на ваш взгляд? Многие констатируют чуть ли не ее смерть.
Не согласна. Я считаю, что Италия — идеальное место, чтобы производить модную одежду. Здесь лучшие фабрики и мастера.

Но вы сейчас говорите о производстве. Я же все-таки имею в виду моду, дизайн одежды.
Здесь я тоже не наблюдаю катастрофы, мне кажется, что большинство по-прежнему признает важность итальянского стиля для моды. И еще я думаю, что у итальянских дизайнеров, несмотря на то, что их много, есть своя индивидуальность. Мы отличаемся друг от друга, у каждого есть собственное видение моды и собственный сильный характер — в этом наша сила. То есть вы можете любить или не любить то, что мы делаем, но вы не можете не признавать, что мы все тут очень разные.

«я не хочу, чтобы одежда неволила женское тело: у женщин в наше время и без того хватает хлопот»

Известно, что вы большой любитель искусства. Чтобы мода двигалась вперед, дизайнеру действительно необходимо им увлекаться?
Я правда очень люблю искусство, но не потому, что считаю, что без него невозможно создавать прогрессивный дизайн. Наверное, очень даже возможно. Но в своей работе я отталкиваюсь именно от искусства — это для меня инструмент, который помогает двигаться дальше. 

Я спрашиваю вас об этом еще и потому, что вы когда-то работали у Миуччи Прады. Она с искусством дружна как никто другой.
Да, это была вообще моя первая работа, где я всему научилась и в том числе, наверное, подходу к дизайну одежды и аксессуаров. Отличная школа, о которой я до сих пор вспоминаю с большой теплотой.

Вы поддерживаете связь с синьорой Прадой?
Очень эпизодически, если только случайно встречаемся где-то.

Я рассматривал кожаные вещи из вашей новой коллекции: они очень сложные в исполнении. Особенно меня поразила юбка, сшитая из двух разных кусков кожи, которые так идеально прилегают друг к другу, что кажется, будто был взят один большой отрез. По сути это такой современный кутюр. Как вы планируете справляться с объемами производства, притом что на создание подобных вещей затрачивается очень много времени?
Ну все-таки вы обратили внимание на самые сложные в исполнении вещи — они и правда по своей сути уже кутюрные. Это скорее попытка переосмыслить ДНК дома и поразмышлять на тему того, что можно еще сделать интересного с кожей. Есть в коллекции и куда более простая, пригодная для реальной жизни одежда.

А вы, кстати, в глубине души не мечтаете о кутюрной линии?
Сейчас, пожалуй, нет. (Смеется.) Достаточно лишь легких кутюрных вкраплений, чтобы как-то отражать ремесленную традицию Tod’s.

Но опыт создания кутюрной коллекции у вас все же есть. Достаточно вспомнить вашу работу в Valentino…
О да, это был замечательный опыт, я всегда хотела попробовать себя в кутюре, потому что сама его идея — вся эта любовь к деталям — очень мне близка. Это совершенно другой мир, люди, который работают в haute couture, обладают иной ментальностью.    

А вот еще очень любопытный факт из вашей биографии: оказывается, ваш папа музыкант. Это как-то сказалось на творческом восприятии мира?
Нет, отец в этом смысле никак на меня не повлиял — мы с ним пребываем в разных эстетических измерениях, при этом уважаем деятельность друг друга.

А музыка вообще для вас большое значение имеет? Она вдохновляет?
Да, конечно, причем очень сильно. У меня довольно много друзей диджеев, которые играют не последнюю роль в моем творчестве. 

Насколько я знаю, вы в самом начале хотели заниматься не модой, а скульптурой. Но мода все-таки скоротечна, скульптура в этом смысле более вечная история.
Да, да, вы правы. Не знаю, как так вышло. Скульптура мне по-прежнему очень интересна, и я использую ее принципы в своей работе, когда заходит речь о силуэте одежды или, скажем, каблука. Вообще я считаю, что интерес к моде и скульптуре — это прекрасная комбинация.

Практически обязательный вопрос, который задают теперь дизайнерам. Вы не находите утомительной быстротечность современной моды, когда все делается на сверхскоростях?
Это правда, но от этого уже никуда не деться. Меняются правила игры, все сильно усложняется, появляются новые рынки, чьи интересы нужно учитывать — делать только то, что тебе хочется, больше нельзя.

Скажите, а идея модных трендов для дизайнеров еще состоятельна?
Мне кажется, задача дизайнеров — придумывать идеи и реализовывать их, а трендами должны заниматься редакторы. Дома моды придают значение трендам сегодня намного меньше, чем раньше: они больше сосредоточены на том, что они делают, что пытаются сказать. Наверное, какие-то общие направления можно выделять по столицам моды: у Нью-Йорка свой вектор, у Милана свой, у Парижа свой. Но опять же: мысли дизайнера должны быть сфокусированы на другом.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Купить билет

Мнение | Больше нет правил моды

Несмотря на взволнованные миллениалы на TikTok, защищающие свои боковые части и джинсы скинни от предполагаемых оскорблений, джинсы скинни остаются бестселлером. Представление о том, что каждый должен носить что-нибудь, кроме того, что ему удобно, представляет собой последний вздох старой системы, которая постепенно теряет актуальность.

Мнение Разговор Как будет выглядеть работа и жизнь после пандемии?

Мы достигли места, где новый сезон не знаменует появления нового силуэта.Вместо этого, доминирующий способ потребления моды сейчас — это нишевая эстетика, такая как cottagecore, которая утверждает, что никакой стиль не может быть лучше. Из возможных постпандемических идентичностей можно предположить, что это ностальгист начала 2000-х в ироничных свитшотах Juicy Couture, влиятельная личность медленной моды мюсли, носящая узкие кардиганы и сабо, хайпеб из уличной одежды и поклонник Fashion Nova, поклоняющийся перед алтарем всего, что связано с Кардашьян.

«Исторически в эти моменты потрясений в мире моды царит неразбериха», — сказала Жюстин Де Янг, профессор истории искусства и моды Технологического института моды на Манхэттене.«Мы все пережили это, и никто точно не знает, чего хотят люди — не только со стороны потребителя, но и со стороны дизайнера».

Доктор Де Янг сказал, что в такие моменты бренды пробуют несколько разных стилей, чтобы увидеть, на что отреагируют потребители. Магазин быстрой моды и любимец поколения Z Шейн, например, продают все, от едва вышитых крючком укороченных топов до шероховатых фланелевых рубашек большого размера.

Пришло время изучить различные стили и поэкспериментировать с предметами, которые вы, возможно, всегда хотели попробовать, но никогда не осмеливались.Выясните, какие предметы в вашем докандемическом гардеробе по-прежнему резонируют с тем человеком, которым вы стали; в противном случае начните с нуля. Используйте этот момент, чтобы точно определить, что вам нравится носить, потому что никто другой не будет принимать это решение за вас.

«После бедствия часто наступает поворот к празднованию изобилия», — сказал д-р Де Янг. «Лишения и потери подталкивают вас к желанию праздновать жизнь».

После Черной смерти в 14 веке, которая уничтожила 60 процентов населения Европы, по ее словам, одежда стала намного более живой и облегающей.Точно так же после франко-прусской войны возникающая мода называлась «обивкой» из-за преобладания лент и других суетливых деталей. «Мои студенты называют это моментом ЙОЛО», — сказал доктор Де Янг.

Притча: У императора нет одежды | Автор: Маттимор Кронин

Происхождение: Ганс Христиан Андерсен (1837)

Много лет назад один император так сильно любил новую одежду, что тратил все свои деньги на то, чтобы хорошо одеться.Он не заботился о том, чтобы смотреть на своих солдат, ходить в театр или кататься в своей карете, кроме как продемонстрировать свою новую одежду. У него был плащ на каждый час дня, и вместо того, чтобы говорить, как можно было бы о любом другом правителе: «Король в совете», здесь всегда говорили. «Император в своей гримерке».

В большом городе, где он жил, жизнь всегда была веселой. Каждый день в город приходило много незнакомцев, и среди них однажды оказались двое мошенников. Они дали понять, что они ткачи, и сказали, что могут ткать самые великолепные ткани, какие только можно представить.Мало того, что их цвета и узоры были необычайно красивыми, но и одежда, сделанная из этой ткани, имела чудесный способ стать невидимой для любого, кто не подходил для своей должности или был необычайно глуп.

«Это была бы для меня просто одежда», — подумал Император. «Если бы я надевал их, я мог бы обнаружить, какие люди в моей империи не подходят для своих постов. И я мог отличить мудрых людей от глупых. Да, я определенно должен немедленно изготовить для меня кое-что из ткани ». Он заплатил двум аферистам крупную сумму, чтобы они сразу приступили к работе.

Поставили два ткацких станка и сделали вид, что ткают, хотя на ткацких станках ничего не было. Весь лучший шелк и чистейшие старые нити, которые они требовали, ушли в дорожные сумки, а они работали на пустых ткацких станках до глубокой ночи.

«Я хотел бы знать, как у этих ткачей обстоят дела с тканью», — подумал Император, но ему стало немного не по себе, когда он вспомнил, что те, кто не подходит для их положения, не смогут увидеть ткань. Не могло быть, чтобы он сомневался в себе, но он думал, что лучше пошлет кого-нибудь еще, чтобы посмотреть, как идут дела.Весь город знал об особой силе ткани, и всем не терпелось узнать, насколько глупы их соседи.

«Я пришлю к ткачам своего старого честного министра», — решил Император. «Он лучше всех расскажет мне, как выглядит материал, потому что он разумный человек и никто не выполняет свой долг лучше».

Итак, честный старый служитель пошел в комнату, где два мошенника сидели и работали на своих пустых станках.

«Небеса, помоги мне, — подумал он, широко распахнув глаза, — я вообще ничего не вижу».Но он этого не сказал.

Оба мошенника умоляли его проявить доброту и подойти поближе и одобрить отличный узор, красивые цвета. Они указали на пустые ткацкие станки, и бедный старый министр смотрел так пристально, как только осмеливался. Он ничего не мог видеть, потому что не на что было смотреть. «Небеса, помилуй», — подумал он. «Неужели я дурак? Я бы никогда об этом не догадался, и ни одна душа не должна знать. Разве я не годен на должность министра? Никогда бы не показалось, что я не вижу ткани ».

«Не стесняйтесь сказать нам, что вы об этом думаете», — сказал один из ткачей.

«О, это красиво, это очаровательно». Старый министр смотрел сквозь очки. «Такой узор, какие цвета!» Я обязательно скажу Императору, как я этому рад.

«Нам приятно это слышать», — заявили аферисты. Они перешли к названию всех цветов и объяснению замысловатого узора. Старый министр обратил на это самое пристальное внимание, чтобы рассказать все императору. Так он и сделал.

Мошенники сразу попросили денег, больше шелка и золотых ниток, чтобы продолжить ткачество.Но все это легло им в карманы. В ткацкие станки не пошло ни одной нитки, хотя они работали над своим ткачеством как никогда усердно.

Император вскоре послал другого надежного чиновника, чтобы посмотреть, как продвигается работа и как скоро она будет готова. С ним случилось то же, что и с министром. Он смотрел, и он смотрел, но так как в ткацких станках нечего было видеть, он ничего не видел.

«Разве это не красивый товар?» — спросили его аферисты, показывая и описывая свой воображаемый узор.

«Я знаю, что я не дурак, — подумал мужчина, — так что, должно быть, я недостоин своего доброго поста. Это странно. Однако я не должен позволять никому узнавать об этом ». Поэтому он похвалил материал, который не видел. Он заявил, что восхищен красивыми цветами и изысканным узором. Императору он сказал: «Это меня заворожило».

Весь город говорил об этой великолепной ткани, и Император хотел лично увидеть ее, пока она еще была на ткацких станках. В сопровождении группы избранных, среди которых были два его старых доверенных лица — те, которые были у ткачей, — он отправился навестить двух мошенников.Он застал их за плетением изо всех сил, но без ниток в ткацких станках.

«Великолепно», — сказали два уже обманутых чиновника. «Вы только посмотрите, ваше величество, какие цвета! Какой дизайн! » Они указали на пустые ткацкие станки, полагая, что все остальные могут видеть материал.

«Что это?» подумал Император. «Я ничего не вижу. Это ужасно!

Я дурак? Неужели я не годен на роль Императора? Что случилось со мной из всех людей! — Ой! Это очень красиво, », — сказал он.«Это мое высочайшее одобрение». И он одобрительно кивнул на пустой ткацкий станок. Ничто не могло заставить его сказать, что он ничего не видит.

Вся его свита смотрела и смотрела. Один видел не больше другого, но все они присоединились к Императору и воскликнули: «О! Это очень красиво, », и они посоветовали ему надеть одежду из этой чудесной ткани, особенно для великой процессии, которую он вскоре должен был возглавить. «Великолепный! Превосходно! Непревзойденный! » передавались из уст в уста, и все старались казаться довольными.Император дал каждому аферисту крестик для ношения в петлице и титул «сэр Уивер».

Перед шествием аферисты просидели всю ночь и зажгли более шести свечей, чтобы показать, как они заняты отделкой нового наряда императора. Они сделали вид, что снимают ткань с ткацкого станка. Они надрезали воздух огромными ножницами. И наконец они сказали: «Теперь новое платье Императора ему готово».

Потом пришел сам Император со своими знатнейшими вельможами, и мошенники подняли руку каждый, как будто что-то держали.Они сказали: «Вот брюки, вот пальто, а это мантия», и дали названия каждой одежде. «Все они легкие, как паутина. Можно было бы подумать, что на нем ничего нет, но это то, что делает их такими прекрасными ».

«Совершенно верно», — согласились все вельможи, хотя они ничего не видели, потому что смотреть было не на что.

«Если Ваше Императорское Величество снизойдет до снятия одежды, — сказали мошенники, — мы поможем вам надеть новую здесь, перед длинным зеркалом.

Император разделся, и мошенники сделали вид, что надевают на него новую одежду, одну одежду за другой. Они обвили его за талию и, казалось, что-то пристегивают — это был его шлейф, — пока Император крутился перед зеркалом.

«Как хорошо выглядит новая одежда Вашего Величества. Разве они не становятся! » Он слышал со всех сторон: «Этот узор такой безупречный! Эти цвета, такие подходящие! Это великолепный наряд ».

Тогда министр народных шествий объявил: «Снаружи вас ждет балдахин вашего величества.

«Ну, я должен быть готов», — сказал Император и снова повернулся, чтобы в последний раз взглянуть в зеркало. «Замечательная посадка, не правда ли?» Казалось, он смотрел на свой костюм с величайшим интересом.

Дворяне, которым предстояло нести его поезд, низко согнулись и потянулись к полу, как будто поднимали его мантию. Затем они сделали вид, что поднимают и высоко держат его. Они не осмелились признать, что им нечего было удерживать.

Итак, Император отправился в процессии под своим великолепным балдахином.Все на улицах и в окнах говорили: «О, как хорошо в новой одежде Императора! Разве они не довели его до совершенства? И посмотри на его длинный шлейф! » Никто не признается, что ничего не видит, потому что это доказывает, что он либо непригоден для своего положения, либо дурак. Ни один костюм, который император носил раньше, не пользовался таким полным успехом.

«Но на нем ничего нет», — сказал маленький ребенок.

«Вы когда-нибудь слышали такой невинный лепет?» сказал ее отец. И один человек шепнул другому то, что сказал ребенок: «На нем ничего нет.Ребенок говорит, что на нем ничего нет ».

«Но у него ничего нет!» весь город наконец вскрикнул.

Император вздрогнул, так как подозревал, что они были правы. Но он подумал: «Это шествие должно продолжаться». Поэтому он шел более гордо, чем когда-либо, поскольку его дворяне высоко держали поезд, которого вообще не было.

Когда лидер окружает себя людьми «да» , это часто приводит к абсурдным и неприятным результатам. Гораздо лучше окружить себя честными людьми, которые не боятся задавать вопросы или указывать на недостатки, как они их видят.

Я составил список из 10 притч, о которых вы никогда не слышали, которые изменят ваше мировоззрение и помогут вам преуспеть в карьере.

Получите эти секретные притчи здесь!

Ученые обнаружили доказательства того, что люди шили одежду 120 000 лет назад | Anthropology

От средневековой моды на заостренные туфли до викторианских корсетов, сужающих талию, и современных пушистых комбинезонов — все, что мы носим, ​​- это окно в наше прошлое.

Теперь исследователи говорят, что они нашли одни из самых ранних свидетельств того, что люди использовали одежду в пещере в Марокко, с обнаружением костных орудий и костей от снятых с кожи животных, что предполагает, что эта практика насчитывает не менее 120 000 лет.

Доктор Эмили Халлетт из Института истории человечества Макса Планка в Германии, первый автор исследования, сказала, что эта работа укрепила мнение о том, что первые люди в Африке были изобретательными и находчивыми.

«Наше исследование добавляет еще один фрагмент к длинному списку отличительных черт человеческого поведения, которые начали появляться в археологических записях Африки около 100 000 лет назад», — сказала она.

В то время как шкуры и меха вряд ли сохранятся в отложениях в течение сотен тысяч лет, предыдущие исследования ДНК вшей предполагали, что одежда могла появиться уже 170 000 лет назад — вероятно, ее носили анатомически современные люди в Африке.

Последнее исследование добавляет веса идее о том, что у древних людей могло быть что-то вроде гардероба.

В статье для журнала i Science Халлетт и его коллеги рассказывают, как они проанализировали кости животных, раскопанные в серии раскопок за несколько десятилетий в пещере Контребандье на атлантическом побережье Марокко. Ранее было обнаружено, что пещера содержит останки первых людей.

Халлетт сказала, что начала изучать кости животных в 2012 году, потому что она была заинтересована в восстановлении рациона древних людей и изучении того, были ли какие-либо изменения в рационе, связанные с изменениями в технологии изготовления каменных орудий.

Однако она и ее коллеги нашли 62 кости из слоев, датируемых периодом от 120 000 до 90 000 лет назад, которые имели признаки того, что они были превращены в инструменты.

Кости песочного лиса, золотого шакала и дикой кошки содержали дополнительные подсказки, показывая следы порезов, связанные с удалением меха. Иллюстрация: Якопо Никколо Черасони

Хотя назначение многих инструментов остается неизвестным, команда обнаружила широкие закругленные концы, известные как лопатки, которые были сделаны из бычьих ребер.

«Инструменты лопатообразной формы идеально подходят для соскабливания и, таким образом, удаления внутренних соединительных тканей с кожи и шкурок в процессе обработки шкуры или меха, поскольку они не прокалывают кожу или шкуру», — пишут специалисты.

Кости песочного лиса, золотого шакала и дикой кошки содержали дополнительные подсказки, на которых видны порезы, связанные с удалением меха.

Команда также нашла зуб кита, который, по всей видимости, использовался для отщепления камня. «Я не ожидал найти его, поскольку останки китов не были идентифицированы ни в одном плейстоценовом контексте в Северной Африке», — сказал Халлетт.

Хотя Халлетт утверждал, что костяные орудия могли быть использованы для изготовления кожи для других целей, совокупные данные свидетельствуют о вероятности — особенно меховых — одежды шили первые люди.

Но остается загадкой, как выглядели бы получившиеся наряды, и использовались ли они в первую очередь для защиты от стихий или в более символических целях.

Халлетт добавила, что, по ее мнению, европейские неандертальцы и другие родственные им виды шили одежду из шкур животных задолго до 120 000 лет назад — не в последнюю очередь потому, что они жили в умеренных и холодных климатических условиях.

«Одежда и расширенные инструменты древних людей, вероятно, являются частью того пакета, который привел к адаптивному успеху людей и нашей способности добиваться успеха в глобальном масштабе и в климатически экстремальных регионах», — сказала она.

Доктор Мэтт Поуп, эксперт по неандертальцам из Института археологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, который не участвовал в исследовании, сказал, что одежда почти наверняка имела эволюционное происхождение до 120000 лет назад, отметив среди других свидетельств находки еще более старых каменных скребков, некоторые из которых имели следы обработки кожи.

Но, добавил он, новое исследование показало, что Homo sapiens из пещеры Контрабандье, как и неандертальцы из таких мест, как Абри Пейрони и Печ-де-л’Азе во Франции, изготавливают специальные инструменты для превращения шкуры животных в гладкую, эластичную кожу. — материал, который также может быть полезен для укрытий, ветрозащитных экранов и даже контейнеров.

«Это адаптация, которая выходит за рамки простого принятия одежды, она позволяет нам представить одежду, которая является более водонепроницаемой, плотно прилегающей и более простой в использовании, чем более простые поцарапанные шкуры», — сказал Поуп. «Ранние даты появления этих инструментов из пещеры Контребандье помогают нам глубже понять происхождение этой технологии и ее распространение среди различных популяций древних людей».

Новое платье Императора (Литература)

Новая одежда императора — это рассказ Ганса Христиана Андерсена, впервые опубликованный в 1837 году, о тщеславном и эгоистичном императоре, которого обманули два ткача.Ткачи говорят ему, что они могут шить самую прекрасную и красивую одежду, которая также обладает магическими свойствами, что означает, что глупцы или некомпетентные из его народа не смогут ее увидеть. Император думает, что это поможет ему выяснить, кто в его дворе недостойен своего положения, и просит их шить для него одежду.

Боясь, что он может не увидеть одежду, он сначала посылает своих советников и министров посмотреть ее. Они явно не видят эту несуществующую одежду, но аферисты описывают ее так замысловато, что их обманывают, и в конце концов даже сам Император идет посмотреть на нее и надеть.Боясь, что его сочтут недостойным своей работы, он тоже соглашается с тем, что видит их. Мошенники уходят с оплатой золотом и прекрасными материалами, и шарада продолжается до тех пор, пока император не расхаживает в своей новой одежде, а наивный ребенок не указывает, что император обнажен.

Эта история с тех пор вошла в публичный лексикон как окончательный пример «плюралистического невежества» — когда люди в группе соглашаются с чем-то, потому что они ошибочно полагают, что все остальные думают так же.В этом случае все не хотят говорить, что они не видят изысканную одежду, поэтому они действуют так, как будто могут, чтобы не выглядеть невежественными. Если кто-то в наши дни говорит, что «у императора нет одежды», он думает, что кто-то другой не на самом деле верит в то, что они говорят, они просто соглашаются с этим, чтобы соответствовать.


«The Emperor’s New Одежда »приводит примеры:

  • Парадокс Абилин:« Плюралистическое безразличие »и коллективная гордость — вот что заставляет всех твердить, что существует невидимая ткань, пока не будет пути назад.Если бы кто-нибудь из них действительно заговорил, аферист умер бы рано.
  • Адаптационный героизм:
    • В пьесе Евгения Шварца «Обнаженный король», которая заимствует элементы сюжета из нескольких рассказов Андерсена, в том числе этой, «мошенники» — герои, которые стремятся спасти принцессу от силы. — замужем за королем, тупым нацистским тираном. Их главная цель — публично унизить короля, спровоцировать бунт и скрыться с принцессой. Взятие платы за одежду — это просто приятный побочный бонус, чтобы настроить молодоженов на жизнь.
    • И наоборот, песня BIGMAMA «Обнаженный король», основанная на этой истории, заново характеризует короля как симпатичного персонажа, который скорее сожалеет о том, что доверяет, чем сомневается, и опирается на это обоснование, чтобы доверять мошенникам. Позже он публично извиняется перед своими подданными, хотя они по-прежнему считают его легковерным дураком.
  • Адаптационная скромность: В оригинальной версии император появлялся обнаженным, но в некоторых рассказах (а именно проиллюстрированных) он вместо этого изображен в нижнем белье.
  • Эзоп: Андерсен был хорошо известен этим. Это был урок не только о честности, поскольку правда рано или поздно откроется, но и о том, что называется «плюралистическим невежеством», когда люди соглашаются с чем-то только потому, что они предполагают, что других людей согласны.
  • Призыв к лести: используется мошенниками.
  • Применимость: Человеческая природа такова, какова она есть, и эта история упоминалась во многих, многих случаях, когда большая группа людей придерживается лидера, плана или идеологии, имеющей некоторые очевидные недостатки.
  • Бронебойный Вопрос: Ребенок спрашивает: «Почему император обнажен?»
  • Наглая ложь: Только глупые или некомпетентные люди не могут видеть одежду. Оказывается, только они могут .
  • Bowdlerisation: Поскольку в оригинальной версии император был полностью обнажен, некоторые версии дают ему нижнее белье в качестве формы цензуры.
  • Жестокая честность: Ребенок, который настаивает на том, что на нем нет одежды, даже когда его шикуют другие.
  • Дети невиновны. Вот почему люди понимают, что ребенок прав.
  • Мошенник: «Ткачи», которые обманывают Императора.
  • Денди: Император одержим одеждой.
  • Слон в гостиной: Все подданные Императора игнорируют, что он идет по их городу без какой-либо одежды, несмотря на то, что это очевидно всем, кроме самого Императора.
  • Смущенный ребенком: наблюдение ребенка приводит к тому, что все понимают, что на самом деле у Императора нет одежды. В частности, никто не хочет этого замечать, пока ребенок не укажет на это.
  • Император: воплощение общего провала, как установлено еще до прибытия двух мошенников. Он думает только о своей одежде, когда ему следует позаботиться о своей стране.
  • Сказка: Одна из классических произведений на все времена.
  • Из уст младенцев: ребенок, настаивающий на том, что у Императора нет одежды, — это момент, когда уловка заканчивается — не будучи некомпетентным и недостаточно осведомленным, чтобы толпа действительно сочла его «глупым», они воспринимают его невинную жестокую честность как доказательство.
  • Полностью одетая нагота: во многих адаптациях (особенно предназначенных для детей) предпочтение отдается изображению Императора в нижнем белье с тупым принтом или тому подобном, а не полностью фронтально. (Те, кто этого не делает, вероятно, дадут ему Цензор декораций.)
  • Имейте веселое старое время: в одном переводе говорится, что жизнь в городе «всегда была веселой».
  • Унижение Конга: В возмездие за свое тщеславие Император оказывается обнаженным, когда все королевство понимает, что он был обманут мошенничеством.
  • Карма Гудини: Почти во всех версиях мошенники убираются с деньгами и прекрасными тканями от Императора, и их больше никогда не видели. В некоторых версиях они даже изображаются как герои сказки, разоблачающие слепое тщеславие высокомерного Императора и вынуждающие его получить ключ к разгадке. Подрывается в главе Anime Sekai No Dowa , в которой появляется кролик и заставляет их упасть с лошади, на которой они ехали, и они почти упадут на обрыв. Они выжили, но потеряли все золото и шелк.
  • У ребенка есть смысл: Ребенок в финале осмеливается указать, что император на самом деле голый.
  • Голые люди смешны: Причина, по которой возмездие Императора так забавно.
  • Безымянный рассказ: Как и во многих рассказах Андерсена, никого в рассказе не называют.
  • Разоблачение: «Но на нем нет ничего!»
  • Секретный тест характера: Император хочет использовать одежду, чтобы отсеять некомпетентных и глупых людей. Он не догадывается, что к нему применяется тот же самый тест….
  • Шоу должно продолжаться: Как говорится в одном из переводов, «Император корчился, потому что знал, что это правда, но думал:« Процессия должна продолжаться сейчас »». Во всех переводах процессия продолжается.
  • Скрытное оскорбление: Только глупцы не видят одежды. А теперь подумайте, кому ткачи занимаются своим ремеслом.
  • Слишком тупой, чтобы обмануть: ребенок, разоблачающий мошенничество. В конце концов, он всего лишь ребенок, а как ребенок может быть непригодным для их занятий?
  • Vapor Wear: Императора заставили поверить, что его одежда такая, и что только «достойные» люди могут видеть настоящую одежду.
  • Видно для верующих: двойной ниспровержение. Одежды действительно не было, но те, кто поверил лжи аферистов, делали вид, что ее видят.
  • Приспешник: Император считал, что ему дали одну из видов одежды, которая была столь же прекрасна, сколь и невидима. Портные сказали ему, что это не увидят только глупые и некомпетентные. Когда они закончили шить одежду, император расхаживал по своему королевству в нижнем белье, в то время как крестьяне из страха делали вид, что видят одежду.Иллюзия в конце концов разбивается, когда наивный ребенок говорит: «Но он голый!» Мораль истории заключается в том, что вы не должны окружать себя помощниками и мужчинами, потому что критики действительно могут спасти вас от того, чтобы поставить себя в неловкое положение.

Мода на лето возвращения

Джейсон Фулфорд и Тамара Шопсин

Эта статья была опубликована в Интернете 5 мая 2021 года. Я испытал больше года: захотелось купить новую одежду. Наружная одежды. Одежда, в которой меня будут воспринимать другие. Одежда для вечеринки. Позднее зимнее солнце начало немного согревать меня, я был на полторы недели после моего первого снимка Pfizer, и эти два факта в совокупности вызвали такую ​​вспышку оптимизма, что мне нужно было выразить это в том, что Исторически это был мой любимый способ празднования: покупать что-нибудь в Интернете.

Первым делом я вспомнил, где я купил верхнюю одежду, прежде чем все пошло к черту — ASOS? Мэдвелл? Нордстрем? Пока я копался в своем мозгу, мимо всех рецептов и мнений о меньших шоу Netflix, которые я накопил за последний год, я открыл вкладки браузера.Я был готов к тому, чтобы меня рассказали о возможностях грядущего года, и я хотел, чтобы они включали в себя потные толпы, развлекательные наркотики и чужие руки. Я хотел сделать как можно больше шагов к тому человеку, которым я мог бы стать к июлю.

За этот дурацкий оптимизм меня встретили в леггинсах. Ряд за рядом черных леггинсов, затем несколько тренировок и подходящие комплекты спортивных бюстгальтеров и (больше) леггинсов, и, наконец, как только я прокрутил достаточно далеко, несколько свитеров и джинсов, которые явно тусовались вокруг месяцами.Не в первый раз во время пандемии я остановился, чтобы подумать, не ошибся ли я насчет того, какой сейчас месяц или даже время года. Мода — это индустрия, построенная на угадывании того, что люди захотят купить за несколько месяцев вперед, и предоставлении им этого, прежде чем они даже поймут, что они этого хотят, но куда бы я ни посмотрел, о весне не было никаких предположений. Вместо этого были хеджированные ставки, официальной одеждой которых являются леггинсы.

Пандемия нанесла удар по многим видам бизнеса, но особенно по тем, кто занимается торговлей одеждой.В обычное время, когда жизнь людей меняется — когда они начинают работу, заканчивают отношения, переезжают в другое место, — они покупают новые вещи, чтобы надеть их. Но в прошлом году у нас было немного случаев, когда нам требовалась новая одежда, и еще меньше — высокие каблуки или жесткие брюки.

Подкаст «Эксперимент»: Стоит ли нам принимать нашу новую реальность в спортивных штанах?

Продажи резко упали, и потраченные деньги были вознаграждены брендами, которые переходили на эластичные пояса. Тай-дай на короткое время возродился, поскольку люди искали, чем они могли бы заняться в безопасности на своей подъездной дорожке.Самой популярной одеждой 2020 года стало «платье с ворсом», которое представляет собой просто надувную ночную рубашку. Когда украшать тело стало скучно, индустрия моды перешла от зарабатывания миллиардов долларов в год на предсказания того, что люди будут носить в будущем, к тревожному изучению того, какую маленькую одежду люди покупают в бесконечном настоящем.

Но теперь жизни американцев вот-вот начнут снова меняться — глубоко и внешне. Для некоторых людей, особенно тех из нас, кому посчастливилось работать из дома, внезапно станут возможны вечеринки, свидания и социальные новшества всех типов.Те, кто потерял близких или столкнулся со смертностью, могут иметь особое желание схватить жизнь обеими руками. (Это может сопровождаться желанием выглядеть горячее во время схватывания; исследования показывают, что после сильных стрессовых жизненных событий люди с большей вероятностью сильно изменят свою внешность.) Все это говорит о том, что вскоре миллионы людей будут искать. магазины и собственные туалеты, чтобы получить ответ на незнакомый вопрос: что вы наденете, чтобы вернуться в общество?

Мор имеет долгую историю влияния на то, как люди одеваются.Бубонная чума убила почти половину населения Европы в 1300-х годах, оставив выживших с изрядным наследством и более высокими заработками. Некоторые историки считают, что эпидемия чумы привела к росту спроса на изысканно сшитую одежду и предметы роскоши: одежда стала теснее, декоративные элементы, такие как пуговицы и меховая отделка, стали более распространенными, люди действительно стали носить роскошные головные уборы. Таким образом, чума породила итальянскую индустрию моды, которая до сих пор определяет мировые тенденции.

Позже европейцы закрепили болезнь в своих гардеробах более прямо.К концу 18 века эпидемия туберкулеза в Европе была полностью романтизирована, и вызванное ею исхудание отразилось на корсетах того времени с осиной талией. Спустя столетие люди стали нервничать из-за того, что тянущиеся по земле юбки вызывают грязь и болезни, и в начале 1900-х годов женщины начали скреплять лишний материал ручными ручками, что в конечном итоге привело к созданию более коротких юбок и началу конца викторианской эстетики. .

Но в поисках исторических подсказок о том, как американцы могут одеваться после пандемии, Валери Стил, историк моды и директор музея Технологического института моды в Нью-Йорке, говорит, что наиболее убедительным сравнением, вероятно, является Рев ». 20с.Этот период последовал за продолжительной пандемией гриппа и Первой мировой войной, которые истощили и разочаровали многих американцев. «Молодые люди такие: . Просто с этим так плохо обращались. Это был фиаско. Как вы можете ожидать, что мы будем следовать вашим правилам? », — сказала она мне. Звучит знакомо?

Из выпуска за май 2020 года: после пандемии дресс-код в офисе никогда не должен возвращаться

Когда грипп утих, страна взорвалась мятежом и ликованием. Люди танцевали под джаз, пили в закусочных и курили опиум; все это было безрассудно похотливым явлением, ответом на бесполость и лишения предшествующих лет, а также против Запрета, который пытался и не смог остановить этот гедонизм на перевале.Молодые женщины расстегнули корсеты и остановились на еще более коротких подолах. Однако они не просто отвергли жесткость предыдущей эпохи; они увлеклись либидозными занятиями, переняли технику макияжа, ранее ассоциировавшуюся с секс-работниками, и короткие прически, которые легче было пригладить после активных 15 минут в задней комнате клуба. Люди, которые провели годы своей юности, глядя в бездну, хотели повеселиться .

Я хочу, чтобы в предстоящем году были потные толпы людей, наркотики и чужие руки.

Окончание этой пандемии могло бы точно так же поджечь запал на пороховой бочке неудовлетворенного желания. Сексуальность — это не табу, разрушающее репутацию, которое было в начале 1900-х годов, но оно чревато новыми и разными способами. По словам Лорен Шерман, главного корреспондента журнала The Business of Fashion , поскольку социальные нормы, касающиеся сексуальности, согласия и пола, развивались бешеными темпами в последние годы, мода стала осторожно целомудренной. В последнее время тенденции имеют тенденцию затемнять тело объемом вместо того, чтобы обрести свободу в его форме.«То, как изменилась наша культура — я не хочу сказать, что она стала более пуританской, но она стала более политически чувствительной», — сказал мне Шерман. «Люди перестарались, потому что не знают, что считается уместной сексуальностью».

Еще до 2020 года частота половых контактов в США снижалась, а безбрачие росло. Добавьте к этому год самоотречения для одиноких и убивающих либидо совместных родов для пар, и мы вполне можем увидеть беспрецедентный приток возбужденности. Поп-культура, урывками, похоже, улавливает нашу надвигающуюся похотливость.(См., Например, самый большой музыкальный момент пандемии: восторженный прием «WAP», веселую похабную оду Карди Би и Меган Ти Жеребец женскому удовольствию.)

Но для многих людей стремление действовать в соответствии с этим усилить желание и снова почувствовать, что на пути сексуального существа есть по крайней мере одно большое препятствие: накопившийся в течение года стресс и изоляция. Николь Перкинс, писатель и подкастер, чьи работы часто сосредоточены на сексе и отношениях, сказала мне, что она не знает, как одеваться в будущем.«Я не хочу сказать, что боюсь этого», — сказала она мне так, словно боялась этого. «Мне сложно представить, что я вернусь туда, особенно когда я одинокий человек, возвращающийся к свиданиям». Эти беспокойства выходят за рамки одежды, но одежда может быть там, где они проявляются наиболее остро. Вы помните, что носили раньше, чтобы чувствовать себя милой? Сохранили ли эти наряды свою магию? Они все еще подходят?

Среди забот Перкинса я видел свои собственные — так часто за последний год я чувствовал себя мозгом, плавающим в банке, отключенным от моего телесного «я» и его потребностей.Я не уверен, когда мое тело снова начнет чувствовать себя моим, а не какой-то чужеродной вещью, которую мое сознание должно таскать из комнаты в комнату. Желание делать покупки ощущается, по крайней мере отчасти, как попытка примирить мое физическое отчуждение и версию себя, которой я должен быть через пару месяцев. Если я пойму, что мне надеть, возможно, я снова стану последовательным человеком. Или, по крайней мере, я смогу потрахаться.

Для самых удачливых американцев прошедший год был отмечен душераздирающей скукой и одиночеством.Для тех, кто потерял работу, дом или близких из-за вируса или оказался в опасных условиях труда, страх и горе были более вероятными. Радость, которая может быть возможна в ближайшем будущем для одних людей, для многих других будет дезориентирующе несовместима с болью недавнего прошлого.

Тем не менее, для людей в обеих группах следующие несколько месяцев будут медленным воссоединением. Наконец-то я снова увижу друзей, а также увижу людей, которые мне не нравятся, что почти так же захватывающе.Я чувствую ту же смесь предвкушения и беспокойства, которую испытывал в первый день в школе: будущее начинается! Но, о боже, будущее начинается .

Сравнение с началом учебы явно несовершенно, но в наших обстоятельствах действительно есть некоторые важные характеристики, которые делают покупки в школе такими прибыльными для розничных торговцев: воссоединение с вашим расширенным кругом общения после длительного перерыва в работе очень близко к чистый лист, который когда-либо получал большинство людей.Но даже если другие так же готовы, как я, отправиться за покупками в новые милые платья, найти их будет не так просто, как прогулка по торговому центру в конце лета.

Четыре-шесть месяцев назад, когда большинство розничных торговцев покупали товарные запасы, которыми сейчас располагаются магазины, планировщики не имели ни малейшего представления о том, как будут развиваться усилия по вакцинации или каким будет настроение нации весной, не говоря уже о лете. После чрезвычайно скудного года многие из них стеснялись брать на себя больший риск. The Business of Fashion Шерман из сказал мне, что зимой ряд брендов и магазинов заявили, что варианты для теплой погоды начнут появляться в продаже примерно с 1 мая, через несколько месяцев после того, как они обычно заполняют торговые стойки.Другие предпочитают перестраховаться, ожидая еще дольше. (Быстро- и сверхбыстрые модные бренды, такие как Zara и Boohoo, смогут быстрее реагировать на внезапные всплески спроса, потому что их инфраструктура рассчитана на короткие сроки, что, как опасается Стил, подтолкнет еще больше бизнеса к сектору индустрия изобилует трудовыми и экологическими злоупотреблениями.)

Из мартовского выпуска 2021 года: Ультрабыстрая мода съедает мир

Дизайнеры, которые еще больше усложняют попытки предсказать настроение страны, так же изолированы, как и все мы.«Все в моде были в ужасе», — сказал Шерман. «Здесь нет тонны творчества». Ведущие модные бренды, чьи дизайны часто копируются розничными торговцами масс-маркет, продолжают играть хиты. И хотя некоторые дизайнеры явно делают ставку на то, что будущее будет более веселым или, по крайней мере, более сексуальным — в последней коллекции Givenchy, например, есть бюстгальтеры без ткани, которые служат не для прикрытия, а для обрамления груди для зрителей — другие кажутся менее уверенными. . Французский бренд Celine, которым руководит Хеди Слиман, дизайнер, ранее известный своей ультра-сексуальной и ультра-гламурной эстетикой, проводит рекламную кампанию с участием модели в укороченной толстовке с логотипом, джинсах и бейсболке.

Пока покупатели остаются изолированными от ситуаций, в которых одежда имеет значение, дизайнеры будут делать такие странные, разрозненные ставки на будущее. Люди решают, как они хотят выглядеть, находясь в окружении своих друзей и коллег и наблюдая за тем, как одеваются окружающие. Может быть, поэтому мне всегда так нравилась одежда, и почему в прошлом году наряжаться дома не казалось разумным способом избавиться от модного зуда. Одежда — это язык, на котором мы говорим другим о себе; мода — это разговор.Если нет других людей, с которыми можно было бы поговорить, тогда в чем смысл?

После нашего возвращения к социальности, Шерман думает, что потребуется время, чтобы этот диалог развернулся — дизайнеры догадывались, что потребует этот новый мир, а люди решали, чего они на самом деле хотят. Вероятно, так и должно быть. «Ревущие 20-е» в конце концов были десятилетием, а не несколькими теплыми месяцами в 1920 году.

У генералов нет одежды | Книга Уильяма М. Аркина, Э. Cauchi | Официальный издатель Страница

Глава первая: Вечная война Глава первая ВЕЧНАЯ ВОЙНА
В сегодняшней вечной машине новостей невысказанная первая заповедь — никогда не останавливаться.Я был свидетелем этого, работая эфирным аналитиком, журналистом и экспертом по национальной безопасности более двух десятилетий. Я был в окопах новостей, освещавших теракты 11 сентября, войны на Ближнем Востоке и в Африке и все, от ядерного оружия до внутренних списков наблюдения.

Во время сезона президентской кампании 2016 года NBC News попросили меня присоединиться к их новой группе журналистских расследований. Моя работа заключалась в том, чтобы рассказывать важные истории о национальной безопасности — помимо повседневной.

То, о чем я предлагал сообщить, было вечной войной, глубоко укоренившейся и по своей сути невидимой системой, которая овладела нашим правительством и нашим обществом — системой, которая не только контролирует то, как мы ориентируемся в мире, но и влияет на все остальные приоритеты.Войны в Афганистане и Ираке распространились по всему Ближнему Востоку и Африке. Каким-то образом, что бы ни происходило в странах, где мы воюем, несмотря на постоянные декларации об успехе — убийства террористических лидеров, победы в битвах, освобождение территории — боевые действия никогда не прекращаются. И, прямо говоря, несмотря на такую ​​большую активность, несмотря на то, что было принесено в жертву так много жизней, несмотря на огромную цену, и несмотря на бесчисленные отговорки и оправдания того, почему мы не можем прекратить сражаться, мы не побеждаем наших врагов и не становимся более защищенными. .

Потом случился Дональд Трамп.

Когда в первую неделю администрации в Йемене произошла катастрофическая спецоперация, и новый советник по национальной безопасности, генерал в отставке Майкл Флинн, бросился к микрофону, чтобы пригрозить Тегерану, как я подумал, исчезновением событий 11 сентября и казалось бы, более агрессивный президент сменил Барака Обамы, чтобы Америка, наконец, обратила внимание на свои многочисленные войны, что эта система, наконец, будет рассчитана. Источники в Пентагоне сообщили мне, что офицеры чувствовали давление, чтобы добиться быстрой победы Дональда Трампа, и что, поспешно это сделать, морской котик погиб без надобности.Операция, оправданная с целью ослабить «Аль-Каиду», втягивала Америку в гражданскую войну в Йемене. Более того, по словам тех же источников, рейд никогда бы не состоялся, если бы Белый дом Обамы не одобрил его.

Мне этот рейд на Йемен казался осязаемым способом не только для иллюстрации нашего невнимания, но и для того, чтобы служить метафорой того, как продолжалась нескончаемая битва. За те месяцы, что я работал над расследованием, я раскрыл тайную ткань американских спецопераций, секретные соглашения с Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией — даже тайную войну с Ираном.И все же, поскольку Дональд Трамп взял на себя эту новость, все, что услышала публика, — это бывшие чиновники администрации Обамы и смотрители национальной безопасности, рассказывающие им, как Дональд Трамп все делал неправильно и как они все делали правильно.

В течение следующих шести месяцев мое расследование вечной войны все больше расходилось с этим теперь уже единичным посланием. Длительное расследование, которое должно было появиться на Dateline , популярной программе расследований NBC в прайм-тайм, было сокращено и похоронено, чтобы выйти в эфир утром выходного дня.И даже там история, которая, как я думал, должна охватывать две администрации и показывать автономную систему, работающую независимо от того, кто был президентом, преобразована в одну, основанную на интервью с отцом мертвого моряка, который осуждал Дональда Трампа.

Затем Северная Корея ворвалась в новости. По мере того, как ВМС наращивали армаду, а ВВС вводили бомбардировщики, освещение в новостях искажалось. Как будто Дональд Трамп был у руля каждого авианосца и пилотом каждого самолета.И что еще хуже, в безумном стремлении передать, насколько опасен Дональд Трамп, как если бы он был ответственен за попытки Пхеньяна создать ядерное оружие, средства массовой информации наполнились пугающими и поверхностными сообщениями о том, что Северная Корея может не только теперь атаковать Гавайи и Запад. Побережье, но он также может уничтожить бессильную Южную Корею и отразить любую американскую контратаку. В новостях лениво сообщалось, что Ким Чен Ын обладал «четвертой по величине армией в мире» — точная формулировка, использованная десятилетиями ранее для оправдания войны с Ираком.Это была обманчивая картина военной мощи. Послание заключалось в том, что у Америки не было другого выхода, кроме вечного противостояния. Похоже, никого не интересовал тот факт, что за последние двадцать лет американские вооруженные силы изменили свой боевой потенциал, получив преимущества, которые не только объясняют опасения Севера, но и открывают путь к новым решениям.

Затем интерес к Северной Корее пошел на убыль, когда появилась следующая история. К концу первого года жизни Дональда Трампа все, что не подпитывало бездыханный аппарат президентских ошибок и проступков, не получилось.И не только это, но и NBC, и другие телеканалы были переполнены бывшими воротилами национальной безопасности и отставными генералами, рассказывающими Америке, как нужно делать дела. Я попытался указать на то, что эти платные комментаторы, в равной степени представители администрации Обамы и Буша, сами виноваты в глобальной неразберихе. На их часах все — , все — стало хуже. Они руководили болотами в Афганистане и Ираке. Они наблюдали за тем, как Северная Корея перешла на ядерное оружие. Во время своего пребывания в должности они наблюдали, как Исламское государство неистовствовало, укрывало Соединенные Штаты в Йемене и развязывало бесконечную войну в Африке.Они даже руководили началом новой холодной войны с Россией и Китаем, поддерживая новое поколение ядерного оружия.

Тем не менее, еще более странным было тонкое повествовательное здание (не только на NBC), которое каким-то образом эти создатели вечной войны и секретные правительственные агентства, которые они представляли — так называемое глубокое государство — собирались спасти Америку от нового безрассудство президента или, что еще хуже, его предполагаемая измена. В обожествлении этих предполагаемых спасителей было забыто их наследие, их истории проступков, их нарушения гражданских свобод, а в последнее время их набеги на пытки, тайные тюрьмы и безосновательное наблюдение.Бывшие официальные лица теперь извергали якобы мудрость о мире и угрозах, предоставляя им эфирное время, игнорируя то, как они и сами их агентства так много раз оказывались неправы в прошлом, неверно истолковывая все, от падения Советского Союза до иракского оружия массового уничтожения до само появление ИГИЛ.

Когда я говорю, что произошел Дональд Трамп, я имею в виду, что его присутствие настолько велико, что он изменил наше определение национальной безопасности. Когда новый президент предложил запретить мусульманам на поездки и толкнул пограничную стену, когда он напал на друзей и союзников, когда он оскорбил собственное разведывательное сообщество, сделав комплимент Владимиру Путину, он, , стал олицетворением нестабильности.На фоне растущих обвинений в правонарушениях и даже нарушениях закона, а также на фоне вмешательства России во внутренние дела Америки многие люди пришли к выводу, что президент Трамп представляет собой величайшую угрозу для Америки. И не только это, новый президент собирался взорвать мир.

Но надо отдать ему должное, Дональд Трамп в своей собственной безудержной манере также подверг сомнению то, что он называл бесконечными войнами Америки. Он был прав, поступив так, точно так же, как и многие в истеблишменте национальной безопасности были правы, опасаясь, как он будет уходить.И все же дебаты превратились в статус-кво национальной безопасности против Дональда Трампа. И намерены ли они сделать это или нет, средства массовой информации и эксперты по национальной безопасности в конечном итоге утверждали, что ничего не должно и не может измениться. Что касается Сирии и Афганистана, когда Трамп сказал, что хочет уйти, они поддержали продолжение боевых действий. Что касается Северной Кореи, когда Трамп сказал, что хочет денуклеаризации, они заявили, что это невозможно и даже не стоит пытаться. Что касается России, то они спросили, почему президент не больше наступает.Что касается Ирана, они практически настаивали на том, чтобы Трамп расширил поле битвы Америки.

Когда я предположил редакторам и начальникам, что Дональд Трамп мог быть прав в некоторых из его разбросанных интуиций, я помню, что меня встретили с изумлением. Я утверждал, что мы давно перестали спрашивать, за что мы на самом деле сражаемся, чего мы достигли и каков был желаемый финал. После почти двух лет споров и по мере того, как объем освещения новостей сократился до этого человека, я в разочаровании ушел, написав открытое письмо своим коллегам, в котором оплакивал «цирк Трампа» и превращение средств массовой информации в цирк вечных. многие факторы, способствующие войне.

«Я нахожу шокирующим то, что мы, по сути, потворствуем продолжающемуся американскому неуклюже на Ближнем Востоке, а теперь и в Африке посредством наших хриплых репортажей», — написал я. «Меня огорчает то, что мы не сообщаем о неудачах генералов и руководителей национальной безопасности».

Это письмо стало вирусным в январе 2019 года. Меня засыпали приглашениями высказаться. Эти просьбы мгновенно подтвердили мое беспокойство. Для всех средств массовой информации, когда я пытался доказать, что мы оказали медвежью услугу, не освещая более агрессивно вечную войну, меня спросили о Дональде Трампе.И СМИ.

«Сообщество национальной безопасности стало сильнее и сильнее при Дональде Трампе, — сказал я в интервью CNN, — и часть нашей ответственности как журналистов — освещать правительство, а не только президента». Чтобы продемонстрировать отсутствие нашего участия и знания о войнах Америки, я спросил ведущего Брайана Стелтера, может ли он назвать десять стран мира, которые в настоящее время бомбят Соединенные Штаты.

«Не могу», — ответил он.

И вот трагическая изюминка: я не уверен, что правильно понял это число.Стран, наверное, больше, чем десять. Официально я тогда знал, что в любой день Соединенные Штаты убивали террористов и бомбили в по крайней мере десять разных стран. Но были и другие, более малоизвестные — Буркина-Фасо, Нигерия, Камерун, Чад, Уганда, — где я также знал, что американские силы действовали тайно. Фактически, в так называемой глобальной войне с террором участвовали военные США в пятидесяти пяти странах. И было больше мест, где наши «союзники» — в общей сложности восемьдесят наций и более многих — убивали от нашего имени.Действительно, американские силы специальных операций обычно присутствовали более чем в девяноста странах, иногда с партнерами, а иногда в одностороннем порядке. И только четверть из этих стран были официально признаны.

Я изучаю этот мир более сорока пяти лет с тех пор, как я пошел в армию в 1974 году. Получив образование аналитика разведки и направленный в Западный Берлин, я был сосредоточен на физическом проявлении холодной войны — Советское оружие, базы, воинские части — , где , и , что , которые раскрывают суть того, что происходит на самом деле: «возможности, а не намерения», как мы обычно говорили, помимо слов политиков и освещения в средствах массовой информации.Когда я уволился из армии и начал писать об американских вооруженных силах, я подошел к Соединенным Штатам таким же образом, пытаясь методично собрать воедино большую картину — истинную картину — из мельчайших деталей. Я тогда, как и сейчас, считаю, что эти крошечные кусочки накапливаются в физическую машину и большую правду, более могущественную, чем кто бы то ни было президентом. Более того, эта машина во многих своих частях излучает свою собственную энергию — как черная дыра — со скрытыми и непредвиденными последствиями, провоцируя другую сторону, создавая кризис, сдерживая изменения.

Учитывая, что мы говорим о национальной безопасности, еще одной особенностью этой машины является то, что многое из того, что она делает, намеренно держится в секрете. Я также узнал, что эта секретность направлена ​​не только на противников Америки. Он также служит для защиты машины, чтобы держать ее вне поля зрения общественности и средств массовой информации, от наблюдателей Конгресса и даже от инсайдеров с альтернативными взглядами. Во время холодной войны и сегодня, во время вечной войны, одним из величайших последствий секретности является то, что очень немногие люди — даже правительственные чиновники — имеют полное представление обо всей физической системе.И не только это, но и стимулы, излучаемые машиной, требующие повседневных решений и постоянных усилий по предотвращению кризиса, если будет сделан неправильный шаг, заставляют инсайдеров сосредоточиться на немедленной, а не на общей картине.

Во время холодной войны ошибка в ядерной машине могла привести к ядерной войне, и это создало мир осторожных размышлений и всеобщее сопротивление переменам. Бесконечная война следует аналогичной схеме, опасаясь, что если что-то прекратится, это может привести к еще одной террористической атаке, столь же катастрофической, как 11 сентября.Далее две эпохи пересекаются в присутствии подрывного лидера. Мы забываем, что Рональд Рейган — со всем его сумасшествием по «Звездным войнам» и энтузиазмом по поводу нейтронной бомбы — был возмутительным и считался невежественным и опасным. И все же его сбои бросили вызов всей структуре сдерживания, а его размышления о разоружении привели к единственному величайшему сдвигу в прекращении холодной войны. Пренебрежение Дональдом Трампом условностей вечной войны также открыло путь к уменьшению его влияния и достижению конца.Еще до коронавируса я думал, что это будет его наследие.

Хотя Дональд Трамп продолжает доминировать в новостях, пока я пишу это, коронавирус обещает изменить порядок приоритетов национальной безопасности, даже чтобы закрыть главу о 9/11. По мере того, как предполагаются изменения, важно сохранять фокус на общей картине материальности ведения войны. Сегодня гигантская физическая надстройка выдерживает бесконечные войны. Учитывая участие половины стран на Земле, это чрезвычайно сложно.Он состоит из баз и аванпостов, воздушных и морских операций, лишь ориентировочно связанных с землей, и включает в себя мощные тайные силы. И, как и положено этой современной эпохе, большая часть этой инфраструктуры постоянной войны представляет собой глобальную сеть связи и датчиков, в значительной степени невидимую, даже если она «связывает» планету в единую систему. Как и в случае с предыдущей ядерной системой, немногие имеют полное представление о ней. Люди, которые работают в военной инфраструктуре, как лица, принимающие решения, так и участники, в основном не обращают внимания на всю совокупность.

Машина вечной войны также оказывает влияние и трансформирует мир, милитаризируя внешнюю политику и отношения между национальными государствами в областях, которые имеют мало или не имеют ничего общего с терроризмом. Список дополнительных мероприятий — противодействие распространению оружия массового уничтожения, борьба с ракетами большой дальности и беспилотными летательными аппаратами, которые теперь принадлежат всем, борьба с киберугрозами, борьба с пиратством, контроль за торговлей наркотиками и пресечение транснациональной организованной преступности, прекращение нелегальной миграции и торговля людьми — создает больше инфраструктуры и больше стимулов для организации.Хотя эта деятельность оправдана необходимостью борьбы с корнями терроризма, она расширила военные миссии и ослабила основные усилия.

И, наконец, вечная война преображает мир, способствуя усилению внутренней милитаризации и бросая вызов либеральному многостороннему порядку. Авторитаризм процветает во всем мире. Эпоха совместной глобализации, которая, как многие надеялись, заменит пять десятилетий холодной войны и приведет к эре миротворчества, медленно распалась.Национализм набирает силу по всей Европе и распространяется на другие континенты. НАТО — сердце западного интернационализма — идет во сне к мировому господству. Организация Объединенных Наций никого не объединяет и превратилась в бессильного стороннего наблюдателя. Даже надежные мировые миротворцы прошлого, такие как Швеция, укрепляют свои вооруженные силы и принимают чью-то сторону.

То, что началось как «глобальная война с террором» после 11 сентября, то, что президент Обама назвал «противодействием насильственному экстремизму», то, что Дональд Трамп называет «бесконечной войной», то, что СМИ называют «вечной войной», и то, что усталые генералы называют «войной пятого поколения», «гибридной войной», войной в «серой зоне» и «длительной войной», я называю «вечной войной».”

Стоимость была астрономической. С 11 сентября почти 11 000 американцев погибли в боях. Более 53 000 человек получили физические травмы, а бесчисленное количество людей получили психологические травмы. Из-за секретности это число смертей на тысячи больше, чем думает большинство людей. Это потому, что общепринятое число погибших американцев — более 7000 солдат, убитых — не включает число частных подрядчиков, которые также погибли. Это гражданские лица, некоторые высококвалифицированные техники, но некоторые просто охранники, которые становятся все более значительной частью машины, иногда добавляются, когда принимающие страны не хотят видеть людей в форме, иногда добавляются, потому что сами военные хотят скрыть сколько человек вовлечено в драку.К 2018 году количество убитых контрактников стало превышать количество солдат. Это не только говорит что-то глубокое о том, насколько исчезла из поля зрения бесконечная война; это также показывает, насколько мы отдалились от физических реальностей на земле. Для страны, которая так чтит своих павших воинов, так много незамеченных и непризнанных американских смертей — это двойной стандарт, как для правительства, так и для общества.

Сколько человек умерло за пределами Америки — это гигантская недостающая часть. По оценкам, после почти двадцати лет боев число погибших среди гражданского населения варьируется от нескольких сотен тысяч до двух миллионов убитых, в основном в результате хаоса, который стал преобладать там, где мы сражаемся.Еще миллионы людей были изгнаны из своих домов, что привело к кризису беженцев, который Организация Объединенных Наций называет худшим со времен Второй мировой войны. Где-то за всем этим скрывается еще большая загадка относительно того, сколько террористов было убито. Ни у кого, даже в американской разведке, нет точного числа. Спецслужбы даже не знают, сколько на самом деле террористов в мире. По общему мнению, их, вероятно, пара сотен тысяч, хотя кажется, что их количество все больше теряется в определениях того, кто является террористом, и, к сожалению, сколько новых создается каждый день.

Против этих террористов борются почти 8,5 миллионов военнослужащих США, НАТО и их партнеров по коалиции в Афганистане, Ираке и других странах. Конечно, 8,5 миллиона солдат — это не , сражение с парой сотен тысяч легковооруженных повстанцев. Это отчет о доступных ресурсах. Но число должно показать, что война с терроризмом — это совершенно другой вид войны, к которой неприменимы обычные силы и арифметика. И, как будет видно, это должно дать некоторое представление о том, насколько велика надстройка, которая выдерживает несколько тысяч, действительно сражающихся.

Наглядным показателем того, насколько огромна более крупная машина вечной войны, не только с точки зрения передовых войск, но и с точки зрения физической базы, связи и разведывательной сети, которая их поддерживает, является отчет о том, сколько денег мы тратим. С 2001 года войны на чужбине обошлись американскому налогоплательщику более чем в 6,5 триллиона долларов, что более чем вдвое превышает официальную информацию правительства. Это больше, чем оборонный бюджет всех остальных стран вместе взятых, за шесть лет расходов .Это вдвое больше стоимости годового медицинского обслуживания для всех американцев. Это в десять раз больше годового бюджета всей американской государственной школьной системы.

И что в результате? После двух десятилетий боевых действий ни одна страна на Ближнем Востоке — ни одна страна в мире — не может утверждать, что сегодня это безопаснее, чем было до 11 сентября. Каждая страна, которая сейчас является частью расширяющегося поля битвы бесконечной войны — от Пакистана до Ливана на Ближнем Востоке, от Сомали через Африку до Мали, в Южной и Юго-Восточной Азии и даже в Центральной и Южной Америке — представляет собой еще большую катастрофу. зоне, чем это было два десятилетия назад.

Будь то ястреб или голубь, демократ или республиканец, слева или справа, трудно не признать, что мир становится все более опасным местом. Руководители органов национальной безопасности согласны с этим. «Мы сталкиваемся с самым разнообразным и сложным набором угроз, которые мы когда-либо видели», — заявил Конгрессу в 2018 году Дэн Коутс, первый директор национальной разведки Трампа. Джеймс Клэппер, который предшествовал Коутсу на той же должности в администрации Обамы, предупреждал за два года. ранее почти идентичными словами, добавив, что «непредсказуемая нестабильность» стала «новой нормой».Генерал морской пехоты Джозеф Данфорд, председатель Объединенного комитета начальников штабов при Обаме и Трампе, сказал, что, по его мнению, планета переживает самое нестабильное время со времен Второй мировой войны. А предшественник Данфорда, генерал Мартин Демпси, писал, что «сегодняшняя глобальная среда безопасности — самая непредсказуемая, которую я видел за 40 лет службы».

Другими словами, ситуация ухудшилась, поскольку мы вели войну. Так как мы здесь оказались? Частично ответ заключается в том, что в то время как те, кто занимается национальной безопасностью, делают свою работу, мы не выполняем свою работу.Мы можем спорить о том, почему, но мы, граждане, не обращали внимания на мяч, живя своей жизнью, не затронутой войной. Во многом причина в том, что это как раз то время, в которое мы живем, все меньше и меньше людей затрагиваются войной, потому что все меньше и меньше требуется солдат , чтобы поддерживать современную машину. Система вечной войны продвинулась вперед — и она продвинулась на , в воздухе, в беспилотных системах, в киберсфере, в космосе и, что наиболее важно, в сети, которая связывает вместе все эти части, — туда, где ее больше нет. представлен армией и флотом, которые когда-то требовали общественного участия и жертв.И внимание.

Но машина также изменилась внутренне, теперь она способна продолжать сражаться, не нанося себе большого вреда. Мы еще не достигли того уровня, когда все сидят за клавиатурой, но большинство людей, которые работают в сфере национальной безопасности, поддерживают очень небольшое число тех, кто фактически находится на земле и участвует в боевых действиях. Это отношение сотен тысяч к одному. Физическая реальность реального боя — звуки и запахи войны — стала далекой почти для всех в сообществе национальной безопасности.Вершина достижения — максимизировать свои преимущества и не подвергать риску своих людей. И все же, если так обстоит дело с войной на , представьте, как и почему общественность может так легко жить, как будто войны вообще не было.

Это жуткая сделка, с которой мы живем. После 11 сентября казалось, что Соединенные Штаты будут преследовать террористов всеми возможными средствами и что война будет жестокой, кровавой и быстрой. Но у американских военных есть своя культура. Он борется с обещанием, что он не только остановит терроризм, но и сдержит последствия боевых действий.Американский способ ведения войны, зародившийся в последние три десятилетия в эту эпоху точности, — это умное оружие и удаленные инструменты, а также новейшие кибернетические и электронные акробатические приемы взлома вражеских сетей и систем. Сведение к минимуму смертей и ранений солдат и даже повреждений гражданского населения способствует беспрепятственному продолжению. Я не утверждаю, что нет большой опасности и жертв для тех немногих на земле, кто действительно сражается. Но американский способ сделать войну невидимой не только потому, что борьба с терроризмом требует секретности, но и потому, что военные полагают, что американская общественность не хочет знать, потому что она не готова жертвовать.И по этой причине американский способ ведения войны сохраняет предприятие, сводя к минимуму вмешательство извне.

Технологически обусловленный и растянутый на многие годы, одним из непредвиденных последствий этого стиля борьбы является то, что время также позволило создать все больше и больше террористов. Несмотря на столь целенаправленные усилия, несмотря на убийство Усамы бен Ладена и других лидеров террористов, ни одна организация не была ликвидирована. Действительно, постоянно появляются новые, в то время как существующие рассеиваются и распространяются в новых частях света.В отличие от предыдущих конфликтов, мертвые и обездоленные — не просто жертвы. В бесконечной войне многие из них и их родственники становятся солдатами для будущих сражений. Сейчас мы находимся на этапе, когда молодые мужчины (и женщины), родившиеся после 11 сентября, достаточно взрослые, чтобы выступить против нас с оружием в руках. И они это делают.

Тем не менее, мы не должны позволить преобладать изображениям слабости Америки. По сравнению с другими, с нашими противниками, у которых нет глобальной сети и которые не приобрели двадцатилетний опыт борьбы с современными инструментами, правда в том, что никто не может сравниться с Соединенными Штатами в военном потенциале.Я не согласен с тем, что Россия или Китай нас обгоняют или даже догоняют. У них может быть много вещей и даже более крупное оружие, и они, возможно, даже создали кибер-армии грубой силы, которые кажутся угрожающими и превосходящими. Но там, где материализуется реальный военный потенциал — в интеграции, в хореографии, в инициативе, в децентрализации и в любом глобальном масштабе, — нет никакого сравнения. Но хотя Соединенные Штаты являются самой могущественной страной в военном отношении, мы также потерпели поражение в нашей войне с терроризмом.Мало того, что это одна из центральных максим жизни, что каждый может выиграть битву и все равно проиграть войну, но есть более трудная правда, которая бросает вызов американскому самооценке. Мы не выиграли все битвы. Наш способ ведения войны и наш стиль ведения войны никогда не подходили для этой борьбы с терроризмом. Когда мы передаем борьбу секретным армиям, тратить столько энергии на убийство лидеров террористов — это неправильный подход. А убийство террористов в бою просто обрекает нас на бесконечный конвейер, чтобы делать это вечно.

В следующих главах я создаю более полную картину бесконечной войны и того, как она процветает, основываясь на примерах из реальной практики и событий. Я точно определяю практиков, которые поддерживают и защищают эту систему, которые построили эту систему и управляют ею в рамках своих собственных правил. Я также показываю, как борьба с терроризмом расширила борьбу не только географически за границу, но и далеко за пределы военных миссий. Последствия заключаются в том, что вечная война, особенно дома, больше не является военным делом — теперь она включает в себя правоохранительные органы и нечеткие армии национальной безопасности, и даже гражданские агентства, отвечающие за защиту критически важной инфраструктуры.Война никогда не была чисто военной проблемой, но расплата за непрекращающуюся войну заразила все наше общество, в то же время подталкивая это самое общество к тому, чтобы вносить все меньший и меньший вклад.

В заключение я сделаю три основных предложения. Во-первых, это гражданское общество, которое все больше отстраняется от всего военного, становится все более грамотным в вопросах национальной безопасности. Я утверждаю, что публика возобновляет участие и делает так, чтобы ее голос был услышан. Во-вторых, я выступаю за усиление гражданского контроля. Я призываю к новым кадрам гражданских экспертов, подобных тем, которые существовали во время холодной войны: контролеров вооружений и ядерных экспертов, которые стали достаточно осведомленными, чтобы бросить вызов генералам и статус-кво.И, наконец, я предлагаю «глобальный индекс безопасности», инструмент отслеживания, подобный Dow Jones, который бы количественно измерял наше состояние безопасности, то есть отслеживал прогресс или его отсутствие в нашей постоянной войне. Всем — экспертам по национальной безопасности, средствам массовой информации, политикам — так легко сосредоточиться на повседневных делах, постоянно создавая все новые угрозы, никогда не доходя до вопроса о том, действительно ли продолжение боевых действий достигает своей цели. цели. GSX может исправить это, вооружив публику итоговой оценкой, основанной на больших данных, а не на страхе или привычке.

Прекращение вечной войны — это не формула, и, как мы увидим, ее сторонники настолько широки и вездесущи, что любой единый набор политических предложений — прекратить боевые действия в той или иной стране или ликвидировать ту или иную программу или организацию — сводится к сильным и подавляющим аргументам и сторонникам. В конечном итоге прекращение вечной войны на самом деле означает психологический сдвиг, который происходит из понимания материальности происходящего и требует несентиментального взгляда на то, что мы на самом деле делаем.В Сирии или Афганистане или на остальном Ближнем Востоке, с Северной Кореей и Ираном, или даже против России и Китая, я делаю предложения, которые, как я считаю, в конечном итоге приведут к лучшим результатам, чем те пути, по которым мы идем. В своих предложениях я противопоставляю физическую реальность того, что мы на самом деле делаем, непреходящей цели: защитить американский народ и сделать мир более безопасным для наших детей. В этом отношении вечная война обернулась неудачей, и ее прекращение — действительно прекращение — очень важно.

Платье для эволюционного успеха — Выпуск 1: Что делает вас таким особенным

Представьте одну из тех схем восхождения человека, на которых изображена последовательность профилей от обезьяны, идущей на четвереньках, до упавшего гоминида и современного человека, стоящего прямо.Чего не хватает? Современный человек обнажен. Никаких аксессуаров!

Возможно, мы не найдем главы о моде в учебниках естествознания, но украшения и пошив одежды сыграли важную роль в нашем успехе как вида. На доисторических подиумах мы взбесили неандертальцев как по функциональности, так и по стилю, и впоследствии стали доминирующими гоминидами практически во всех климатических зонах на Земле.

Как я обнаружил из множества интервью с палеонтологами, антропологами, эволюционными психологами и историками моды, одежда не просто делает человека — она ​​делает нас людьми.Одежда и украшения тела превратились в набор инструментов человеческого общения и поведения, которые сформировали взлетно-посадочную полосу человеческой эволюции и культуры.

Одежда не просто делает человека — она ​​делает нас людьми.

Мода сыграла столь же важную роль в появлении современного человека, как музыка и танцы, искусство, юмор и язык, — говорит психолог-эволюционист Джеффри Миллер, доцент психологии Университета Нью-Мексико. «Это законная часть человеческой натуры.”

Это вряд ли новость для хорошо одетых мужчин и женщин. Тем не менее, объединение моды и науки в одном предложении может показаться немного странным. Итак, чтобы убедить вас в том, что гордость и волнение, которые вы испытываете, когда надеваете костюм от Armani или пару Manolo Blahniks, являются эмоционально законными, давайте вернемся к нашему эволюционному прошлому. Рассвет одежды показывает, что мы рождены, чтобы расхаживать.

Поскольку нет доисторических клочки одежды валяются, ученым пришлось проявить творческий подход в их квест, чтобы определить точку, в которой люди начали носить бесполезные вещи.Они начали почесали в затылке и поняли, что одним из подходов может быть анализ вши. Вши, приспособившиеся к одежде, казались ключевыми.

Действительно, недавний анализ вшей ДНК Дэвида Рида, младшего куратора млекопитающих Флоридского музея Естественная история обнаружила, что люди, вероятно, носили свою первую одежду — тело. включая вшей, около 170 000 лет назад, примерно через 830 000 лет после наших предков потеряли волосы на теле.

Почему мы теряем волосы на теле? спорно. Одна из ведущих теорий заключается в том, что потеря одежды позволила нам избавиться от предварительной одежды. вшей и других кровососущих, смертельных паразитов, которыми заражены наши предки. шерсть.Другая теория гласит, что когда мы вышли из леса в пылающий savannah, нам нужно было охладить температуру нашего тела, а открытые участки кожи потеют.

В любом случае, говорит Ян Гиллиган, биоантрополог Австралийского национального университета, специалист в доисторическое развитие одежды, дата 170 000 лет назад делает В смысле, поскольку это примерно совпадает с предпоследним ледниковым периодом 180 000 лет назад. «Люди начали носить одежду только тогда, когда им нужно было согреться», — говорит он.Гиллиган говорит, что несколько градусов ниже нуля по Цельсию представляют собой «предел терпимости человека к холоду без защиты».

Еще до повсеместного появления одежды, чтобы согреться, древние люди украшали свои тела. «Это очень вероятно, что мы украшали себя красками для тела, растительными материалами и шкуры животных на протяжении всей истории нашего вида », — говорит Нина Яблонски, палеобиолог из Университета штата Пенсильвания и автор книги Skin: A Natural History. «Украшение создает визуальную стенографию, которая мгновенно сообщает другим, кто мы и кого хотим чтобы общаться и кем мы хотим быть », — говорит она.

В Согласно летописи окаменелостей, украшения начали появляться примерно 75 000 лет назад. Археологи считают, что страусиные панцири использовались в качестве бус, а красная охра использовалась в качестве бус. наверное использовалась как краска для кузова. Ко времени верхнего палеолита в Европе 35000 человек. много лет назад наличие костных игл позволяет предположить, что люди делали сложные, пошитая на заказ многослойная одежда, защищающая их от холода.

Отсутствие сложной одежды у неандертальцев способствовало их исчезновению.

Одежда неандертальцев, в сравнение было дрянным. Гиллиган утверждает, что отсутствие у неандертальцев изощренного одежда способствовала их исчезновению, которое произошло во время внезапного, сильные похолодания около 40 000–35 000 лет назад. «Только современные люди сшитая по индивидуальному заказу одежда смогла переместиться в наиболее термически трудных мест, и только после того, как они изобрели иглы с глазками и другие технологии для производства сложной многослойной одежды, в том числе первое в мире нижнее белье, — говорит Гиллиган.

В период верхнего палеолита наши предки потратили огромное количество времени на украшение своей одежды. В Сунгире археологические раскопки к востоку от Москвы 26000 лет назад, около 12000 перфорированных бусин из слоновой кости мамонта. были найдены в могилах трех человек — взрослого мужчины и двух детей, — которые были пришиты к предметам их одежды. Археологи подсчитали, что это на изготовление каждой бусинки каменными орудиями потребовался бы час — тысячи часов работы. «Это не просто украшение», — говорит антрополог. Роберт Бойд, соавтор Not By Только гены: как культура изменила эволюцию человека .»Это большие вложения. Это проявление богатства ».

Итак, вы можете перестать беспокоиться о быть бельевой лошадкой; выставлять напоказ в ваших лучших обсуждениях не тривиально, но врожденная часть человеческой натуры. Полли Висснер, антрополог и профессор Университет штата Юта изучил, как племена охотников-собирателей в Калахари Desert используют украшения для тела, чтобы усилить индивидуальность и социальную принадлежность. взаимодействие. «Тот факт, что все люди чувствуют себя хорошо, когда знают, что хорошо выглядят, и плохо себя чувствуют, когда плохо выглядят, подсказывает, что квест хорошо выглядеть социально обусловленные стандарты — это биологическая предрасположенность », — говорит.

Можно сказать, что биологическое чувство моды не ограничивается людьми. Другие животные в украшениях. Крабы-декораторы прикрепляют на свои раковины водоросли, губки и анемоны для маскировки. Шалашники украшают места ухаживания искусными горами цветов, радужными ракушками, кусочками разноцветных грибов и другими предметами из лесной подстилки. Самым известным, конечно же, является то, что самец павлина распускает свои великолепные хвостовые перья, чтобы привлечь самок. И это правда, говорят нам эволюционные биологи, когда мы одеваемся, чтобы произвести впечатление, мы не так уж сильно отличаемся от гордого павлина или танцующей шалашниковой птицы.

Но большинство тактик демонстрации животных служат основным целям выживания и спаривания. Мы можем использовать моду, чтобы выразить широкий диапазон человеческих эмоций и намерений благодаря органу под нашей шляпой. Мода может рассматриваться как форма символической коммуникации («упрощающая замена чего-то сложного », — говорит приматолог Роберт Сапольски), стандартной операционной процедуры развитого человеческого мозга. Палеонтолог Ян Таттерсолл, автор книги «Становление» «Человек: эволюция и уникальность человека», , говорит, что мода является примером нашего уникальная когнитивная способность манипулировать смыслом и информацией.»Тело украшения и одежда, а также значение, которое мы придаем им, являются — тесно связаны с тем существом, которым мы являемся », — говорит Таттерсолл.

Wiessner идет дальше. Повторяя новаторский работа психолога развития Майкла Томаселло, который утверждает, что только люди способны чувствовать намерения друг друга, она говорит, что, поскольку мы можем «читать мысли других … мы можем приложить целую диапазон значений определенных телесных украшений, недоступных животным.”

«Мода — это показать, что у вас есть творческий потенциал или вкус, которых нет у других», — говорит Миллер.

Психологу-эволюционисту Миллер, выражение и понимание целого ряда значений — это отличительная черта даровано нам эволюцией как средство для привлечения сексуальных партнеров. В его 2001 book, The Mating Mind , — утверждает Миллер. что «наши умы развивались не только как машины выживания, но и как ухаживания. машины ». Он пишет, что человеческие черты, которые, кажется, не имеют прямого выживания преимущества — «юмор, рассказывание историй, сплетни, искусство, музыка, самосознание, витиеватость». язык, образные идеологии », призванные соблазнить и развлечь сексуальные партнеры.Это провокационный тезис, у которого есть свои критики, которые утверждают, что Миллер переоценивает роль полового отбора среди сложных биологических и культурные силы, сформировавшие нас как вид. Тем не менее, это мнение, что подчеркивает важность моды в выражении богатства личных и социальные черты.

Fashion »- это сигнализация и дисплей, это значит показать, что у вас есть ресурсы, творческий потенциал или вкус, которого нет у других », — говорит Миллер. «Вы получаете более высокий статус в своей группы и среди ваших соперников, и этот статус означает лучший доступ к еда и кров, дружеские связи и социальная поддержка.

Марк Твен, известный своими аккуратными белыми костюмами, однажды высказал мнение: «Обнаженные люди практически не имеют влияния в обществе». Великое остроумие было более глубоким, чем он мог представить. «Если другие люди одобряют вас, вы действительно имеете преимущество в человеческом обществе», — говорит антрополог Висснер. «Если вы можете представить себя позитивно и выглядеть привлекательно — даже если вы не особенно привлекательны, — это может показать богатство, это может показать социальные связи. У вас больше шансов заставить людей инвестировать в вас «.

Сегодня в обществе потребления с бесконечными выбор моды, у нас больше возможностей, чем когда-либо, для создания собственной идентичности и сигнализируйте о группах и субкультурах, с которыми мы связаны.«С массовым производством мода, — говорит Миллер, — вы показываете, что не умеете себе позволить, но какой вы человек, каковы ваши личные качества, какие ваши интересы и ценности. Разница между тем, кто носит черное, Футболка в стиле хэви-метал за 20 долларов и футболка-поло за 20 долларов — это не богатство, это об образе жизни, личности. Речь идет о том, чтобы показать, что вы являетесь участником определенная субкультура ».

Валери Стил, директор и главный куратор из музея Технологического института моды в Нью-Йорке, соглашается, что современные мода позволяет людям носить то, что они хотят, а не фиксироваться на месте в общественный строй.К примеру, по ее словам, люди с разным достатком «носят синие джинсы». Стил также напоминает нам, что мода позволяет нам улучшить нашу физическую форму. характеристики. «Одежда может заставить тело делать то, на что оно не способно поступить иначе — как очки улучшают видимость, так и обувь защищают мои ноги, — говорит она.

И технологии делают личность человека еще больше текучести. «Вся идея киборга связана с модой», — говорит Стил. В конце концов, добавляет она, протезирование можно рассматривать «как еще один вид аксессуара, который вы надеваете на свое тело, чтобы вам делать больше вещей.«Вскоре очки станут еще и носимыми. компьютеры. В настоящее время новая волна дизайнеров использует автоматизированное проектирование. для создания 3D-печати одежды для индивидуальных клиентов на основе сканирования тела. А также ученые создают материалы с помощью микроэлектроники, которые могут изменить узоры или цвета по прихоти или настроению владельца.

Как Тем не менее, мода использует нашу врожденную способность выражать, кто и что мы хотят быть, открывая новые двери для самовыражения и социального влияния.Смотреть снова на нашей карте восхождения человека. На этот раз представьте, что Homo sapiens правильно одет и аксессуары. Как может быть иначе? Без моды мы не были бы людьми вообще.

Жанна Карстенсен — писательница в Сан-Франциско. Ее работы появились в коллекции New.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторское право © 2022 Es picture - Картинки
top